Консорциум бюро «Восток» и компании Martela победил в конкурсе на разработку архитектурной концепции школы «Новый взгляд» в Хамовниках. Это, пожалуй, третий пример (после школы «Летово» и школы «Точка будущего» в Иркутске), когда школа проводит публичный конкурс концепций и идей и в конкурентном поле выбирает себе архитектурную и инженерную команду. Мы обсудили этот конкурс с Еленой Араловой, руководителем компании Martela.


— Вы много занимаетесь школами, принимали участие в нескольких ярких проектах в образовании. Школа в «Садовых кварталах» тоже особенная, инновационная?
— Да. Мне показалось, что организаторы конкурса, в числе которых МГИМО и Фонд «Новый взгляд» — люди очень увлеченные этим проектом. За школой стоит мощная образовательная концепция, в центре которой не только рейтинги и олимпиады, но, в первую очередь, человек. Искренняя увлеченность учащегося, его интерес и любопытство, страсть к приключениям, стремление срочно заново изобрести велосипед. А еще рефлексия, размышления: как привлечь в школу самых талантливых, одаренных экспертов (ученых, искусствоведов, музыкантов, предпринимателей), готовых работать с обычными школьниками, вдохновлять и передавать опыт. Эта школа про людей. Обычно нам ставят задачи более простые: построить здание такой-то площадью, с таким-то бюджетом, с такими-то фасадами. И это редкий случай, когда заказчик способен поставить задачу такого гуманитарного уровня. Это так захватывает! Согласитесь, это отличный повод бороться за право быть частью такой крутой команды.

— Сколько времени было на подготовку проекта? Когда школа сможет принять первых учащихся?
— По планам Фонда, сентябрь 2023 года – это целевая дата для запуска школы. У нас есть в запасе 26 месяцев. Весьма сжатый срок для амбициозного образовательного проекта. Важно собрать проектную группу, людей с хорошей экспертизой, способной за такой короткий срок сформировать и архитектурную, и инженерную, и идеологическую концепцию здания. Я думаю, это и была причина нашей победы: мы хорошо знаем образовательный рынок, мы влюблены в российскую школу, хорошо знакомы со всеми знаковыми архитектурными проектами школ в Европе. Думаю, наша ключевая компетенция, которая помогла в этом конкурсе — ясное понимание связи архитектуры, среды и образовательного результата. Но нам предстоит огромное дело. Нужно очень сильно погрузиться в образовательный пласт и через этот контекст переосмыслить структуру здания, фасады, инженерию, вообще все. Я лично чувствую и волнение, и страх, и огромную ответственность перед всеми. Нам предстоит время очень высокой концентрации.

— Вы говорили, что планируете сформировать экспертную группу, которая примет участие в проектировании.
— Не совсем так. Проектные работы — это наша зона ответственности, безусловно. Мы часть архитектурной и инженерной команды. Но не было задачи построить маленькую, частную школу для одаренных состоятельных детей. Была задача создать школу с открытым кодом, школу-хаб. Поэтому мы создаем платформу для этого уже сейчас — на этапе проектирования. Нам важно увидеть, как люди сейчас обучаются музыке, как организуют выдающиеся выставки, как делают изобретения — в контексте актуального сегодняшнего и даже завтрашнего дня. Мы хотим «угадать» школу на 10-20 лет вперед. Поэтому нам нельзя работать без экспертной группы. Этой школе нужен «коллективный мозг», который сформирует поле для выработки новых идей устройства школьного здания.

Концепция проекта школы «Новый взгляд». Консорциум бюро «Восток» и компании Martela

Мы предложили здание, которое «растет»: пространство перестраивается, меняется без дополнительных на то инвестиций. Для этого не нужны перегородки-трансформеры и мебель на колесах. Для этого нужна гибкая интерпретация назначения помещения, структура которых в школе устроена так, что интуитивно, подспудно, подталкивает жителей школы к междисциплинарной и межвозрастной работе. Мы «зашивали» в структуру здания, в его объем, образовательную ткань.

— А что в вашем предложенном на конкурс решении было такого революционного, особенного?
— Наверное, сама идея, концепт, подход. Мы предложили здание, которое «растет»: пространство перестраивается, меняется без дополнительных на то инвестиций. Для этого не нужны перегородки-трансформеры и мебель на колесах. Для этого нужна гибкая интерпретация назначения помещения. Это театр, или классная комната, или часть рекреации, или кабинет музыки? Это все вместе. У нас нет методических кабинетов, приемных и кабинетов бухгалтерии, а есть почти домашнее кафе для взрослых жителей школы, в самом ядре здания, где удобно собираться не только учителям, но и приглашенным гостям; место, где пересекаются все потоки с тем, чтобы создать синергию, сообщество взрослых людей. Наш спортивный блок выделен, фактически, в отдельное здание – это позволяет удобно, естественно и легко провести на большой площадке конференцию, организовать хакатон, нисколько не мешая образовательному процессу в школе. Мы научились подключать проекторы и интерактивные панели без проводов – в любой точке здания. Наши стеклянные перегородки оснащены пленкой переменной прозрачности, что позволяет обеспечить разный уровень приватности или публичности образовательного процесса. Наше здание антивандальное: его просто нельзя сломать или испортить. Вот совсем нельзя — в силу специфики подобранных отделочных материалов. Структура помещений в школе устроена так, что интуитивно, подспудно подталкивает жителей школы к междисциплинарной и межвозрастной работе. Мы «зашивали» в структуру здания, в его объем образовательную ткань. Но это только наметки пока, прототип. Нам предстоит огромная работа, чтобы реализовать задуманное.

— Кажется, вам достался очень требовательный Заказчик. Как суметь работать с ним на одной волне? Как соответствовать его, в том числе, экономическим ожиданиям?
— Вы знаете, я ранее не была знакома с руководством МГИМО, Фонда «Новый взгляд» и даже с девелопером, развивающим эту площадку. Впервые я увидела этих людей в момент своей презентации, устроенной организаторами для всех участников конкурса. Но мы задавали много вопросов во время подготовки к конкурсу; мы консультировались со своими коллегами-архитекторами, уже построившими выдающиеся школьные здания; мы изучали историю МГИМО, разговаривали с выпускниками института; мы не раз были на площадке, на территории будущей застройки. Нам важно было уловить дух этой школы. Очень надеюсь, что нам это чуточку удалось. Хорошо, что еще есть время на разработку проекта. Думаю, нам удастся поддержать планку, заданную Институтом.