Хилла Руданко - архитектор, партнер финского архитектурного бюро Rudanko + Kankkunen
Первой нашей школой был социальный проект в Камбодже. Школа стала самым открытым местом деревни Сра Поу - культурным центром, который дал толчок к развитию жителей

— Хилла, ты тоже когда-то училась в школе, какую школу ты окончила?

— Я училась сначала в маленькой школе в отдаленном районе Хельсинки, потом – в обычной большой городской школе, а затем – в гимназии Рессу, в старинном здании в центре города. Своих детей у меня пока нет, но сейчас мы живем в новом районе Яткясаари: недалеко от нас строится школа. Я каждый день с любопытством наблюдаю за этим процессом.

— Почему мы вообще хотим, чтобы дети посещали школу, когда сегодня любое образование возможно получить онлайн?

— В наше время школа – это не место получения знаний. Это скорее среда для социализации. Здесь учатся быть частью общества, работать в команде. Именно эти задачи, кстати, озвучены в новом финском учебном плане — каррикулуме 2016 года. Это ключевое пособие не только для всех школ Финляндии, но и для нас, архитекторов. В нем указано множество нюансов, в том числе архитектурных.

— Кажется, согласно этому документу, архитектурное бюро не может браться за школы, если у него в портфолио нет хотя бы одной уже построенной? 

— Это не правило, а, скорее, тенденция. Архитектурное бюро чаще всего выбирает муниципалитет. Загруженным работой чиновникам проще всего выбрать то бюро, у которого уже есть соответствующий опыт, поэтому в конкурсах зачастую вводится правило – три осуществленных проекта школ. Недавно я принимала участие в жюри конкурса на реконструкцию школы Якомяки, которая через три года превратится в крупный комплекс с детским садом, бассейном, домом молодежи и игровым парком. Конкурс выиграл совместный проект одного очень опытного бюро и совсем молодых ребят. Вот хороший пример, как архитекторы без опыта постройки школ могут влиться в эту область.

— Какой была ваша первая школа? Вам удалось реализовать в ней все, что вы задумали?

— Первой нашей школой был социальный проект в Камбодже, в провинции Удонг. Это примерно в 50-ти километрах от ближайшего города. Несколько веков назад тут была столица страны, это исторически очень важная территория. Мне до сих пор кажется удивительным, что мы реализовали этот проект. Школа стала самым открытым, доступным, интересным местом деревни Сра Поу, своеобразным культурным центром, дала толчок к развитию ее жителей. Мы скептически относились к проекту, не рассчитывая на то, что сможем найти финансирование и осуществить постройку. Тем не менее, все получилось: эта школа сильно отличается и от привычных нам, европейцам.

— Как вы попали в этот проект? Кто был его инициатором?

— Это наш студенческий проект. Совместно с гуманитарной организацией NGO Blue Tent мы спроектировали центр, который мог бы оказывать образовательные и медицинские услуги в удаленных районах развивающихся стран. Организация NGO Blue Tent была настроена решительно и активно искала финансирование для строительства. Мы тоже стали искать: конечно, мы хотели, чтобы наша студенческая работа превратилась в реальный обьект.

— Я читала, что эта школа – «ручной работы». Что это значит?

— Здание построено вручную из саманного кирпича, который делают в маленькой мастерской в соседней деревне. Из этих кирпичей местные жители строят свои дома. Все остальные материалы также произведены вручную в локальных мастерских: деревянные двери, пол, мебель. Таким образом, при постройке этого центра все жители так или иначе оказались вовлечены в процесс, поэтому они считают школу своей, родной, а не чужеродным объектом, как это часто случается в таких ситуациях. Но главной целью было все-таки организовать процесс обучение, и в конце концов это удалось. Проект стартовал в 2010 году, в 2012 мы ездили оценить результат, что-то подкорректировать, и до сих пор общаемся со школьной командой.


— Расскажи об опыте участия в другом иностранном проекте: в конкурсе на проектирование «Умной школы» (Smart school) в Иркутске. Это ваш первый проект для русского рынка?

— На данный момент — это наш первый и единственный проект в России. Мы получили предложение участвовать в тендере и отправили заявку. Много прочитали о культуре, климате, почве региона, но сами в Иркутске ни разу не были. Поездка предполагалась для победителей, мы же заняли второе место.

— Кто пригласил вас принять участие: директор школы, инвестор? Как думаете, почему именно вас выбрали среди других архитектурных бюро?

— Нас пригласила КБ Стрелка, которая выступила организатором конкурса. Основными критериями отбора были качество работ, а также результат экспертизы: насколько мы сможем выполнить поставленные задачи через проектирование. Техническое задание было составлено очень хорошо, задачи соответствовали последним мировым тенденциям.

— Вокруг какой идеи строится концепция проекта?

— Умная школа — это гигантский образовательный центр с возможностью проживания для учеников, спортплощадкой и другим функционалом. Мы не хотели концептуально отделять школьное пространство от жилого, поэтому предложили перемешать и расположить все помещения с разными функциями вокруг центрального площади.

— С какими сложностями вы столкнулись при участии в проекте?

— С гораздо меньшими, чем ожидали! Все совещания проводились удаленно, не нужно было лететь в Москву или Иркутск, все было организовано очень качественно. Изначально мы опасались недопонимания, языковых барьеров, проблем в коммуникации, но все прошло отлично.

— В чем основная разница в работе с финским и с русским заказчиком?

— Разницы меньше, чем предрассудков. Кажется, что в России больше правил и ограничений, чем в Финляндии, но на самом деле это не так, их одинаковое количество. Просто местные правила мы хорошо знаем, а российские – нет, на старте это вызывает сложности. Когда их изучишь, то количество уже не пугает, а цель все равно одна и та же – построить современное и комфортное школьное здание. В Финляндии у нас был русский клиент, для которого мы проектировали жилой комплекс. Я не испытывала никакого дискомфорта, не ощущала разницы менталитетов, ничего такого, с чем я бы не могла столкнуться в Финляндии.

— Какой был бюджет у этого проекта?

— Достаточный, если говорить о конкурсе – об осуществлении проекта сказать ничего не могу. В Финляндии, когда речь идет о государственных или муниципальных проектах, бюджет почти всегда очень ограничен; когда это частные проекты – где-то можно сэкономить, а где-то, наоборот, потратиться на более качественные материалы – обо всем можно договориться с заказчиком.

— Были ли вы когда-нибудь в обычной государственной русской школе?

— Нет никогда, но понимаю, что она сильно отличается от продвинутой «Умной школы».

Фото: школа в Камбодже, проекты школ Споонлахти (Финляндия) и «Умная школа» (Иркутск)

Первой нашей школой был социальный проект в Камбодже. Школа стала самым открытым, доступным, интересным местом деревни Сра Поу, своеобразным культурным центром, дала толчок к развитию ее жителей.

Здание построено вручную из саманного кирпича, который делают в маленькой мастерской в соседней деревне. Из этих кирпичей местные жители строят свои дома. Все остальные материалы также произведены вручную в локальных мастерских: деревянные двери, пол, мебель. Таким образом, при постройке этого центра все жители так или иначе оказались вовлечены в процесс, поэтому они считают школу своей, родной, а не чужеродным объектом, как это часто случается в таких ситуациях. Но главной целью было все-таки организовать процесс обучение, и в конце концов это удалось. Проект стартовал в 2010 году, в 2012 мы ездили оценить результат, что-то подкорректировать, и до сих пор общаемся со школьной командой.

— Руководитель «Умной школы» Марк Сартан в своих интервью формулирует цель: вырастить самостоятельного человека, умеющего ответственно распоряжаться собственной жизнью. Есть ли такая цель в финском каррикулуме? Может ли архитектура способствовать достижению этой цели и как?

Каррикулум заметно влияет на образование. Он, конечно, не устанавливает абсолютные критерии, и даже еще не взят в оборот во всех школах, но в прописанных в нем педагогических приоритетах безусловно подчеркивается важность воспитания самостоятельности в детях.

На уровне архитектуры — это, например, возможность выбирать уже в младших классах зоны для работы, определять ее характер — индивидуальный или групповой. Архитектор должен построить пространство так, чтобы оно давало возможность такого выбора и поощряло его. Он также может помочь учителю перестать быть авторитарным источником информации у доски, и стать помощником для каждого ученика.

— Финляндия славится любовью к экологичным материалам, альтернативным источникам энергии – выгодно ли это экономически при строительстве школ, или это дань архитектурной моде?

— Солнечные панели рентабельны лишь в том случае, если их ставят сразу в большом количестве и подключают к сетевой накопительной системе, чтобы энергия не испарялась, а накапливалась, и могла быть при необходимости использована. У маленьких школ нет возможности устанавливать такие дорогостоящие системы. Чаще всего в школьных зданиях покрывают солнечными панелями всю крышу, и направляют солнечную энергию на что-то конкретное, например, на освещение. Такие системы также часто используются в преподавании: учащиеся знают, откуда и каким образом в школьное здание поступает электричество, подсчитывают расход на уроках математики, экономию – на уроках обществознания и экологии, изучают цепи и аккумулирование энергии на уроках физики и так далее. Кстати, в последнее время все чаще используется геотермальное отопление. Например, в школе Сипоонлахти с его помощью организованы вентиляция, отопление и охлаждение здания.

— Сейчас также очень популярно ставить в школы электронную начинку, чтобы была возможность управлять зданием с гаджетов.

— В Финляндии набирает популярность программа «Моя школа» (MySchool), идея которой состоит в том, чтобы в любой момент можно было посмотреть, как здание функционирует: потребление электричества, уровень углекислого газа, температуру, движение потоков воздуха и прочее. Эта программа используется в качестве образовательной, это инструмент для учебы.

— Соразмерность и масштаб: какие школы выгоднее строить?

Школа-центр – это тренд. Сейчас Финляндия идет по пути объединения маленьких школ в крупные районные центры, оборудованные разнообразными классами, помещениями и залами, вечерами использующимися для занятий жителями района. Здания школ становятся все крупнее: происходит интенсификация, у которой есть и сильные, и слабые стороны. Чего только нет в таких зданиях: и детский сад, и библиотека, и помещения для вечернего досуга, и спортивный зал, и даже районный кабинет зубного врача.

С другой стороны, небольшие здания кажутся школьникам более уютными. В крупных же есть возможность оборудовать множество уникальных помещений: кабинеты для уроков труда со швейными машинками, токарными и фрезеровочными станками, печами для обжига керамики, плитами и духовками для уроков кулинарии. Обратная сторона медали для Финляндии заключается в том, что в такие крупные центральные школы детям из отдаленных частей города теперь гораздо сложнее добираться.

— Как вы работаете с педагогами, детьми, жителями района при проектировании школы?

У хельсинкских архитекторов есть своя организация «Новый город» (Uusi kaupunki), в рамках которой мы проводим мастер-классы, коллоквиумы, дискуссии.

Когда в районе возводят такой большой центр, какими сейчас являются школы, это отражается на всей инфраструктуре. С одной стороны, у жителей будет возможность посещать вечерние мероприятия, спортивные секции, с другой – количество приезжающих сюда людей заметно вырастет, то есть надо продумать общественный транспорт, велодорожки, парковки.

Жители района могут подать замечательные идеи, высказать конструктивные пожелания, поэтому во время проектирования мы собираем всех желающих, рассказываем о своих планах, показываем наброски, схемы, 3D-модели, делимся информацией на сайте «Нового города». Лучший эффект обратной связи происходит как раз при встрече с жителями и будущими школьниками лицом к лицу. Нам кажется, что это важная часть работы.