В России есть школы, по хронологии жизни которых можно изучать историю образования в стране. Их здания помнят Петра I и Екатерину II, пережили войны и революцию, выстояли в кризисные времена тоталитарного социализма. Кто вкладывался в строительство школ, как много внимания уделялось их архитектуре и функциональности помещений, под какие нужды строения отбирались государством? Мы расскажем о десяти учебных заведениях, сохранивших образовательную функцию с начала своей жизни и до сих.


1

Сегодня: средняя образовательная школа № 222 «Петришуле» в Санкт-Петербурге

Раньше: здание школы при лютеранском приходе Святых Апостолов Петра и Павла St. Petri-Schule, 1763 года постройки

Петришуле больше 300 лет, она была основана в по приказу Петра I. Организовал школу его сподвижник вице-адмирал Корнелиус Крюйс — прямо в своей усадьбе, при лютеранском приходе Святых Апостолов Петра и Павла. Первое упоминание о заведении найдено в письме голландца Петру от 27 июля 1709 года.

Поначалу в одной классной комнате обучались дети разных возрастов, разной подготовки и даже разным предметам, что не способствовало хорошей обучаемости. Собственное здание на Невском проспекте, 22 – то, в котором школа находится и сейчас, — она получила в 1763 году. Его строительство во многом оплатил банкир, староста лютеранской общины при церкви барон Штегельман. Учебную деятельность финансировала церковь (немецкая лютеранская община была самой многочисленной и богатой в Петербурге)

Строил школу каменных дел мастер из Риги Мартин Людвиг Гофман, ранее работавший с мастером барокко Франческо Растрелли. Был ли Гофман автором проекта, неизвестно, однако черты позднего барокко в облике изначально двухэтажной школы действительно были видны. Здание в 19 веке не раз перестраивалось. Архитектор Джакомо Феррари надстроил третий этаж, а выпускник Петришуле Александр Пёль — четвертый. Он же сделал общую реконструкцию здания, построив центральный флигель и двусветный актовый зал «Aula» на втором этаже.

«Современный вид» школа обрела в 1915 году, когда архитектор Владимир Коллинз объединил более раннюю «мужскую» часть Петришуле с сиротским домом и женским училищем, построенными в начале 19 века. Здание школы стало пятиэтажным и больше особенно не менялось. К тому времени Петришуле стал крупнейшим средним учебным заведением России — здесь учились более 1600 детей. Занятия велись на немецком.

До начала Первой Мировой войны школа процветала. Затем на нее начались гонения, всю документацию и учебные предметы в приказном порядке стали вести на русском языке, школу покинули учителя, недостаточно хорошо знавшие русский. Описание школы того времени появится в книге Герберта Уэллса «Россия во мгле» — писатель побывал в Петришуле в 1920 году.

После начала Великой Отечественной войны в Петришуле работала 2-я Ленинградская спецшкола ВВС, а затем реставрационное училище, переросшее позже в училище им. Мухиной. Школа возобновила работу как мужская в 1944, женское отделение открылось спустя два года в здании со стороны Малой Конюшенной. В 1965 школы объединились, оставшись, правда, только в одной части здания. Другое его крыло сейчас занимает Петербургская музыкальная школа №18.

 

 

2

Сегодня: гимназия №9 в Екатеринбурге

Раньше: здание Мужской гимназии Его Императорского Величества Александра II 1852 года постройки

Гимназий в середине 1830-х годов во всем уральском регионе было только три: в Уфе, Перми и Тобольске. Состоятельные граждане Екатеринбурга отправляли своих детей учиться в столицы. Создать горную гимназию в Екатеринбурге просил еще переведенный туда Главным начальником горных заводов хребта Уральского генерал Владимир Глинка. Тогда ограничились более низким по статусу училищем, здание для которого было построено в 1852 году по проекту архитектора Карла Турского. Однако пришедший через пару лет к власти Александр II все-таки решил учредить в Екатеринбурге и мужскую гимназию. В итоге оба заведения несколько лет ютились под одной крышей.

Здание досталось гимназии в 1879 году. На верхнем его этаже разместился пансион, на втором — церковь, классы, библиотеки, физический кабинет, конференц-зал и комната для преподавателей. А на первом — канцелярия, квартира директора, инспектора, законоучителя и кухня. Во время реконструкции в 1912-ом к школе пристроили гимнастический зал площадью почти 69 м2 авторства архитектора Константина Бабыкина.

Гимнастический зал школы стал одним из самых больших и лучших в стране. В России развивалась реформа физкультурного образования, и директор гимназии Альфред Яненц пригласил для ведения модной тогда «Сокольской гимнастики» наставника из Чехии — Матвея Немца. Из той же Чехии было импортировано оборудование для зала.

Здание, впоследствии признанное памятником федерального значения, после революции у гимназии отобрали. В 1919 году его занял штаб Красной армии, а затем — правление Пермской железной дороги. Только в 1928, когда в городе был острый дефицит учебных заведений, дом вернули школе, причем сразу нескольким. В разное время там размещалось от двух до четырех школ. В период ВОВ в здании был госпиталь, школа №9 окончательно обосновалась там только в 1943 году. В 2006-2007 годах старейшая школа Урала была еще раз реконструирована — в рамках муниципальной программы ремонта ветхих школ.

 

 

3

Сегодня: Санкт-Петербургский губернаторский физико-математический лицей №30

Раньше: здание первого городского 12-классного начального училища имени Екатерины II 1897 года постройки

Среди выпускников Петришуле был историк и публицист, издатель журнала «Вестник Европы» Михаил Стасюлевич. Борец за открытие в городе новых учебных заведений, в 1890 году он был избран главой Комиссии по народному образованию. По его инициативе в Петербурге было открыто первое городское 12-классное начальное училище имени Екатерины II.

Что особенного было в училище?

Дело в том, что до 1877 года народного начального образования в Петербурге почти не было. На весь город — 362 учащихся. После появления Комиссии по образованию число училищ стало расти, но проблемы оставались.

Начальное училище того времени представляло собой, по сути, один класс на 50 учащихся. Размещались такие классы в съемных квартирах. А первые многоклассные училища были просто несколькими классами, объединенными в съемных помещениях больших размеров. Большие квартиры становились дефицитом, цены на их аренду росли, так что городу выгоднее стало строить собственные здания.

Идея Стасюлевича о строительстве многоклассного училищного дома встретила сопротивление. Серьезным аргументом против было указание на «великую опасность многоклассного училища как очага заразных заболеваний». Но проект Стасюлевича поддержала Городская дума, а император Николай I одобрил его как «практичный».

Новое здание, построенное по проекту архитектора Александра Гешвенда,  открыли в 1897 году. Это был четырехэтажный дом с комнатами для 12 классов (на 40, 50 и 60 учащихся), рекреационной залой, церковью, врачебным кабинетом, библиотекой, учительской и двумя квартирами — для заведующего и его помощника.

По требованиям школьной гигиены, во всех классах стояли сосуды для поддержания влажности, а на окнах висели термометры. Углы в учебных помещениях были закруглены — для большей свободы движения воздуха. А чтобы дети не скатывались по перилам лестниц, на конструкции надели железные кольца.

В 1900 году при училище по инициативе Стасюлевича и на деньги членов Комиссии по образованию была открыта первая в городе школьная столовая. Обед там состоял из супа, каши, киселя и хлеба, и стоил 5 копеек. Дети беднейших родителей ели бесплатно.

Школа трижды покидала свое здание – во время Первой мировой и Великой Отечественной войн, и в 1976 году. Тогда она уже в статусе специализированной математической объединилась с физической школой №38. Единая физико-математическая школа №30 разместилась в типовом строении на ул. Шевченко. В историческое здание школа вернулась 2005 году.

 

 

4

Сегодня: школа №57 в Москве

Раньше: здание Реального училища Карла Мазинга 1901 года постройки

Математика и инженера Карла Мазинга впоследствии назовут «дедушкой рабфаков». Народный титул он получит за идею по открытию Вечерних рабочих классов, будущих рабфаков, которое инициировал в конце 19 века.

Идеи профессионального народного образования занимали Мазинга всю жизнь. В 1877 году он основал и возглавил первое частное реальное училище, которое стало одним из лучших в Москве. Мальчикам там преподавали математику, физику, химию и обучали навыкам ремесла. К концу 19 века реальные училища стали общеобразовательными, а значит, их выпускники имели право на поступление в университет.

«Коммерческое училище К. К. Мазинга» поначалу размещалось в арендованных помещениях. Собственное здание в Малом Знаменском переулке для него построили в 1901 году на участке, купленном Мазингом двумя годами ранее. «Бабушка вспоминала, с каким трудом изыскивались средства (на землю) — брались кредиты в банке, у родственников и друзей», — писала впоследствии правнучка математика Елена Умнякова в «Московском журнале».

Математика и инженера Карла Мазинга впоследствии назовут «дедушкой рабфаков». Народный титул он получит за инициативу по открытию Вечерних рабочих классов, будущих рабфаков, которое инициировал в конце 19 века.

На участке, кроме здания училища, архитектором Григорием Ярцевым были построены два доходных дома (один к настоящему времени не сохранился). По словам Умняковой, заказывая архитектурные проекты, дедушка поставил условие: оба его дома и здание училища должны не только гармонировать, но и подчеркивать красоту церкви святого Антипия. Ради этого Мазинг даже уступил городу несколько саженей земли, чтобы выпрямить красную линию переулков.

Доходный дом Мазинга, выполненный в стиле модерн, позже признали объектом культурного наследия регионального значения. Здание школы памятником не считается, хотя его внешний облик со времен Мазинга практически не изменился. Снесли только балкон над входом.

После революции училище Мазинга упразднили. В 1918 году в его здании открылась экспериментальная «Школа эстетического воспитания» Наталии Сац — создательницы первого в мире Детского музыкального театра. Однако уже в 1920-е годы школу Сац преобразовали в обычную. Заведение стало популярно среди партийных деятелей – в нем учились, например, дети Иосифа Сталина и Вячеслава Молотова (до поступления в «образцовую» 25-ую). После всесоюзного процесса «борьбы с педологией» школу реорганизовали в Фабрично-заводскую семилетку, основной задачей которой было установление «связи школы с жизнью». А в результате преобразования в десятилетку ей присвоили номер 57.

 

 

5

Сегодня: центр образования № 175 (2-е подразделение лицея № 1574) в Москве

Раньше: здание гимназии Креймана 1905 года постройки

Отец будущего писателя Ильи Эринбурга Герш Гершонович пугал сына, приносившего плохие отметки из школы, что, когда его исключат, придется идти к Крейману. Гимназия Франца Креймана, одна из первых частных школ в Российской империи, считалась в то время педагогическим экспериментом. Туда принимали исключенных из казенных гимназий учеников.

В построенное для неё архитектором Николаем Шевяковым трехэтажное здание в Старопименовском переулке гимназия переехала в 1905 году. Деньги на строительство дома в классическом стиле выделило Общество выпускников гимназии Креймана. Крейман хотел подготовить достойного «человека-христианина» и гражданина, полезного для общества, совместив с классическим европейским образованием серьезное религиозное воспитание. В школе в разное время учились поэт Валерий Брюсов, архитектор Роман Клейн, священник Валентин Свенцицкий. Гимназия описана в произведении Марка Леви (М. Агеева) «Роман с кокаином», автор тоже был ее выпускником.

После революции гимназию национализировали, она стала «образцовой» школой №25 для партийно-правительственной верхушки. В школе учились дети Сталина, Молотова, Лаврентия Берии, внучки Максима Горького. В 1937 году Совнарком постановил, что образцовые школы нецелесообразны, и заведение получило номер 175.

Зимой 1941-го в здание школы во время авиационного налета попала немецкая бомба. Завалы ученики вместе с учителями разбирали несколько дней. Спустя 45 лет в школе проходили съемки эпизодов фильма Юрия Кары «Завтра была война».

Когда в 1943 в СССР ввели раздельное образование для мальчиков и девочек для лучшей подготовки к службе в армии, 175 школа стала женской — вплоть до 1954 года. В том же 54-ом здание школы надстроили, сделав пятиэтажным. Сейчас во дворе 175-ой школы открыт памятник ученикам школ Свердловского района, погибшим в Великой Отечественной войне, и стоит противотанковая пушка образца 1941 года.

6

Сегодня: средняя школа №21 в Санкт-Петербурге

Раньше: здание Женской гимназии Эмилии Шаффе 1907 года постройки

Пансион Эмилии Шаффе назывался «Maison d’Education», то есть «Дом образования». Но его с таким же правом можно было назвать и домом грядущей эмансипации, писал журналист и писатель Виктор Бузинов в книге «10 прогулок по Васильевскому».

Эмилия Шаффе была первой по успеваемости ученицей в Петришуле, но оставила школу после смерти отца в 1839 году, и в 15 лет начала давать частные уроки.  Педагогический опыт дал ей толчок к размышлениям о смысле женского образования и вообще роли женщины в обществе. «Девочкам нужно научиться рассуждать обо всем здраво и логически и сравняться с мужчинами в самостоятельности своих суждений», — напишет потом Шаффе.

В 1858 году в частной квартире отрылась ее школа, где вначале было четыре ученицы, а через полгода — уже 14. Шаффе сама вела большинство уроков, практически не пользуясь учебниками. Историю изучали в Эрмитаже, ботанику – в Ботаническом саду, географию — на берегах Петровского острова, на арифметике дети не только решали задачи, но и сами составляли их. Шаффе отказалась от стереотипа, что женское образование должно быть гуманитарным. Первой в Петербурге она ввела в школе курсы физики, алгебры и геометрии. Один из первых детских садов в городе тоже появился при ее школе в 1866 году.

Места заведению стало не хватать. Вначале Шаффе, купившая участок под домом, где шли занятия, переделывала соседние со своей школой помещения (архитектором был Василий Кенель). Затем по проекту друга ее приемного сына, архитектора Карла Шмидта, началось строительство нового «Дома образования». Четырехэтажное здание в стиле «рационалистического модерна» (модерна, начинающего перетекать в конструктивизм) было готово 1907 году. Шаффе не увидела его – она умерла в 1906-ом. К тому времени Министерство народного просвещения по просьбе Шаффе преобразовало школу в гимназию, что лишило заведение частного статуса. Гимназия была одной из самых знаменитых в Петербурге.

После революции гимназия перешла в ведение государства, но учителя отказались принять условия нового правительства, и заведение прекратило работу. Сейчас в бывших зданиях «Дома образования» находится школа №21. Оба строения являются выявленными объектами культурного наследия народов РФ.

 

7

Сегодня: средняя общеобразовательная школа №10 в Ногинске

Раньше: здание Двухклассного училища при Богородско-Глуховской мануфактуре Арсения Морозова 1908 года постройки

Ногинскую школу построил на свои деньги промышленник Арсений Морозов, правнук основателя знаменитой династии предпринимателей Саввы Морозова.

Арсений Морозов был очень образованным человеком, учился в России и в Англии, знал несколько языков. Он управлял Богородско-Глуховской текстильной мануфактурой вплоть до революции 1917 года, при нем фабрика достигла наивысшего развития, а в Глухово и Богородске развернулось масштабное строительство. На территории современного Ногинска построили корпуса фабрики, общежития для рабочих, особняки для иностранных специалистов и инженеров, школы и церкви.

В 1908 году рядом с Новоткацкой фабрикой Морозов открыл фабрично-заводскую школу для детей текстильщиков. Оборудование на фабрике было сложное (все Морозовы на мануфактурах предпочитали английские станки), нужны были квалифицированные кадры. Изначально школа была мужской четырехлеткой, но с 1914 года стали брать и девочек, обучение стало восьмилетним.

Внучка промышленника вспоминала, что после революции Морозов спокойно воспринял национализацию и продолжал жить недалеко от мануфактуры. Однако любил остановить шедшего навстречу рабочего, и с ехидством спросить: «Что, дождался своей власти, чорт-дурак, а фабрика – встала?», — рассказывает портал Ногинского муниципального района. Производство тогда, и правда, резко пошло на спад. Зато школа продолжала действовать вплоть до Великой Отечественной, а в военные годы ее здание приспособили под госпиталь.

Двухэтажное строение в стиле модерн авторства архитектора А.М. Маркова не изменилось до сих пор. Сохранилась даже мозаика, которой украшен фасад здания, а внутри — чугунные перила, фрески, лепнина, огромные потолки, майоликовый расписной фриз на темы образования и ремесел.

 

 

8

Сегодня: структурное подразделение №330 школы №2095 «Покровский квартал» в Москве

Раньше: здание Елизаветинской женской гимназии-пансиона 1912 года постройки

Здание в Большом Казеном переулке построили в 1912 году специально для Елизаветинской женской гимназии-пансиона. В ней обучались девочки, чьи отцы погибли на русско-турецкой войне 1877-1878 годов (в то время дети, потерявшие отца, считались сиротами).

Сначала гимназия, основанная при Доме воспитания сирот в 1884 году, находилась в одном с ним здании на Маросейке. Однако к началу 20 века в заведении, помимо пансионерок, учились и девушки, живущие в семьях, так что места стало не хватать. В центре Москвы уже тогда было мало свободной земли. Участок, не занятый под жилье или строительство, был куплен за 350 000 рублей «Обществом поощрения трудолюбия», для этого взявшим у различных организаций деньги под проценты.

На разработку проекта нового помещения гимназии объявили конкурс, победила работа Ивана Рерберга.  Четырехэтажное здание в стиле неоклассицизма с фасадом в классическом стиле, с колоннами и портиком построили меньше, чем за год. Там были кухня, столовая, кладовые, квартиры для администрации и персонала, а еще домовая церковь и бальный зал. В 1936 году к школе достроили пятый этаж.

При создании гимназии очень помогала Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова (в честь нее заведение и названо). В 20 веке гимназия содержалась, в основном, на благотворительные средства. Еще одним источником поступлений были доходы от концертов таких композиторов, как Антон Рубинштейн и Петр Чайковский.

После революции гимназия стала общеобразовательной школой. Сейчас в здании на Большом Казеном обучаются 10-е и 11-е профильные классы и классы распределенного лицея НИУ ВШЭ.

9

Сегодня: средняя общеобразовательная школа № 11 в Иркутске

Раньше: здание Городского четырехклассного училища имени Николая Гоголя 1915 года постройки

Проект здания училища имени Н.В. Гоголя в начале 20-го века вызвал острую полемику у городских властей. Первый его вариант, предложенный инженером М. Южаковым городская дума не утвердила. На второй согласилась (интересно, что среди его авторов был инженер Казимир Миталь, к тому же работавший гласным думы). Однако в отзыве городской управы на проект было сказано, что разработку фасадов надо доверить другому архитектору. Миталь создал несколько проектов зданий городских училищ, а внешний вид каждой школы должен быть индивидуален и «выражать мысль, соответствующую назначению самого здания», — отмечалось в отзыве управы.

Так что разработку фасадов училища отдали архитектору Николаю Добачевскому «с платой не более 1% стоимости здания». 9 октября 1914 проект был готов.

Проект был составлен в русском стиле, «с дорогостоящими теремами». Известно, что Добачевскому заплатили не менее 400 рублей (школа строилась на городские деньги).  Открытое в 1915 году училище имени Гоголя располагало техническими достижениями того времени – электрическим освещением и паровым отоплением.

Школа того времени была не только местом учебы: там жили учителя и обслуживающий персонал. На первом этаже училища находилась квартира директора, канцелярия, гардеробная, библиотека. На втором была большая рекреация, где дети играли во время перемен, и четыре классных комнаты. В здании также были аптека, кабинет врача и педагогический музей, зато не было ни спортивного зала, ни столовой.

В 1918 училище было переименовано в Тургеневское. По этому поводу газета «Сибирский голос» иронизировала: «В день столетнего юбилея Тургенева Иркутская городская дума, чтя память писателя, переименовала училище имени Гоголя в Тургеневское. А когда будет юбилей Пушкина, Тургеневское училище будет переименовано в Пушкинское. И так далее. Дешево и сердито». В каком-то смысле журналисты оказались правы. В 1940 году школа снова сменила имя, став школой имени Маяковского.

Во время Великой Отечественной в здании школы размещался госпиталь. После Победы он долго не хотел освобождать школьное здание, ученики попали туда уже зимой 1945 года, парты катили по снегу. На следующий год своими силами на месте двух классов построили спортивный зал. В 1959 году его расширили: к зданию пристроили новое крыло. Капитальную реконструкцию строения провели только в 2007 году, школе уже было 92 года.

10

Сегодня: средняя общеобразовательная школа №327 Невского района в Санкт-Петербурге

Раньше: здание Школы имени Коммунистического интернационала молодежи 1929 года постройки

«Школа на улице Ткачей» считается одним из лучших образцов конструктивизма в городе. Описание строения авторства архитектора Григория Симонова есть во многих книгах и сборниках о ленинградском авангарде.

Здание, построенное в 1929 году, состоит из трех вытянутых параллельных корпусов, соединенных переходом на уровне второго этажа. Сверху это выглядит как огромная деталь Тетриса, в которую въехал грузовик. Здание увенчано башней обсерватории, которая сохранилась до сих пор. Есть предположение, что в проектировании школы участвовал Лазарь Хидекель, соратник Казимира Малевича, один из пионеров супрематической архитектуры.

Школа строилась в одном из районов массовой застройки 1920-х годов – как «объект обобществления быта» для рабочих предприятий неподалеку. Заведение было рассчитано на 1540 учащихся. Старшие и начальные классы разделили по корпусам разной высотности: в школе от трех до пяти этажей. В здании не было бесполезно пустующих пространств.

Библиотека и столовая размещались в галерее-переходе, соединяющей корпуса, а спортивный и актовый залы — в промежуточном корпусе. Интересно, что этот корпус мог функционировать независимо от школы — как клуб.

В здании школы вообще воплотилось много новаторских приемов. Например, по идее Симонова, простенки между оконными проемами школы окрасили контрастной темной краской, и те сливались со стеклом, что создавало эффект широких окон. Так получалась имитация единого лежачего проема или даже ленточного остекления, излюбленного в конструктивизме. В каждом классе было тройное окно, обращенное на юг, это давало много света и воздуха. Столбы, на которых стояла соединительная галерея, тоже были темными, как и поддерживаемые ими части, что создавало «эффект полета», отмечается на архитектурном сайте Петербурга Citiwalls. Сейчас все здание окрашено в традиционный для постсоветских школ светло-желтый цвет.