Подростки в городe: как старшеклассники меняют городскую и школьную среду

17 марта в эфире EdDesign.journal прошел прямой эфир с консультантом проекта «Перемена» Анной Красновой. «Перемена» дает возможность подросткам деятельно поучаствовать в жизни школы и города, включившись в принятие решений о преобразовании среды. Дети учатся разрабатывать жизнеспособные идеи благоустройства, презентовать их своим сверстникам и чиновникам и контролировать реализацию выбранных проектов. А  параллельно узнают о полномочиях исполнительной власти города, бюджетном процессе и федеральном законе «О госзакупках». Один из важных эффектов «Перемены» в том, что подростки, которым обычно нет места в городе, создают локации для себя, присваивая и учась ценить городское пространство.


 

Проект инициативного – еще его называют партиципаторным – бюджетирования в школах вырос из городской программы вовлечения горожан в управление бюджетом. Программа эта существует с 2013 года, ее разработал и курирует Центр гуманистической урбанистики UP Европейского университета. Суть в том, чтобы научить горожан осознанно участвовать в преобразовании среды: понимать нужды города, его устройство, источники перемен и денег на них, механизм распределения бюджета.

По словам специалиста центра Анны Красновой, ежегодно при сборе инициатив от горожан приходилось отсеивать детские проекты. По закону о бюджете Санкт-Петербурга, только совершеннолетние люди могут претендовать на городские деньги. «Мы были вынуждены каждый раз говорить детям: «Извините, ребята, мы не можем вас взять». Но видели, что интерес есть», — говорит Анна.

Поэтому для школьников был придуман специальный проект, его назвали «Перемена». По задумке организаторов, участники «Перемены» — старшеклассники одной из отобранных в конкурсе школ получают возможность потратить 3 млн бюджетных рублей, реализуя свои идеи по улучшению школы (или пришкольной территории) и городской среды. Дети не только разрабатывают инициативы и выбирают лучшие из них, но и контролируют ход реализации проектов.

«Вовлекая активистов в реализацию городских проектов, мы довольно часто сталкивались с ситуацией, когда одни инициаторы что-то делают для определенной группы людей, не спрашивая, собственно, мнения этой группы, — отмечает Анна Краснова. – Например, делают что-то для маломобильных людей, не интересуясь ничем у них. Получается не очень хорошо. Мы решили спросить школьников, чего им самим хочется, и помочь это реализовать».


Как отбирают участников  

Конкурс на участие в «Перемене» объявляется среди школ определенного района Санкт-Петербурга. В 2019 году из 15 районных школ заявки на участие подали 9. В 2020-ом, в Петроградском районе пришли заявки от 11 школ из 15, а в более крупном Красногвардейском районе –  от 8 из 40. В проекте участвуют все ученики 10 классов: их проще всего снять с уроков на неделю, как того требует проект – у 9-х и 11-х классов впереди маячат экзамены. Кроме того, выигравший проект реализуется на следующий год, а значит, 10-тиклассники успевают его застать. На старшеклассников ориентируются, поскольку от детей требуется осознанное участие и работа со взрослыми специалистами на равных.

Выбирая школу, организаторы «Перемены» вначале оценивают техническую сторону заявок: сможет ли администрация на неделю освободить детей от уроков, есть ли в учебном здании помещения, где можно заниматься. Затем смотрят на мотивационные письма директоров, учителей и самих школьников. Важно, чтобы участвовать хотела не только администрация, но и ученики, ведь задача проекта – реализовать именно их инициативы.

НОВОЕ

Фото: Центр UP; актовый зал (проект победитель «Перемены» — 2019 в Петроградском районе Санкт-Петербурга) после реализации и до начала работ 


Деньги на школьников

 

«Перемена» развивается на за счет районных бюджетов. Проект стартовал в 2019 году в Петроградском районе, глава которого согласился выделить 3 млн рублей на реализацию инициатив школьников. Из этих денег 500 000 рублей пошло на идею по улучшению школьного пространства, а остальные 2,5 млн – на предложения для районной территории.

3 миллиона – много это или мало? С точки зрения городских нужд, конечно, мало, комментирует Анна Краснова. Грубо говоря, это стоимость средней детской площадки в Петербурге. Однако для школы это ощутимые деньги: средний годовой бюджет питерской школы – 80 млн рублей, около 80% которых уходит на социальные обязательства: зарплаты, штрафы и тд, говорит Анна Краснова. «Обычно оставшихся денег и на «взрослые» нужды не хватает, — отмечает она. – К тому же школьникам вообще никаких денег не дают, так что для них 3 миллиона рублей — это, конечно, много».


Альтернативы торговым центрам

 

Первый проект «Перемена» прошел на базе школы Петроградского района Петербурга №86. Десятиклассники неделю работали над своими инициативами с тюьторами — архитекторами, художниками, дизайнерами, урбанистами. Консультанты «Перемены» читали детям лекции о полномочиях исполнительной власти, благополучателях, бюджетном процессе и законе «О закупках» — «чтобы желания типа «купить приставку Xbox и играть на переменах в футбол» вывести на нормальные, реализуемые проекты», — рассказывает Анна Краснова. Предложения обсуждали с сотрудниками администрации Петроградского района, они вносили свои корректировки, чтобы проекты получились жизнеспособными. «Как нам один директор школы сказал: «Я хочу, чтобы мои ребята поняли, что светофор появляется в городе не просто так», — добавляет Анна Краснова.

Зачем нужно вовлекать детей в благоустройство района, не ограничиваясь пределами школьной территории? Организаторы «Перемены» хотят изменить отношение подростков к городской среде и среды к ним.  Подростки – это та аудитория, к которой город пока практически не обращается. Для них, по большому счету, нет общественных пространств: детские площадки – для малышей, спортивные – для студентов и людей постарше. «Если и существуют пространства, которые могут занять подростки, то чаще всего они без навесов, и как только плохая погода или холодно – там уже нельзя находиться. Поэтому подростки тусуются в торговых центрах — им больше негде собраться», — резюмирует Анна Краснова.

Идеи для района придумывать сложнее, говорит она. Дети начинают исследовать территорию, которая им зачастую незнакома, в отличие от школы. Десятиклассникам проводят экскурсии, чтобы у них появилось понимание, как устроен город и как можно реализовать там свои инициативы. «Школьники, во-первых, не очень представляют, что можно сделать в районе – дети мыслят, скорее, объектами, а не пространствами. А, во-вторых, еще не очень верят, что им действительно дают что-то сделать. Выходя на улицу, они теряются. Им кажется, что город — это не их пространство, а взрослых, — и они опасаются создавать что-то исключительно для себя. Но если давать возможность, я думаю, со временем дети поймут, что могут что-то делать и для себя тоже», — поясняет Анна Краснова.

Инициатив от школы бывает несколько: десятиклассников делят на группы по 10-15 человек, каждая из которых презентует в конце проектной недели свои идеи. Внутри школьные инициативы выбирают на голосовании все ученики школы, а районные проекты презентуют представителям от всех школ района (по 2-3 человека от параллели).

 

Фото: Центр UP; реализация проекта «Уличный гамак» 

Мировой опыт

Идея инициативного бюджетирования появилась в Бразилии в конце 1980-х: жителям предложили самостоятельно решать, куда будет направлена часть тех бюджетных средств, которые ранее распределялись местными депутатами. Сейчас больше, чем в 20 странах мира работает этот механизм, в том числе и применительно ко школам. А, например, в Португалии каждая из более чем 600 государственных школ ежегодно получает дополнительный бюджет на инициативное бюджетирование, в котором участвуют дети 13-18 лет.


Чего хотят школьники

 

В 86-ой школе в 2019 году выиграли три инициативы: проект трансформации актового зала в школе, уличный гамак и «Живой мессенджер» на территории района.

«На старте это была обычная аудитория с самодельной сценой, где ребята иногда делали постановки, — описывает кейс с актовым залом Анна Краснова. — Там невозможно было закрыть окна, там был плохой свет, там было душно. А ребята представили инициативу, как можно трансформировать зал, чтобы там появилась нормальная сцена, мобильная мебель, хороший свет. Плюс, администрация школы по своему почину добавила свои деньги к районным, и в зал купили диджейский пульт. Теперь там можно еще и дискотеки проводить. Мы недавно встретили одного из авторов этой инициативы, который сейчас в 11 классе учится. И он с таким восторгом говорил, что действительно все работает».

Гамак дети хотели сделать на берегу реки, чтобы можно было наслаждаться видом. Однако в итоге он появился на площадке для экстремальных видов спорта под путепроводом. «Как мы говорим на лекции по городским полномочиям, не всегда все получается так, как мы хотим, — комментирует Анна Краснова. — Дети придумали и долго убеждали одноклассников и соучеников по району, почему нужен гамак. На берегу реки его поставить не получилось, но он, в общем, к месту на этой площадке. Проекты вовлечения хороши тем, что через них можно провести какие-то необычные инициативы. И если в итоге они всех устроят, то затем могут распространиться на весь город. Мы надеемся, что история с гамаками распространится, потому что это правда удобнее, чем скамейки. Скамейки мокнут, на скамейках нельзя полежать, а здесь можно поваляться. Видимо, для подростков это важно – поваляться».

«Живой мессенджер» — скамейки с навесом, стоящие друг напротив друга, чтобы общаться вживую, а не через гаджеты. Эта инициатива сейчас в процессе реализации.

Среди других детских идей — несбыточный «Канцелярский парадайз» — вендинговый автомат с бесплатными ручками, тетрадями и прочим, прокат зонтиков, который не рассматривали как возможный в реализации, но сочли хорошей бизнес-идеей, и откидные столики в коридорах – чтобы дописать что-то на перемене. А еще Комната ярости в старой телефонной будке, оббитой изнутри, чтобы человек мог зайти внутрь, поругаться и выйти в хорошем настроении. В итоге, правда, эту идеи не поддержали – видимо, у подростков есть другие способы выпустить ярость.

В основном же дети предлагают что-то благоустроить. Сделать место, где можно отдохнуть и пообщаться: во дворе школы или за ее пределами. «Есть ощущение, что на переменах детям нечего делать, что они не знают, куда себя деть», — комментирует Анна Краснова.

Часто дети мыслят стереотипами, копируют уже созданное: где-то появился скейтпарк, взрослые качели или благоустроенная набережная – сразу: «мы тоже такое хотим», рассказывает Анна Краснова. Так, в 2020 году в Красногвардейском районе Петербурга выиграла инициатива на счет популярных сейчас в городе взрослых качелей, а в Петроградском районе — площадка для экстремальных видов спорта.

«Мне кажется, часто дети до конца не верят, что они получат что-то материальное – они привыкли считать, что все кончается на презентации проекта, — говорит Анна Краснова. – И когда они видят, у них появился актовый зал — такой, как они хотели, или гамак — может, не совсем такой, как хотели, но вот он есть по их инициативе — это вдохновляет подростков. Они могут стать активными горожанами, ведь они видят, что возможность менять что-то в городе действительно есть».

 

Фото: Анна Краснова; работа школьников над проектами вместе с тьюторами 


Зачем нужны тьюторы 

 

Обязательное условие участие в проекте «Перемена» — это реализация инициатив детей, а не взрослых. Для этого со школьниками работают тьюторы – модераторы из числа урбанистов, архитекторов и специалистов по работе с подростками, помогающие по-настоящему включаться в проект. Тьюторы – это люди, которые понимают, как расшевелить подростковый коллектив, мотивировать его на сотрудничество и включить в работу по группам. «Например, тьюторы довольно быстро увидели, что школьникам гораздо проще нарисовать или сделать, чем объяснить, что они хотят. Поэтому ребята делают макеты, необычные презентации», — говорит Краснова. При этом тьюторам важно быть тактичными и не давить на школьников, навязывая свои мысли. Центр UP организовал школу модераторов и тьюторов для всех своих проектов, и теперь в «Перемене» принимают участие ее выпускники.

“Сопричастное проектирование — оно во вторую очередь про проектирование. А в первую очередь — про формирование сообщества в школе, про социальные связи, про дружественную среду, про лояльность. При этом все школы очень индивидуальны, у каждой свои болячки”, говорит Екатерина Барсукова, младший научный сотрудник лаборатории образовательных инфраструктур ИСП МГПУ. Екатерина дизайнер, была одним из тьюторов в проекте “Неделя перемен”, запущенным Гете-Институтом. Имеет опыт обучения тьюторов для проекта Центра UP. Сегодня Екатерина вместе с коллегами из МГПУ ведет проекты сопричастного проектирования в московских школах, а также обучает педагогов, в том числе из регионов, работе в новых школьных пространствах.

Для того, чтобы стать участником подобного проекта школа должна быть сама очень заинтересована в изменениях. “Без разговора с администрацией, с директором, с контрактными управляющими, с завучами — заходить на “сопричастие” нельзя. Мы не должны столкнуться с ситуацией, когда мы, условно, сделали места для уединения, а детям потом запрещают там сидеть”. Екатерина Барсукова вместе с коллегами придерживается определенной, выработанной со временем, методики, которая позволяет выявить реальные школьные запросы. Работа проходит в несколько этапов и предполагает знакомство тьюторов со школой (наблюдение и экскурсии), эмоциональную оценку пространства, семинары для учеников с творческими заданиями, которые позволяют взглянуть на привычную школьную среду по-новому.

Довольно сложно включить ребенка в совместное проектирование на этапе создания новой школы. Но, по мнению Екатерины Барсуковой, возможна и даже необходима практика, когда архитекторы продолжают работать с уже заселенной школой и корректировать ее, “подгонять” под школьное сообщество. “Это must have. Я не понимаю, почему это так редко делается. Это очень важно. Я верю, что школа должна быть субъектной, иметь свой интерьерный и экстерьерный характер. Гибкость школы должна закладываться на уровне архитектуры”


Право на проект

 

Проекты партиципаторного бюджетирования в школах есть не только в Петербурге. Например, Гете-институт при поддержке Министерства иностранных дел Германии несколько лет подряд проводил проект «Неделя перемен» в небольших школах Северо-Западного федерального округа.

Основной вопрос стандартный – где взять деньги? На «Перемену» финансирование дает тот район, где находится школа, поэтому проект может состояться только в случае готовности чиновников выделить средства. «Если сама школа придет и скажет, что готова выделить из своего бюджета 500-700 тысяч, чтобы мы провели «Перемену» у них, то мы, наверное, проведем, — говорит Анна Краснова. — Но у школ обычно нет «лишних» денег».

По ее словам, в центр UP обращаются с предложениями поехать в другой регион, чтобы организовать подобный «Перемене» проект и там. «Мы задумались над масштабированием методологии, но нам важно не превратить проект в профанацию, когда реализуются идеи администрации, а не школьников, — говорит она.  – Поэтому центр будет откликаться только на инициативы тех школ, где администрация готова делегировать детям возможность придумать и реализовать самим».