СТАТЬЯ


Нанять учителя: как школы конкурируют за сотрудников


Текст: Ксения Докукина
Какой он – учитель современной российской школы? Он говорит минимум на двух языках, следит за публикациями в ведущих мировых научных журналах, умеет работать в команде и постоянно учится. Такие люди дорого стоят: на руководящих позициях в топовых школах зарплаты могут достигать 150 000 – 450 000 рублей в месяц. Все это меняет рынок труда; времена, когда учителя сидели в однажды выбранной школе десятилетиями, проходят.
Закрытый рынок

«Педагоги - особенная категория кадров: они невероятно консервативны в вопросе трудоустройства и очень сильно прикипают к коллективам», - говорит попечитель Европейского университета, основатель практики по работе с образовательными и некоммерческими организациями в московском офисе кадрового агентства Odgers Berndtson Елена Чернышкова.

Каждая российская школа в определенном смысле - вещь в себе: коллективы стабильные, а молодые кадры обычно связаны с заведением в прошлом, например, учились там или были причастны к каким-то проектам, рассказывает операционный директор школы-кампуса Летово Полина Мальцева, три года занимавшаяся поиском персонала для своей школы.

Оценить предложение и спрос на кадры в сфере среднего образования можно только условно. У учителей в нашей стране не принято находиться в поиске новой работы, покинув предыдущую: обычно о переходе в новую школу договариваются во время учебного года, чтобы в период летних каникул сменить работу. «Большая часть школьных вакансий всегда закрыта, но в среднем, если говорить о частных школах, есть 10-15 % мест, где хотелось бы одного человека заменить на нового», - говорит Чернышкова.

«На Западе, напротив, есть много кадровых агентств, которые работают в сфере образования, образовательные hr-конференции, куда приезжают соискатели и работодатели, - рассуждает Мальцева. - Когда мы созванивались с коллегами из европейских школ с вопросом: «как искать учителей?» их ответ был: «разместить вакансию на таком-то ресурсе, съездить на конференцию туда-то». Это работает для зарубежных педагогов, но не у нас».

Переход из одного места работы в другое обычно дается педагогам тяжело. «Пока учителя все устраивает в его школе, он и не рассматривает другие вакансии, - говорит Чернышкова. – А еще у педагогов есть такое представление, что школа должна быть недалеко от дома».

Поэтому слово «переманить», знакомое специалистам по кадрам, в учительской среде используется редко: переманивать людей не принято. «В школах есть определенная этика, все сильно обижаются, если ценный сотрудник вдруг переходит в другую организацию», - поясняет Чернышкова.

Однако сейчас рынок начал приходить в движение. Одна из причин - периодически стали появляться новые проекты с большим количеством вакансий. Например, руководитель Хорошевской прогимназии Сергей Плахотников, возглавлявший заведение с его открытия в 2013 году, в 2017 перешел в Новую школу на должность директора структурного подразделения "Начальная школа". Директором Хорошколы стала профессор кафедры психологии младшего школьника Института детства МГПУ Елена Булин-Соколова. В Новую школу старшим методистом перешла и Елена Аккуратова, работавшая заместителем директора по проектной деятельности в Хорошевской гимназии. О попытках «переманить» уже нанятый персонал рассказывали в Летово. «Да, конкуренция есть, мы ее видим и принимаем», - говорит директор по персоналу Новой школы Галина Казарян.
Елена Чернышкова
попечитель Европейского
университета
основатель практики по работе
с образовательными и некоммерческими
организациями
Odgers Berndtson

Большая часть школьных вакансий всегда закрыта, но в среднем, если говорить о частных школах, есть 10-15 % мест, где хотелось бы одного человека заменить на нового.
Нанять учителя из-за рубежа в российскую школу сейчас нелегко. У кандидатов и международных кадровых агентств есть сильное предубеждение против российского образования. «Проблема России на международном рынке школьных кадров в том, что учителей из-за рубежа, которые поработали в наших топовых заведениях, вернулись домой и рассказали своим коллегам, как тут здорово, очень мало. По сути, иностранные учителя, которые думают поехать работать в Россию, это первопроходцы – им не у кого спросить о работе в этой стране. Мало международных коллег работали здесь и могут что-либо рассказать, а учителей из России не часто можно встретить в международных школах, на международных образовательных конференциях, они редкие собеседники на онлайн-форумах», - считает Полина Мальцева из Летово. По ее словам, один из кандидатов, которого рассматривали в Летово, интересовался: «Я работал в Эфиопии, там все хорошо с инфраструктурой, а в Москве как – супермаркеты есть?». Зачастую возможность преподавать в России иностранцы рассматривают как что-то вроде «приключения века»: «есть два устойчивых стереотипа о нашей стране: вечные морозы и обостренная политическая ситуация. И опасения кандидатов очень сложно развеять, пока они не приедут и не сформируют собственного мнения по результатам работы здесь», - говорит Мальцева.
Приключения иностранцев в России
Учитель, версия 2.0. Быстрее, выше сильнее

Чего ждут топовые школы от учителей? Активности, стремления к развитию, современных технологий на уроках. «Нам важно, чтобы сотрудник не только обучал, но и сам учился, находился в состоянии проб, понимал ощущения того, кто осваивает новое», - рассказывает Галина Казарян. «Если мы видим, что человек не настроен расти, то ему будет некомфортно в школе, которая нацелена на рост и инновации», - говорит консультант Хорошколы Станислав Янкевич.

Далеко не все соответствуют высоким требованиям школ. Педагоги не обладают гибкостью и открытостью к новой информации, говорит руководитель департамента по подбору персонала для рынка «НКО, наука и образование» компании «Контакт» (InterSearch Russia) Лилия Трушина.

«Ломоносовская школа ищет учителей, с классическими приемами в «багаже», но идущих в ногу со временем, энтузиастов своего дела», - рассказывает основатель и руководитель «Ломоносовки» Марат Зиганов. Преподавателей поощряют за активное и нестандартное отношение к предмету, за идеи, как повысить эффективность учебы. «Учителям же зачастую важнее стабильное рабочее место, желательно – невысокая нагрузка за существенное вознаграждение», - сожалеет он.

По словам руководителя программы формирования коллектива «Умной школы» Сергея Заир-Бека, иногда педагоги говорят, что только большая загрузка и низкая зарплата мешает им введению инновационных подходов в учебе, но в итоге просто не выдерживают современных технологий и интерактивного формата уроков. «Для многих это очень серьезная ломка, случается, что учителя пробуют, но возвращаются к первоначальному: «Почитаем учебник, проверим домашнее задание. Так проще».

«Многие учителя имели опыт изолированной ответственности на своей кафедре. Условно говоря: «я преподаю математику, а за навык коммуникации отвечают учителя литературы», - объясняет Полина Мальцева. - Но руководители нашей школы делают большой акцент на взаимодействии педагогов, создающих единую образовательную программу, и общей ответственности за достижение целей учебы».

Еще одно сложно выполнимое требование – английский язык. Практически все современные школы ожидают этого от преподавателей. «Наши учителя регулярно проходят обучение в англоязычных странах, без иностранного языка у нас будет сложно», - объясняет Станислав Янкевич из Хорошколы. «Есть дисциплины, в частности, предметы естественно-научной области, по которым знание английского языка, на наш взгляд, является критичным, - отмечает Полина Мальцева из Летово: науки в этой сфере развиваются так быстро, что учебники через два года устаревают. Преподавателю нужно интересоваться последними научными исследованиями и прорывами, участвовать в международных конференциях».

Однако очень сложно найти в России учителей выдающегося уровня, которые еще и знают второй язык, признает Мальцева. Поэтому работодатели отдают предпочтение тем, кто в принципе готов учиться. «На некоторые кафедры, где английский не настолько критичен для преподавания, например, математика или русский язык, мы брали учителей, не знающих второго языка. Однако они быстро самоорганизовывались и учили его в процессе, - говорит Мальцева. - Когда язык действительно используется в работе (тренинги, анализ международных программ и экзаменов, общение с иностранными коллегами), появляется смысл его учить».

Школы в принципе готовы обучать свои кадры новым методикам и подходам, во многих заведениях («Умная школа», Летово, Ломоносовка) это даже обязательная программа. «Школы чаще находятся в поиске квалифицированных, опытных педагогов, чем такие педагоги – в поисках работы, - говорит Марат Зиганов. - Не секрет, что очень многие выпускники педагогических вузов не идут работать по специальности и ищут себе применение в других сферах».
Станислав Янкевич
консультант
Хорошевский гимназии,
("Хорошкола")

Ломоносовская школа, Москва
Ломоносовская школа, Москва
Когда язык действительно используется в работе: тренинги, анализ международных программ и экзаменов, общение с иностранными коллегами - появляется смысл его учить.
Кто управляет?

В конце ноября 2017 года в иркутской «Умной школе» стартовала программа обучения административных работников, рассчитанная на год, общим объемом 800 часов. Процесс учебы одновременно будет конкурсом: кандидаты и школа присмотрятся друг к другу, рассказывает Сергей Заир-Бек. По его словам, из более чем 60 заявок на учебу было отобрано около 30, половина кандидатов из сферы образования, половина из бизнеса. «Критерием для отбора был не столько опыт работы в школах, сколько опыт проектной работы, управления в условиях неопределенности, в режиме стартапа», - объясняет Сергей Заир-Бек.

Педагогический опыт для кандидатов на административные должности в школе важен меньше управленческих качеств, подтверждает Елена Чернышкова. «Однажды мы искали кандидата на должность завуча по физической культуре: место досталось девушке с минимальным педагогическим опытом, работавшей руководителем среднего звена в фитнес-клубе и читавшей семинары на спортивные темы. Она полностью вписалась в структуру новой частной школы», - рассказывает Чернышкова.

Полина Мальцева из «Летово» так рассказывает о том, как она с Михаилом Мокринским в 2014-2015 годах искали управляющий персонал, то есть руководителей шести кафедр: «Это был не совсем отбор, а поиск единомышленников, тех, кто поймет, что ему по пути с нашим проектом».

По словам Мальцевой, чтобы найти первых учителей для проекта, ушло несколько месяцев. «Мы встретились с несколькими десятками выдающихся учителей по ключевым предметам, чтобы определиться с подходящими для нас», - привела пример она. «Все они заслуженные специалисты, работают с одаренными детьми, ведут программы повышенного уровня сложности, некоторые обладают опытом внедрения в учебную программу международного компонента, - перечислила Полина Мальцева. - Таких учителей в среде знают пофамильно – это авторы учебников, члены жюри образовательных конкурсов и олимпиад, ключевые педагоги в центрах работы с одаренными детьми, авторы методик и программ». От этих людей были получены еще рекомендации – так был создан шорт-лист кандидатов.

«Некоторым из них идея «Летово» была не близка, кто-то не подошел нам, но в итоге в начале 2015 года шесть человек присоединились к нашему проекту на частичную занятость», - сказала Мальцева.

Разделять ценности проекта, куда соискатели хотят устроиться на работу – одно из самых частых требований к кандидатам: оно есть и в Летово, и в«Умной школе», и в Новой школе, и в Хорошколе. "Важнейший критерий при отборе новых сотрудников заключается в том, чтобы кандидат разделял культуру и ценности школы. Профессиональный уровень и образование тоже абсолютно важны. Что для нас не играет никакой роли, так это возраст", - говорит Станислав Янкевич.
Школа "Летово", Московская область
Школа "Летово", Московская область
Разделять ценности проекта, куда соискатели хотят устроиться на работу – одно из самых частых требований к кандидатам: оно есть и в Летово, и в «Умной школе», и в Новой школе, а, например, для Хорошколы это критерий №1
Полина Мальцева
операционный директор школы "Летово", эксперт Martela EdDesign
Award
Самый главный в школе

«Часто школы, ищущие директора, говорят, что им нужен молодой, с горящим взглядом, но при этом опытный руководитель», - рассказывает Елена Чернышкова. Кандидат должен знать, как работают крутые учебные заведения с мировым именем, и иметь опыт формирования коллектива и руководства им. Найти такого человека сложно: есть много людей с экспертными знаниями, но без руководящего опыта.

Инвестор школы-кампуса «Летово» Вадим Мошкович после долгого поиска директора выбрал на эту должность человека, который изначально должен был оценивать кандидатов.. «Мы организовали многоэтапный всероссийский конкурс, в нем участвовали почти 2000 учителей и директоров со всей России, - рассказывал Мошкович Forbes. - Я встречался с кандидатами из финальной двадцатки, но так и не выбрал директора. Никто не подошел. «Летово» требовался человек с редкой компетенцией — стратегическое видение плюс умение разбираться в деталях и понимание, что и как делать с нуля. А у Михаила Мокринского, работавшего в нашей отборочной комиссии, — полный набор этих качеств. Он 20 лет руководил школой №1535 и сделал ее одной из лучших в Москве, лидером многих рейтингов. И я предложил ему стать директором «Летово».

Поиск кандидата на должность административного директора «Умной школы», которая должна быть запущена в Иркутске в сентябре 2019 года, уже начался. Кандидат должен быть способен «полностью организовать работу большого образовательного комплекса в соответствии с концепцией «Умной школы» и при этом быть готовым «учиться на равных с будущими членами административной команды», отмечается в списке требований на сайте «Умной школы».

«Как это ни удивительно, все чаще на руководящие должности требуется найти гибких кандидатов, открытых к восприятию новой информации и командных игроков, - комментирует Лилия Трушина. – То есть важны и компетенции soft skills».

Однако в случае с выбором директора, от которого во многом зависит, какую модель развития выберет школа, не всегда срабатывает технология отбора, уверен Сергей Заир-Бек: «Наши творческие муки сравнимы с муками учредителей в Летово (Вадим Мошкович не раз подчеркивал, что самым трудным для него оказался поиск директора). При окончательном выборе, думаю, мы будем опираться на интуицию и опыт».
Сергей Заир-Бек
программа формирования
коллектива "Умная школа"
"Хорошкола", МОсква
"Хорошкола", Москва
Часто школы, ищущие директора, говорят, что им нужен молодой, с горящим взглядом, но при этом опытный руководитель.
Денежный вопрос

Какие зарплаты в школах? Оценка доходов работников среднего образования – «плюс-минус километр», предупреждает Елена Чернышкова. Единых зарплатных ожиданий у учителей нет, поскольку нет рынка, объясняет Полина Мальцева.

Директорам, завучам, в среднем, предлагают от 150 000 до 450 000 гросс, - говорит Лилия Трушина. «В одной частной школе мне говорили, что готовы платить директору 300 тысяч рублей и выше - как менеджеру серьезного уровня», - рассказывает Чернышкова. В государственных школах директора могут получать по 150 000 - 300 000 рублей. По словам московских хэдхантеров, меньше сотни тысяч рублей директор в столице не получает. «Но, например, в очень хорошей школе в 10 километрах от Горно-Алтайска зарплата директора - 12 тысяч рублей, при этом нагрузка такая, что он даже не успевает преподавать», - отмечает Чернышкова.

Доходы руководителей направлений или глав кафедр, как их иногда называют, в Москве достигают 150 000 рублей. «С одной подмосковной частной школой мы обсуждали зарплату для главы кафедры между 80-150 000 рублей – предполагалось, что человек, кроме руководства, будет еще преподавать и возьмет на себя дополнительную нагрузку, связанную с созданием методик и повышением квалификации», - рассказывает Елена Чернышкова.

Начальник центра финансового обеспечения Департамента образования Москвы Олег Яковлев на днях заявил, что средняя зарплата московских учителей выросла до 85,9 тыс. рублей. В комментариях к этой новости на Mel.fm учителя поделились данными о своих зарплатах - разброс от 30 до 100 000 рублей.

Хорошая зарплата при полноценной загрузке у столичных учителей - 50-80 000 рублей в месяц, утверждает Чернышкова. Частные школы обычно предлагают какую-то премию к этому.

В «Умной школе» зарплата будет состоять из нескольких составляющих: базовой части и стимулирующей, рассчитываемой индивидуально», говорит Сергей Заир-Бек. «Но 80 000 рублей – это московские расценки, - отмечает он. - Мы все-таки открываем школу, а не космический центр. Зарплата будет выше средней по Иркутску, но не сумасшедшей».

В «Летово» создан стандарт учителя, включающий набор знаний, умений и личных качеств, под разные уровни которого есть вилки по заработной плате, рассказывает Полина Мальцева. «Для корпоративного мира, особенно на западе, система грейдов - это норма, открытая и прозрачная схема, но для российской школы, конечно, в новинку», - говорит она.

Для корпоративного мира, особенно на западе, система грейдов - это норма, открытая и прозрачная схема, но для российской школы, конечно, в новинку.
Галина Казарян
директор по персоналу
"Новая школа"
В России нет места или ресурса, где можно посмотреть собранные воедино школьные вакансии: учебные заведения иногда публикуют их на сайтах, но и это не распространено. Раздел с резюме педагогов есть на сайте Министерства образования, но ни одна школа не называет его в числе основных источников поиска.

Административный персонал все крупные школы так или иначе ищут через хэдхантеров, говорит Елена Чернышкова. Лилия Трушина отмечает, что школы регулярно обращаются к ним с вопросом о подборе топ-менеджмента. Только в Хорошколе завили, что не пользуются услугами кадровых агентств.

А вот поиск учителей чаще всего школы ведут самостоятельно: «у всех людей есть то, что красиво называется «сеть контактов», а по сути означает «поиск по знакомым», - описывает это Чернышкова. Учителя – это кадры, подобранные вручную. Школам пока относительно невыгодно сотрудничать с агентствами по подбору позиции рядовых специалистов, добавляет Лилия Трушина.

«У нас есть внутренние кандидаты, мы пользуемся рекомендациями сотрудников, публикуем объявления о вакансиях на хедхантинговых сайтах и в соцсетях, на специализированных сайтах», - перечисляет Галина Казарян из Новой школы. По ее словам, взаимодействие с кадровыми агентствами - это, скорее, исключение. Для найма сотрудников на начальные позиции (например, кураторов), Новая школа работает с вузами. Присмотреться друг к другу работодатели и соискатели могут на различных профессиональных мероприятий, говорит Галина Казарян.

Станислав Янкевич из «Хорошколы» говорит, что приблизительно 40% кадров было найдено через популярные онлайн-платформы (HeadHunter, LinkedIn и тд) и около 20% - через соцсети. На «сарафанное радио» приходится около 30% кандидатов: «люди, которых рекомендуют, чаще оказываются подходящими кандидатами, но без интернет-технологий по активному поиску сотрудников обойтись невозможно», - отмечает Янкевич.

«Умная школа сейчас в ситуации стартапа, поэтому мы пользуемся практически всеми возможными каналами: и кадровые агентства, и СМИ, и даже реклама, почтовые рассылки, - рассказывает Сергей Заир-Бек. – Мы, в том числе, приходили и в вузы, рассказывали о проекте. А для некоторых дисциплин, возможно, будем рассматривать варианты сетевого обучения, а так же приглашать тех высококлассных специалистов из других регионов страны, кто готов работать вахтовым способом.
Кадры, подобранные вручную
Генеральное Консульство Финляндии в Санкт-Петербурге
+ 7 921 750 54 09
info@eddesignaward.com
Стратегические партнеры
Контакты
Институт Финляндии в Санкт-Петербурге
Информационный партнер
mel.fm
Отели Sokos