Девелоперы стали тратить больше денег на обустройство детских площадок и ожидают отдачи от этих инвестиций. Современная детская площадка — это не унылая песочница с одинокими качелями, а целый парк развлечений. Стоимость может разниться от 1 млн рублей до $2 млн.


От прецедентов к конкуренции

Компания «ПИК» недавно провела исследование мотивации среди своих клиентов, купивших в 2014 году квартиры в комплексе на Варшавском шоссе. «По итогам мы поняли, что ни благоустройство, ни концепция «Двор без машин» — ничего, что мы делали, не учитывалось при покупке», – признается вице-президент компании, директор департамента продукта Станислав Кондратьев. У большинства прежних покупателей не было опыта проживания в закрытых благоустроенных дворах, объясняет он. Сейчас времена изменились. В России развивают общественные пространства, а в их центре все чаще оказывается ребенок.

Классные детские пространства становятся фишками новостроек, вокруг них создаются целые концепции жилья. «ПИК» разработала целую программу по строительству подобных площадок, вынесенных за пределы конкретного двора и открытых для всех горожан, но способных принять много народа. «Во дворах мы оставили оборудование для тихих игр с детьми: качели, песочницы, — поясняет Станислав Кондратьев. — А за пределами приватного пространства дворов делаем масштабные площадки, работающие на весь район, чтобы детям было, где пар выпускать».

Подобную концепцию А101 применяет в своем ЖК «Скандинавия»: «активные» функции будут вынесены на специальное общественное пространство площадью в 100 га, а сам двор лучше оставить тем, кто хочет спокойно и безопасно погулять с маленьким ребенком или почитать на лавочке книгу», — объясняет руководитель группы проектов А101 Юлия Чернец. Компания Sminex в своем комплексе Jazz предлагает концепцию двора-парка, «где приятно посидеть в тени деревьев, пока ваши дети резвятся на одной из лучших детских площадок в Москве». Директор по стратегическому развитию ФСК «Лидер» Павел Брызгалов среди важнейших принципов создания пространств для детей называет «узнаваемость»: «применение индивидуальных, авторских элементов». Например, в UP-квартале «Римский» оборудование детских площадок подобрано таким образом, что нет ни одного повторяющегося элемента, говорит он.

«Еще три года назад на крупных отраслевых конференциях, форумах и воркшопах в принципе не было такой темы, как детские пространства, а в этом году только наше бюро на Московском урбанистическом форуме провело две лекции на эту тему. Были и друге дискуссии», — говорит партнер бюро «Дружба» Белла Филатова. Филатову регулярно стали приглашать городские администрации, застройщики – чтобы послушать о тенденциях развития детских площадок, организовать мастер-класс для родителей, рассказывает она.

Сейчас рынок в стадии перехода от прецедентов к конкуренции, утверждает Филатова: «На площадки и детские пространства появился большой спрос, проектировщиков мало и каждое бюро создает свои прецеденты. Нам хотелось бы больше объединяться с проектировщиками для того, чтобы перейти на стадию системных изменений».


«Хороший способ привлечь клиентов»

Крупнейший заказ для российского рынка дворовых конструкций — детская площадка «Пирамиды» в жилом комплексе «Бунинские луга» «ПИКа». Пространство на 6000 м2 в форме знака бесконечности, где есть 13-метровая игровая пирамида, песочный экскаватор и рукотворный ручей, создавала российская компания AFA, оно обошлась девелоперу более чем в 140 млн рублей. Если поделить общую стоимость «Пирамид» на продаваемую площадь ЖК, получится, что к цене каждого квадратного метра площадка прибавила по 113 рублей. По словам Кондратьева, на оборудование площадки ушло 50% от общих расходов на «Пирамиды». «ПИК» использовал оборудование немецких Richter и Berliner и американской Campan. Остальные расходы — это озеленение, освещение, вертикальная планировка, инженерные сети, покрытие, проект.

«Пирамиды» находятся вне конкретного двора, площадка открыта для всех. Сюда приходят не только жители «Бунинских лугов», но и родители с детьми Новомосковского округа, некоторые приезжают из центра. В выходные дни на площадке собирается до 200 человек, включая взрослых. Площадка бесплатная для посетителей, а ее обслуживание обходится ПИКу примерно в 100 тыс рублей в месяц.

Павел Брызгалов из ФСК «Лидер» оценивает затраты девелопера на детские площадки в сумму до 40 млн рублей  с учетом озеленения, тротуаров, освещения и покрытия. «Наиболее затратная статья расходов – это дороги, тротуары и оборудование малых архитектурных форм (МАФы)», — уточняет он. Сооснователь бюро «Чехарда» Дарья Бычкова добавляет, что на покрытие площадки традиционно уходит около 30% общей суммы расходов. «Оборудование площадки должно быть сверхнадежным, а фундаменты – глубокими, потому что дети – еще те маленькие вандалы, что они только ни делают с площадками, увлекаясь игрой (а площадки для этого и созданы) — объясняет Дарья. – Амортизирующее покрытие нужно делать по всем правилам, необходимой толщины и с обязательным соблюдением пирога покрытия. Ведь ребенок может падать, при этом удар должен быть погашен в любой точке возможного падения”.

Девелопер Sminex на своем сайте пишет, что детская площадка в жилом комплексе Jazz, которая обошлась в 60 млн рублей, — «одна из самых дорогих в Москве». Затраты на эту площадку прибавили свыше 600 рублей к цене каждого метра общей площади Jazz. В нашей практике суммы в 40-60 млн рублей – это максимум, который обычно готовы потратить российские девелоперы на детские площадки, хотя есть единичные примеры больших вложений, соглашается Белла Филатова.

А101 не раскрывает вложений в детские пространства, однако Юлия Чернец говорит, что в среднем, расходы на создание детских площадок – это примерно 30% от общего бюджета на благоустройство территорий жилого комплекса. На само благоустройство уходит 5-7% капитальных затрат на строительство ЖК, до 10% — если речь идет о детском саде, говорит она. “Однако эти цифры сильно зависят от класса жилья и его идеи, в случае с авторскими площадками и точечными проектами в центре Москвы расходы будут выше”, — отмечает Чернец.

При этом текущее законодательство не прописывает конкретного наполнения придомовой территории и тем более, минимальных затрат на это, уточняет она. Санитарные нормы предписывают, что там должно быть озеленение, дорожки, детские площадки и зоны отдыха, скамейки и урны, и все это нужно надлежащим образом содержать.

Затраты на площадки оправданы и должны окупить себя, ожидают девелоперы. Большинство новых жилых комплексов рекламируется сейчас как объекты «для семейного проживания», а функционал и внешний вид дворов и других общественных пространств – одно из конкурентных преимуществ проекта, объясняет Юлия Чернец. «Детские площадки – это мощный идентификатор, — говорит Белла Филатова. — Идентификаторы необходимы в городской среде, чтобы люди принимали место как свое, особенное, отличное от других мест. Это особенно актуально в той части города, где среда однородна и безлика. Поэтому крупные девелоперы сейчас начали понимать, что детские площадки – хороший способ привлечь клиентов».

Фото: детская площадка «Пирамиды», бюро АФА

Ребенок играющий

Современные дети очень заняты – но только не игрой во дворе, говорит детский и семейный психолог, научный сотрудник Центра игры и игрушки при МГПУ Мария Соколова. Интервенция со стороны технологий и мощной системы обучения отбирает у детей время и возможность для игры, прогулок, общения без надзора взрослых, отмечает она. «Мы сегодня видим огромный дефицит свободной игры ребенка, в которой рождается личность». Большинство детей если и играют, то в организованной форме с воспитателями, родителями, бабушками, нянями, гувернерами. С одной стороны, ребенка занимают компьютеры, с другой — сложная многоступенчатая учеба с раннего возраста всему подряд: математике, ритмике, языкам. Ребенок все время под мощным контролем.

Чем так важна дворовая культура?

В свободной игре со сверстниками и детьми других возрастов рождаются инициатива и творчество, поясняет Мария Соколова. «От старших поколений к младшим передается детская субкультура: игры, все эти секретики, страшилки. А вместе с ними – опыт самостоятельности, инициативности, лидерства», — говорит она.

Фото: детская площадка и клуб на территории ЖК Реномэ, бюро «Дружба»

Среда за 20 млрд

Проблемой внешнего вида и наполнения дворов масштабно занялись в 2017 году, когда в рамках программы «Комфортная среда» стартовала федеральная программа по благоустройству, считает Мария Соколова. Программа, осуществлявшаяся на бюджетные деньги почему-то под эгидой «Единой России», вызвала много критики и споров. Оборудование, которое в ее рамках устанавливали на площадки, не всегда соответствовало возрастным потребностям детей, но те дворы, что попали во внимание государства, стали более пригодны для игры детей, говорит Соколова. Главный результат программы – детские площадки избавились от опасных старых конструкций, на которых было много несчастных случаев, объясняет она. Убрали ржавые горки, штыри, то, что осталось от советского детства, но никем не обслуживалось. «После этого люди задумались и о качестве созданной среды, — продолжает Соколова: стало приходить понимание, что не только маленькие песочницы и разноцветные горки нужны детям». Понимание стоило недешево – в 2017 году на реализацию программы только из федерального бюджета было выделено 25,6 млрд рублей, еще 16,6 млрд регионы нашли сами. Львиная доля этих средств пошла на благоустройство дворов — 41,5 млрд, а чуть меньше 0,7 млрд — на парки и скверы. По плану 2017 года в регионах должны были привести в порядок 19000 дворов и 2700 парков и скверов.

Бюджетное детство

Детская площадка, сделанная на государственные деньги, обходится сильно дешевле частной. «В качестве исходных данных по площадке от заказчика мы всегда получаем бюджет, и, если это госзаказ, то, как правило, суммы достаточно ограниченные», — говорит Белла Филатова.

На сайте госзакупок можно найти объявление о тендере на детскую площадку для благоустройства бульварной зоны в Зеленоградском округе Москвы. Орган власти выставляет максимальные цены на закупаемые объекты, они считаются средними по рынку. Максимальная цена за два детских игровых комплекса, карусель, три качели, три МАФа в виде животных и два детских Бума (оборудование для развития равновесия у детей) – 2 млн 335 тыс рублей. Но выигрывает тендер та фирма, что предложит наименьшую стоимость по всем объектам, то есть в реальности цены должны быть ниже. По словам депутата муниципального округа Измайлово Надежды Загордан, участники торгов могут упасть в цене на 40-50%, чтобы выиграть. «Проблема в том, что в этом случае может очень страдать качество, — объясняет она. — Никто не ограничивает заказчика в том, чтобы указать «производителя или аналог», но выбирать поставщика нельзя, а предложивший самую низкую цену в итоге часто поставляет дешевку».

Основные государственные деньги на дворовые площадки в Москве сейчас «зашиты» либо в средствах из бюджета района, выделенных, чтобы симулировать участие управы в благоустройстве, либо в региональных программах, средства которых расходуются на какие-то знаковые объекты, поясняет Надежда Загордан.

Районных денег существенно меньше. По словам Загордан, из средств стимулирования на благоустройство 11 дворов Измайлово в прошлом году было выделено 21,5 млн рублей (менее, чем по 2 млн на каждый двор), а из денег региональной программы «Активный гражданин» — 37 млн рублей на 5 дворов (более 7 млн рублей на двор). Из «районных» денег на детское оборудование ушло свыше 60%, из «региональных» — меньше четверти. «Двух миллионов на двор точно недостаточно, — признается Загордан. – С учетом того, что на эти деньги нужно заниматься озеленением, где-то полностью менять асфальт, ставить новые ограждения, заказывать детские площадки, необходимо, минимум, 3,5 млн рублей на двор».

Региональные «дворовые» бюджеты стартуют с 1-2 миллионов рублей, прикидывает Белла Филатова. Примерно такой бюджет был у дворовой площадки в Набережных Челнах, деньги на которую были выделены в рамках пилотной программы «Благоустройство дворов в Татарстане». «Это деньги, которые обычно выделяются на ремонт двора, чтобы фонари обновить, бордюр поменять и забор с зеленого на желтый перекрасить, — объясняет Филатова. – Но даже в рамках этой суммы можно спроектировать драматичное пространство, где дети получат базу для сюжетно-ролевой игры. Делать ставку не столько на оборудование, сколько на разграничения пространства с помощью растений, камней, кустов, а не расставлять горки и песочницы в случайном порядке, как это обычно происходит».


Где в России жить хорошо

В исследовании 2014 года специалистов Московского института социально-культурных программ «Город, дружелюбный к детям», говорится, что в развитых странах дети чаще жалуются на ощущение своей ненужности, того, что им скучно и негде играть. Дело в том, что благоустройство городов и дружелюбная к ребенку среда не ограничивается детскими площадками. У ребенка есть свои потребности и требования к городу: социальные, культурные и даже политические, которые не так очевидны взрослому, объясняет Дарья Бычкова. «Ребенку нужно самостоятельно гулять – не «за ручку», а без сопровождения старших, — перечисляет она. — Свободно играть с разными природными субстанциями: песком, водой, камнями. И чувствовать себя горожанином, наравне со взрослыми участвующим в жизни города».

Детям интересны места, где они могут просто находиться наравне со всеми, ощущая себя в безопасности: подойти к газону и потрогать цветок, взять камень, рассмотреть, переложить, «присвоить» себе. В России пока мало таких мест. «По большей части все дорогое, большое, опасное и трогать это нельзя, — говорит Мария Соколова. — Альтернативных историй: приходи, изучай, твори, осваивай – недостаточно».

По словам Бычковой, наиболее комфортными для ребенка городами в России в первую очередь можно назвать только Москву и Казань. «Казань, и Татарстан в целом, действительно очень успешно развивает общественные пространства: парки, набережные, детские площадки», — говорит она. «Казань и Москва более осознанно и целенаправленно, чем остальные города, занимаются благоустройством и развитием среды, дружелюбной к детям, — согласна Белла Филатова. – Однако в целом понимания, как выглядит город, дружелюбный к ребенку, когда это выходит за пределы детских площадок, ни у администрации, ни у жителей, нет».

Простор для махинаций

В бюджетах на благоустройство большой простор для махинаций, говорит Надежда Загордан. По ее словам, все сметы по благоустройству дворов в Измайлово на 2017 год завышены в полтора-два раза. Например, по программе «Активный гражданин» один из дворов выделено 8,8 млн рублей. В частности, 1,9 млн рассчитаны на благоустройство детской площадки, фактическая площадь которой (230 м2) увеличена в документах в полтора раза. «В результате в смете пишут о необходимости МАФов (малых архитектурных форм) количеством в два раза больше, чем физически влезет на эту площадку», — объясняет Загордан. То же самое с расходами на покрытие (указана площадь 350 м2). Всего по этой программе выделено Измайлово 37,1 млн рублей на пять дворовых территорий, однако сметы составлены только на 42% это суммы (15,5 млн рублей), утверждает Надежда Загордан.
По мнению Загордан, нарушения связаны с тем, что благоустройство производится при полном отсутствии не только проектной документации, но даже эскизных планов. Когда нет проекта, не получается проконтролировать реализацию большой части работ, объясняет Загордан.

Казанский опыт

По итогам прошлого года Татарстан стал самым благоустроенным регионом России. Республика заняла первое место по реализации федерального проекта «Формирование городской среды», рассчитанного на 2017-2022 годы.
При этом процент сдачи готовых объектов по программе оказался выполненным не более чем на 69%, следует из рейтинга Минстроя. Выбиться в лидеры помогли прежние заслуги в благоустройстве, накопленный опыт и готовность к проекту, объясняло издание «Реальное время».

Татарстан начал комплексно заниматься благоустройством раньше остальных российских регионов. Программы реконструкции скверов и парков стартовали еще в 2014 году. А кроме регулярных республиканских и муниципальных программ по благоустройству территорий, региону (в больше степени, Казани) и раньше перепадали федеральные деньги на эти цели: в рамках подготовке к Универсиаде-2013, ЧМ по водным видам спорта-2015 и ЧМ по футболу-2018.

В 2015 году президент республики Рустам Минниханов пригласил в Казань 24-летнюю девушку, бывшую помощницу экс-министра культуры Москвы Сергея Капкова Наталию Фишман руководить преобразованием общественных пространств Татарстана. За три с половиной года, которые прошли с момента назначения Фишман помощником президента, в Татарстане обустроено больше 270 парков, набережных, скверов, площадей.

Преобразования касаются не только столицы. Сооснователь фонда «Городские проекты», блогер Илья Варламов, побывавший этой весной в татарстанском Альметьевске, назвал город «жемчужиной России». «Я до сих пор не могу поверить, что такая красота не в Москве, а в татарской глуши», — говорил блогер, восхищаясь «Каскадом прудов», самой большой детской площадкой в республике. Детские площадки в Татарстане становятся не только местом «резервации» детей, а просто общественным пространством, центром встреч взрослых, символом района, говорит Дарья Бычкова.

В республике из местных специалистов создано архитектурное бюро «Архдесант», который участвует в разработке и реализации городских проектов под кураторством Фишман. Среди создателей площадок и конструкций – столичные бюро Wowhouse, «Чехарда», AD Studio, «Дружба», датское бюро Monstrum.

Monstrum вместе с местными архитекторами из «Архдесанта» создало в казанском Парке Горького «Паука» — это одна из самых ходовых игровых фигур на Западе. Конструкция, развивающая моторику и лазательные навыки, «стала первым шагом Татарстана на пути от площадок из красно-желтого пластика, которыми в других регионах гордится «Единая Россия», писало местное издание «Инде».

«Чехарда» сделала в Татарстане один своих крупнейших проектов — первую в Казани общественную природную площадку для детей «Сказочный лес». Многоуровневое игровое пространство, оборудованное как сеть веревочных тоннелей, протянутых между крон деревьев внутри гигантских грибов, в 2017 году получило всероссийскую премию «Архиwood» как лучший арт-объект, а в 2018 году выиграло в номинации «Лучшая детская площадка» в конкурсе Martela Eddesign Award.

«Грибы» стоили до 20 млн рублей, говорит одна из авторов конструкции Дарья Бычкова. Площадку оплатили за счёт бюджетных средств. Авторские детские площадки похожей площади (1500-2000 м2) стоят столько же, конструкции площадью до 500 м2, как правило, до 10 млн, оценивает Бычкова.

Фото: детская площадка в лесу «Сказочный лес», бюро «Чехарда»


Сколько денег может потребоваться на благоустройство одного региона?

В развитие общественных пространств Татарстана с 2014 по 2017 год было вложено свыше 8,8 млрд рублей частных и государственных средств. При этом только в 2017 году республика получила свыше 1 млрд рублей федеральных денег (по программе «Комфортная среда») и ещё 1,9 млрд добавила сама. Калужской области, занявшей в рейтинге Минстроя второе место по благоустройству, в 2017 году было выделено только 262 млн федеральных рублей, ещё около 284 млн взяли из областного и муниципальных бюджетов. Чечне, занявшей третью строчку в рейтинге по благоустройству, в 2017 году досталось 290,9 млн федеральных денег, 15,3 млн республика выделила сама.

В 2018 году из федерального и регионального бюджета в Татарстан собираются потратить еще 2,6 млрд рублей, чтобы благоустроить 58 объектов. Однако чтобы благоустроить все дворы и ключевые общественные пространства в Татарстане при сохранении текущего финансирования нужно еще 12 — 15 лет, прикидывала сама Наталья Фишман в интервью «Бизнес Online».

Индустрии нет

В России пока не существует индустрии оборудования для детских площадок, говорит Станислав Кондратьев из «ПИКа». «Например, мы долго искали компанию, которая сделает которая бы изготовила для площадки «Пирамиды» ручей из архитектурного камня, — рассказывает Кондратьев. — Это был путь экспериментов, Оказалось, что изготовление всего объема для ручья заняло бы полгода, а стоимость была бы гигантская, потому что формы делаются вручную. Для того чтобы уложиться в сроки и бюджет, нужно было унифицировать часть форм, отказавшись от первоначальной идеи архитекторов сделать каждую плитку ручья уникальной. На Западе это налаженная индустрия, есть компании, которые занимаются такого вида работами и технологии отработаны. А здесь мы были пионерами, зато сейчас эта компания сделала бетонные элементы для подобного ручья в Казани».