СТАТЬЯ


Школьник на работе:
как подростку устроиться на стажировку
или практику


Текст: Ксения Докукина
На днях президент Владимир Путин пообещал тратить по миллиарду рублей в год на то, чтобы школьники могли стажироваться у реальных работодателей. Пока что выбор у детей до 18 лет, решивших трудоустроиться, неширок: подавляющее большинство вакансий – низкоквалифицированный труд вроде расклейщиков объявлений и промоутеров. Заняться квалифицированным трудом обычно получается по знакомству или большой удаче. Однако и самостоятельно найти такие вакансии можно – что мы и постарались сделать.
«Пусть учится девочка»

Адель Шайхутдинова, тогда ученица 10 класса лицея Высшей школы экономики (ВШЭ), очень хотела стать дизайнером. Увидев ее рисунки, знакомая из студии Артемия Лебедева предложила ей пройти стажировку там. Но когда о предложении узнал сам руководитель студии, он сказал что-то вроде «пусть учится девочка», - говорит Адель. Ее это ужасно разозлило. Вместе со своей одноклассницей Анной Карандашёвой Адель решила самостоятельно организовать стажировки лицеистам. Это было в 2015 году.

«Схантить себе работодателя» школьницы пытались и на ярмарках вакансий, и на внеучебных мероприятиях, где участвовали или волонтерили, говорит Адель Шайхутдинова. «Писали в компании длиннющие умные письма с предложениями о сотрудничестве, которые невозможно было читать», - оценивает свой труд трехгодовалой давности Анна Карандашёва, сейчас студентка факультета экономики ВШЭ и стажер фонда Itech capital.

Большинство из десятков компаний, куда обратились девушки, промолчали или отказались. Однако несколько фирм откликнулись, сотрудничество получилось с четырьмя из них: экосистема для стартапов #tceh, развлекательный центр для детей Кидбург, исследовательский Центр современной электроники и международное студенческое объединение, организующее программы стажировок, AIESEC.

Лицеисты (всего стажировку летом 2015 года прошло десять человек из лицея) свой опыт называют полезным, хотя не всегда он был успешным. Анна Карандашёва признается, что команде отдела education компании #tceh, где она стажировалась, неопытный сотрудник оказался не особо нужен: «задач для меня придумано было мало, и я в большей степени тратила свое и чужое время. Зато во время той стажировки узнала о венчурных фондах, в одном из которых стажируюсь сейчас». Руководство Центра современной электроники, где стажировалось еще две лицеистки, тоже в итоге осталось недовольно школьниками, хотя те очень старались, продолжает Карандашёва: стажеры стеснялись быть назойливыми и не задавали вопросы, когда было непонятно, из-за этого часто ошибались. Адель Шайхутдинова говорит, что благодаря стажировке в отделе маркетинга и мероприятий компании #tceh она поменяла карьерные планы и ушла с факультета прикладной информатики Института информационных технологий и автоматизированных систем управления, чтобы поступить в Шанинку (Высшая школа социальных и экономических наук).

«Во многих компаниях стажеров берут постоять возле ксерокса, ассистировать или на волонтерскую разовую работу. У нас стажеры вовлекались в работу над проектами, создавали контент, помогали по маркетингу, т.е. больше выполняли джуниорские, нежели стажерские функции, - рассказал генеральный директор #tceh Ренат Гарипов. - Такой подход требует месяца на то, чтобы вместе с опытным сотрудником разобраться в теме». По словам Гарипова, сейчас #tceh школьников-стажеров не берет, но может помочь им с трудоустройством: «все заявки от них я буду перенаправлять стартапам, которые работают на наших площадках», пообещал он. В других компаниях, работавших с лицеистами, как-то прокомментировать тот опыт и возможность будущих стажировок не смогли.

«Поработав, я понимаю компании, которые не берут школьников на стажировки, - признается Адель Шайхутдинова, которая сейчас является ассистентом курса перевернутого обучения лицея ВШЭ. – Для школьников это очень ценный опыт, но для самих работодателей – головная боль. От университета до полноценной работы путь короче, и компании логичнее потратить свое время на студента».

Девушки объясняют, что школьников-стажеров сложно официально трудоустроить, необходимо тратить кучу времени, чтобы объяснить им элементарные вещи, а профита для работодателя от этих инвестиций, вероятно, не будет. «Россия – не Япония, где на работу устраиваются чуть ли не пожизненно, поэтому российским работодателям не стоит рассматривать школьников-стажеров как будущих сотрудников, - считает Анна Карандашёва. - Совсем не факт, что, отучившись, они придут туда, где стажировались».

«С учетом того, что стажер обычно работает пару-тройку месяцев, и вложения в него отбиваются за оставшееся время с околонулевым результатом, работодатели очень осторожно относятся к стажировкам, - объясняет Ренат Гарипов. - Со школьниками ситуация еще сложнее, они работают не полный рабочий день, и длятся их стажировки по месяцу-два. Так что, скорее, это невыгодно и делается обычно из социальных побуждений — помочь клевым ребятам получить первый опыт, сориентироваться в профессии, обрасти знакомствами. Исключительной ситуацией могут быть технологические стартапы, где гениальный школьник-кодер может давать результат за нескольких человек на зарплате, но таких случаев немного, и почти все, из тех что я знаю, заканчивались фразой "Спасибо, у меня скоро ЕГЭ (или первый курс физфака), я ухожу".
Работодатели очень осторожно относятся к стажировкам школьников. Они работают не полный рабочий день, и длятся их стажировки по месяцу-два. Так что, скорее, это невыгодно и делается обычно из социальных побуждений — помочь клевым ребятам получить первый опыт, сориентироваться в профессии, обрасти знакомствами. Исключительной ситуацией могут быть технологические стартапы, где гениальный школьник-кодер может давать результат за нескольких человек на зарплате, но таких случаев немного, и почти все, из тех что я знаю, заканчивались фразой "Спасибо, у меня скоро ЕГЭ (или первый курс физфака), я ухожу
Ренат Гарипов
генеральный директор
#tceh
Исследования Superjob показали, что более 60% экономически активных россиян совершают фундаментальную ошибку профориентации — неверно выбирают свою профессию. Из-за этого у многих отсутствует мотивация учиться и развиваться, а значит, и работать в высокотехнологичных секторах экономики.
Ошибка на старте
Фото: Лицей ВШЭ
На уровне третьекурсника

Эффективней всего взаимодействовать с юными стажерами «с улицы», пожалуй, действительно получается у IT-компаний. «Опыт наших стажеров показывает, что некоторые школьники разбираются с несложными киберрасследованиями не хуже, чем студенты-третьекурсники», - утверждает Павел Седаков, сотрудник Group-IB, специализирующейся на расследовании преступлений с использованием высоких технологий.

Летом прошлого года в Group-IB по рекомендации пришли двое семиклассников. В конце первого рабочего дня они смогли по открытым источникам составить подробное досье на мошенника, активного на популярных хакерских форумах, и собрать данные об известных хищениях криптовалют, вспоминает Седаков. Школьники две недели стажировались в отделах «Расследований» и CERT (Центре реагирования на компьютерные инциденты). По итогам стажировки в компании сделали вывод: если дети получают интересные реальные кейсы, понимают, что именно и зачем они делают, а результаты работы не улетают «в стол», то продуктивность возрастает вместе с удовольствием от процесса.

Весной этого года Group-IB начала образовательный проект, а летом запустит системную практику стажировок для школьников. «Мы открыли для себя суперталантливых подростков, которые могут сейчас уже заниматься кибербезопасностью (а кто-то присоединился к нашей команде с согласия родителей)», писал у себя в Facebook основатель и генеральный директор Group-IB Илья Сачков. Часть стажировок оплачивает компания, талантливый стажер может быть трудоустроен, рассказала менеджер образовательных программ Group-IB Валерия Шаховцева.

Пройти практику школьники могут и в «Лаборатории Касперского» - «при этом мы следим за тем, чтобы эта нагрузка не мешала учебе», - отметил руководитель отдела подбора персонала, развития бренда работодателя и образовательных программ «Лаборатории Касперского» Кирилл Ширяев. В компанию принимают тех, кому уже исполнилось 16, и предлагают на выбор два «блока»: технический (например, тестирование ПО) и редакторский (написание и перевод текстов, наполнение сайта). Обычно практика длится от двух недель до трех месяцев, но бывали случаи, когда наше сотрудничество со школьниками растягивалось на более долгий срок, рассказал Ширяев.

В компании СКБ Контур, федеральном разработчике интернет-сервисов, ПО для бизнеса и бухгалтерии, сейчас тоже идет набор стажеров, куда приглашают и школьников. Обещают два месяца оплачиваемого труда в командах разработки в разных городах присутствия компании, а иногородним – еще и жилье рядом с офисом.

«Стажировка – это как испытательный срок, только для начинающих специалистов, - объяснил Алексей Зверев из команды HR-бренда и образовательных программ СКБ Контур. - Даже ведущий разработчик без наставника, приставленного на время адаптации, не даст ожидаемого результата. Поэтому на испытательном сроке рядом с любым новым сотрудником есть «старичок». Понятно, что стажёры дольше въезжают в курс дела, поэтому к ним ниже входные требования, а наставники готовы тратить на них больше времени». По его словам, стажировка выгодна в перспективе от двух лет: люди, прошедшие стажировку, более лояльны к компании, лучше понимают и чувствуют её изнутри.

СКБ Контур не первый раз объявляет подобные наборы, но у подростков стать стажерами еще не получалось. «Им не удавалось преодолеть барьер, хотя дважды школьники подходили вплотную к границе, отделявшей тех, кого мы берём от тех, кого не берём», - говорит Зверев.

В Мэйл.ру, принимающей студентов на стажировку, не ответили на вопрос о такой же возможности для школьников. В Яндексе сказали, что стажировку там могут проходить только студенты, аспиранты и выпускники физико-математических факультетов и технических вузов. Впрочем, практика показывает, что в IT-сфере невозможного нет: иногда школьников зовут и туда, где официально работа до 18 лет не предусмотрена.

Например, в известное агентство по разработке мобильных приложений RedMadRobot школьников не берут, но в 2016 году 14-летний Толя Никифоров попал туда на стажировку по приглашению основателя студии. Никифоров, обучавшийся в Школе профессий будущего КрашПро, разработал мобильное приложение «Рубль», которое оценил сооснователь RedMadRobot Макс Десятых, сидевший в жюри КрашПро. «На защите своего проекта Толя продемонстрировал уровень, сопоставимый с тем, который я вижу у многих студентов Британской высшей школы дизайна, Института Среда обучения и прочих», - говорил сам Десятых в интервью edutainme.ru. Он заявил, что не стал бы приглашать школьника на стажировку, если бы не видел его потенциала «сделать карьеру и через несколько лет стать самым молодым арт-директором в нашей истории».
Стажировка – это как испытательный срок, только для начинающих специалистов. Даже ведущий разработчик без наставника, приставленного на время адаптации, не даст ожидаемого результата. Поэтому на испытательном сроке рядом с любым новым сотрудником есть «старичок». Понятно, что стажёры дольше въезжают в курс дела, поэтому к ним ниже входные требования, а наставники готовы тратить на них больше времени
Алексей Зверев
СКБ Контур
Вакансии для подростков можно найти в рекрутинговых базах. Востребован, в основном, неквалифицированный труд, ищут промоутеров и расклейщиков объявлений. Например, компания "M-mobile", крупный официальный дилер «МТС», разместила вакансии продавцов и промоутеров, на которые готова взять и школьников Москвы. В Петербурге на вакансии курьеров и промоутеров набирают школьников ООО «Сателине», ООО «Петербургский курьер», ООО «Курьер-сервис», ООО «Курьер-гарант» и тд. Среди основных требований - активность, ответственность, пунктуальность и приятный внешний вид, периодически встречается пункт об отсутствии задолженностей по учебе. В среднем такие сотрудники в столицах получают 300-400 рублей в час. В регионах (например, в Иваново или Анапе), часовая ставка начинается от ста рублей. Вперемешку с этими вакансиями регулярно встречаются предложения работы «за компьютером на дому» - просматривать сайты, кликать по ссылкам рекламодателей.
На работу по объявлению
Фото: Агентство нефтегазовой информации
Подшефные школьники

Российские промышленные гиганты, испытывающие дефицит профессиональных кадров, тоже стараются как-то взаимодействовать со школьниками, но большинство из компаний - вне своих офисов. «В связи со статусом химически опасного производства, практика для школьников на предприятиях не предусмотрена», - объясняет представитель «Фосагро».

Найденное нами исключение – компания «Уралхим», Кирово-Чепецкий филиал которой каждое лето принимает школьников на работу. В рамках проекта «Трудовое лето» воспитанники местных школ от 14 лет в течение месяца помогают заводчанам благоустраивать территорию, выполняют несложные операции с документами, рассказал представитель местного химкомбината. С каждым школьником заключается трудовой договор, ребятам выплачиваются зарплата, выдается дотация на питание и материальная поддержка от Центра занятости населения. Правда, большинство из практикантов – дети сотрудников филиала, уточнил представитель.

Распространенная практика работы промгигантов со школьниками – создание подшефных школ (такие есть у «Уралхима», «Фосагро», РЖД), которым компании помогают материально, или организация классов с углубленным изучением профильных предметов. Ученики «Фосагро-классов» участвуют в круглых столах и тренингах, устроенных компанией, посещают ее предприятия с экскурсиями и встречаются с руководством «Фосагро» уровня директора по персоналу. Воспитанники «Роснефть-классов» изучают на семинарах профессии, востребованные в нефтянке и газовой отрасли, учатся планировать карьеру и работать в команде – а параллельно в них воспитывается корпоративный дух, сказал представитель компании.

Из профильных классов ученикам легче поступить в профильные вузы, чтобы затем трудиться в конкретной организации. В «Роснефть, например уже пришли работать 558 выпускников «Роснефть-классов» (сейчас таких классов 111 по всей стране), сообщил ее представитель.

У РЖД, кроме школ, есть еще и подшефные детские сады: компания - учредитель 243 образовательных учреждений, 202 из которых – дошкольные. С практикой тоже особый случай: с 30-х годов прошлого века в системе РЖД работают детские железные дороги (сейчас их 25) – точные копии настоящих в миниатюре. Эти узкоколейки специально построены для обучения детей железнодорожным специальностям, и обслуживаются детьми: там занимаются около 20 тысяч человек, сказал представитель РЖД.
Распространенная практика работы промгигантов со школьниками – создание подшефных школ, которым компании помогают материально, или организация классов с углубленным изучением профильных предметов.
Проект по профориентации «Образ жизни» проводит в апреле и марте бесплатные интенсивы для учителей и психологов о современных методах профориентационной работы. Основатель «Образа жизни» Диана Колесникова рассказала, что сейчас на интенсивы записалось около 160 участников из разных школ. «Заинтересованность в том, чтобы дать ученикам представление о профессиях, не зависит от размера школы или того, частная она или государственная, - отметила она. – Профориентацией качественно занимаются школы, коллектив которых в принципе настроен на поиск новых путей развития детей».

Для организации, готовой взять подростка на стажировку, в общем-то, все равно, в какой школе этот подросток учился – главное, насколько он мотивирован, считает Диана Колесникова. «Случается, что на события вроде рассказов о профессии в офисе компании или экскурсий по предприятию приходят скучающие подростки, которых отправляют школы или родители. Для работодателей, тратящих свои ресурсы, нежелательны именно такие ситуации», - сказала Диана Колесникова.
Мотивация важнее образования
Фото: Проект "Образ жизни"
Инициативы из регионов

Работодатели, предлагающие школьникам практику квалифицированного труда, – наперечет и были найдены нами вручную. Серьезных ресурсов по трудоустройству школьников не существует. Ни в рекрутинговых агентствах, ни в профессиональных сообществах, ни в профильных структурах власти не смогли дать хоть какую-то информацию об организациях, готовых брать на стажировку людей школьного возраста (см. врез). «Случается, что компании, готовые брать подростков на стажировку, не афишируют это официально, поскольку не хотят связываться с контролирующими органами: работа со школьниками сложно регламентируется», - отметила Диана Колесникова из «Образа жизни». А еще случается, что тратить время и силы на школьников готовы отдельные сотрудники, в то время, как прием на официальную стажировку несовершеннолетних (да и вообще любых стажёров) по всем правилам затратный и нежелательный для компании процесс, сказала Колесникова.

Проекты по профориентации подростков, организованные школой или властями, удалось найти в двух регионах.

Стажировки для школьников системно организуют в Краснодарском крае, этим занимается региональное управление молодежной политикой. В базе предложений, размещенных районными управлениями по делами молодежи на сайте Rabota.ru, можно найти такие вакансии, как фармацевт, секретарь, парикмахер, разнорабочий и даже бармен, куда на время каникул приглашаются и школьники. Правда, судя по всему, подросткам, в основном, достаются вакансии разнорабочих.

В Калининском отделе по делам молодежи рассказали, что ежегодно трудоустраивают не менее 200 школьников (в самом районе живет чуть больше 51 тысячи человек). В течение 5-10 дней они занимаются, в основном, подсобным трудом, вроде помощи в уборке на территории Центральной районной больницы или местного храма. С детьми на время работы заключается срочный трудовой договор с записью в трудовую книжку, школьники получают зарплату: 1 000 рублей за пять дней, 2500 руб. за 10 дней.

Другая инициатива была найдена нами в Волгограде - пару лет назад местная частная школа «Поколение» запустила проект «Школьный универ», в рамках которого ученики, закончившие 10 класс, могут пройти стажировку в одной из компаний города. Местом для стажировки школа обеспечивает детей с учетом их карьерных предпочтений, рассказала заместитель директора «Поколения» Светлана Зайкина: «Пишем письма с предложениями взять стажеров работодателям - у нас довольно широкая сеть знакомств, поскольку в школе очень вовлеченные родители, и они готовы оказывать содействие нашим инициативам». Школьники выходят на стажировку на пять дней, у них есть кураторы в компаниях, которые следят, чтобы дети выполняли ежедневные миссии: в основном, это задачи на развитие soft skills, вроде умения договориться, отметила Зайкина.

Среди волгоградских работодателей, уже принимавших к себе стажеров из «Поколения» – креативное агентство «Тютьков&Будков», автохолдинг «ВолгаРаст», юридическая компания «Мейер и партнеры», ресторан Scoozi, стоматологическая клиника Джулия, видеостудия Астра и интернет-магазин одежды и обуви Magazinlook, рассказала Зайкина.

«Я бы не называл это «стажировкой» – скорее, два пришедших к нам десятиклассника словно стали нашими «тенями»: мы брали их с собой на рабочие встречи, приглашали на летучки, а затем, в рамках теста, попросили их выполнить ту работу, которую делаем сами – придумать название для новой компании», - отметил креативный директор «Тютьков&Будков» Олег Баринбойм. По его словам, агентство не практикует стажировки школьников, однако пошло навстречу школе «Поколение» на правах друзей и подрядчиков учреждения. «Стажировка – это трудоемкая работа, отнимающая время у штатных наставников, поэтому компания надеется сделать из каждого стажера сотрудника. Со школьниками, по очевидным причинам, этого сделать нельзя, - пояснил он. – Однако индивидуально мы всегда готовы рассмотреть и нестандартных кандидатов».

Похожего мнения в видеостудии Астра: "С экономической точки зрения брать школьников-стажеров для нашей компании не имеет смысла: пришедшие ребята, как бы они не старались, требуют внимания и наставника, - сказал видеограф Станислав Панкратов. – В этом есть смысл с этической точки зрения: стажировка - наш небольшой вклад в жизненный опыт ребят".

Мы надеемся, что список мест, где школьники могут пройти стажировку, будет расти, поэтому создаем отдельную базу для таких вакансий. Мы будем постоянно пополнять ее данными о найденных работодателях, которые готовы взять подростков на стажировку. Если у вас есть информация о компаниях, согласных работать со стажерами школьного возраста, мы будем рады включить их в этот список.
Стажировка – это трудоемкая работа, отнимающая время у штатных наставников, поэтому компания надеется сделать из каждого стажера сотрудника. Со школьниками, по очевидным причинам, этого сделать нельзя.
Диана Колесникова
основатель проекта
"Образ жизни"
Систематизированной информации о работодателях, готовых брать на стажировку школьников, похоже, нет нигде. Ее нет у кадровых агентств: в компаниях Head Hunter, Антирабство и «Работа для вас» не ответили на вопросы об этом, в агентствах «Контакт» (InterSearch Russia) и Superjob данные есть только по работе для студентов (хотя Superjob недавно запустила программу по профоориентации для школьников). В профессиональных сообществах работодателей тоже не в курсе, кто готов взять школьников на стажировку: в пресс-службе Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) сообщили, что ни в союзе, ни в Бизнес-школе РСПП такой информацией не владеют, в Российской ассоциации электронных коммуникаций промолчали. Ничего не ответили на вопросы о стажировках для школьников и в образовательном центре «Сириус», созданном по инициативе президента России Владимира Путина для профессиональной поддержки одаренных детей.

Данных, по-видимому, нет и у властных структур. В феврале 2018 года, выступая на форуме «Наставник», Путин предложил запустить проект по профориентации учащихся 6−10 классов «Билет в будущее». Он рассказал о планах выделять гранты школьникам, чтобы те проходили практику у реальных работодателей и заявил, стоить это будет примерно 1 млрд рублей в год. Агентство стратегических инициатив (АСИ), организующее форум, не ответило на просьбу дать любую информацию о компаниях, готовых взять школьников на стажировку. Не дало ответа на этот вопрос и агентство «Молодые профессионалы», назначенное Путиным оператором проекта «Билет в будущее».

Профориентационный проект с партнерами из числа «представителей ведущих работодателей Москвы», запущенный департаментом образования Москвы и фондом «Интеллектуальные инвестиции» несколько лет назад, судя по всему, тихо умер. В фонде сказали, что эта инициатива уже давно не работает, в «Городском центре профессионального и карьерного развития», ответственном за московскую часть проекта, промолчали. В столичном Департаменте труда и социальной защиты населения тоже не смогли ответить на вопрос о том, какие компании готовы брать школьников на практику или стажировку.
Системы нет

Российский Трудовой кодекс разрешает работать детям с 16 лет. Можно и раньше,
но это связано с большими ограничениями: работа должна проходить в свободное от учебы время, быть легкой и не причинять вреда здоровью ребенка. Подростку младше 15 лет для выхода на работу потребуется письменное согласие одного из родителей и органа опеки и попечительства. А ребенок до 14 лет может работать только в организациях кинематографии, театрах, театральных и концертных организациях, цирках, при соблюдении всех вышеназванных условий.

Детский рабочий день должен быть сокращённым: не более 24 часов в неделю для тех, кому нет 16, и не более 35 часов в неделю до наступления совершеннолетия работника. Нормы придётся сократить, как минимум, вдвое, если ребенок учится, плюс обязательные мед.осмотры за счет работодателя перед заключением трудового договора, а затем ежегодно до 18 лет.

Оплата труда ребенка не должна быть ниже МРОТ (при этом сокращенное рабочее время влечет и уменьшение оплаты труда).


Мария Никитина
Управляющий партнер юридической фирмы «Делмари»

Генеральное Консульство Финляндии в Санкт-Петербурге
+ 7 921 750 54 09
info@eddesignaward.com
Стратегические партнеры
Контакты
Институт Финляндии в Санкт-Петербурге
Информационный партнер
mel.fm
Отели Sokos