«Удаленушка» пришла в российские школы немного раньше, чем стала реальностью для всей страны. К внезапным «длинным выходным» ученики и педагоги подошли уже с небольшим опытом того, как происходит работа на дистанте. Мы сделали серию интервью о том, как живется на удаленке российскому образованию. Что происходит в столичных частных и государственных школах? Есть ли дистант в селе? Что думают об учебе он-лайн  ученики?


Первая беседа из этой серии – разговор с сопредседателем профсоюза «Учитель» и преподавателем московской государственной школы «Интеллектуал» Всеволодом Луховицким. Как выглядит дистанционка в Удмуртии, что говорят о школьном дистанте СанПиНы, и как учителя поддерживают друг друга в он-лайне.

Как можно описать происходящее сейчас в российских школах — в частности, в вашей?

То, что происходит в моей школе — никак не похоже на то, что происходит в большинстве школ России. Я работаю в школе «Интеллектуал», мы уже вторую неделю проводим уроки он-лайн — директор сразу распорядился, чтобы мы писали заявление о переводе на дистанционную работу. У нас значительная часть коллектива – молодые учителя, и так работающие с разными интернет-технологиями. Поэтому для многих этот переход был не таким тяжелым, как для большинства учителей российских школ. Хотя все равно приятного мало. Эта работа психологически, эмоционально и даже физически гораздо тяжелее, чем работа в классе. Хотя бы потому, что все время надо сидеть в неидеальном положении перед экраном компьютера.

А вот что происходит в обычных школах России. Мне прислали фотографию из Удмуртии — что из себя представляет дистанционное обучение там. Доска, на ней мелом написано задание, сфотографировано и отправлено детям через электронный журнал. Это реальность, так оборудованы наши школы. Хотя министр образования говорит, что все школы России безусловно готовы к дистанционному обучению.

По вашим оценкам, сколько таких школ, учителя которых для дистанционного обучения будут фотографировать доску?

Я думаю, достаточно много. Сельские школы, школы в маленьких городах. Я не знаю, что собой представляет дистанционное обучение в селах, но думаю, что там дети как ходили, так и ходят в школу. Кто там будет проверять?

Плюс есть еще вопрос технической оснащенности самих учеников. Между прочим, даже у меня в школе есть дети, у которых нет своего ноутбука. Это нормально. Предположим, семья из пяти человек, два ноутбука и три ребенка — как их делить? Получается, дети выходят на урок через свои мобильные. Это тем более не очень удобно.

Главное, чего я боюсь — что в результате будет решено, что интернет-образование у нас успешно показало эффективность. И в будущем году скажут: «А давайте половину уроков так проводить» или начнут ликвидировать сельские школы под предлогом перевода на дистанционное обучение. Если это закончится просто тем, что карантин отменят и скажут: «Все, ребята, работаем дальше», — будем считать, что малой кровью отделались.

Я не вижу ничего хорошего в дистанционном обучении. Я вижу, что это чрезвычайная ситуация, необходимость, не мной придуманная, и единственное, что я могу сделать в данном случае – в силу своих умений как-то приспособиться к этому. Но, безусловно, как только ситуация изменится, я буду работать так, как я работал раньше.

 

Как организована «удаленка» в «Интеллектуале»? Вы проводите урок он-лайн, не записываете его? Все предметы остались в расписании?

Физкультура не проводится, а все остальные предметы у нас есть. Выбрана платформа Zoom, ей пользуются сейчас многие. Я провожу только очные уроки. Я работаю со средним звеном, и читать детям в 5-7 классе лекции, считаю, безобразие. И потом, детям нужно, прежде всего, общение. Да, могут быть записаны какие-то демонстрационные уроки по физики, химии, может быть, биологии и географии. И то очень незначительная часть, потому что такой урок не восполнит ребенку возможность пощупать руками чучело птицы, слить в пробирочку вещества или что-то самостоятельно показать указкой.

Намного увеличилось ваше время подготовки к уроку?

Да, раза в полтора, не меньше. Приходится менять всю методику преподавания. Я учитель с приличным стажем работы, и мне сейчас нужно к каждому уроку переделывать задания. Потому что все, что было подготовлено для уроков в классе, совершенно не подходит для дистанционного обучения.

Приведу самый простой пример: учитель русского языка достаточно часто дает детям задания вроде «вставьте пропущенные буквы» или «исправьте ошибки» в предложениях. И, как правило, учитель не выдумывает каждый раз эти предложения, а берет их в художественных или публицистических произведениях. Но понятно, что если сейчас я пошлю такое задание детям, то никто им не помешает тут же найти эти предложения в интернете и вставить все буковки, запятые и т. д.

А сколько уроков на экране может осилить школьник? Какая продолжительность для них оптимальна?

Считается, что современные дети все время сидят в гаждетах, но постоянные учебные видеоконференции для них – это очень сложно. Они не могут нормально пошевелиться, повернуться, поболтать с приятелем.

Есть СанПиН, которые говорят, что больше 30 минут подряд ребенку нельзя сидеть перед компьютером, а урок все-таки длится 45 минут. Преподавателям приходится придумывать разные варианты, как детей отвлечь, провести не целый урок, а дать им задание, чтобы они оторвались от компьютера.

Зачастую учителя исходят не из норм СанПиНов, а из своих возможностей, а также из требований администрации. Есть директора, особенно в допобразовании, которые проверяют, чтобы урок ни в коем случае не был короче заявленного времени. Я думаю, из соображений перестраховки. Этому, безусловно, надо сопротивляться.

Когда школы массово перевели на дистанционку, министерство образования дало какие-то общие рекомендации насчет формата урока, программного обеспечения, которое лучше использовать?

Нет. Даже если бы они дали рекомендации, они носили бы не обязательный характер, потому что никто не может командовать школе, какими подходами ей пользоваться.

Да, но в форс-мажорной ситуации, возможно, ориентиры как раз нужны.

Нет, никаких ориентиров не было. Кроме рекомендации пользоваться МЭШ (Московской электронной школой). Ряд школ действительно попытались учить детей через эту МЭШ. Но она совершенно не работает. Качество заданий ужасное, уроки ужасные, плюс она постоянно виснет. Как только МЭШ попытались более-менее массово воспользоваться, она рухнула.

Учителя сейчас находятся в колоссальном стрессе. Есть какие-то методы поддержки друг друга?

Все учителя сейчас очень активно общаются друг с другом. Каждый, кто узнал что-то полезное, сообщает в профессиональные чаты. У меня сегодня был вебинар в «Первом сентября», треть вопросов была именно про то, как организовывать онлайн обучение. Я так понимаю, многие пользуются Zoom и Google Doc. Ну, а дальше кто во что горазд.

Как думаете, этот опыт, через который сейчас проходят все школы, что-то изменит в российском школьном образовании? Может, часть детей не вернутся в школу, потому что потенциально были готовы перейти на семейное обучение, а сейчас попробовали и им понравилось.

Нет. На семейное обучение сейчас переходят дети в 10-11 классе, чтобы готовиться целенаправленно к олимпиадам и к поступлению, не тратить время на изучение предметов, которые, как им кажется, не нужны. Такое бывает, особенно в крупных городах типа Москвы. Но представить себе, чтобы массово дети начали переходить на дистанционку, невозможно. Во-первых, это не понравится родителям. В Москве все родительские чаты уже полны возмущения и гнева, особенно в связи с работой этой самой МЭШ. Не думаю, что и дети будут рады не ходить в школу – там у них все-таки общение.

А что-то хорошее в дистанционном обучении есть? Может, вы какие-то новые практики для себя почерпнули?

Нет, я не вижу ничего хорошего. Я вижу, что это чрезвычайная ситуация, необходимость, не мной придуманная, и единственное, что я могу сделать в данном случае – в силу своих умений как-то приспособиться к этому. Но, безусловно, как только ситуация изменится, я буду работать так, как я работал раньше.

Иллюстрация цитаты Всеволода Луховицкого: фото Анна Артемьева / «Новая газета». Фото анонса: Change.org