«Растущее здание»: новый корпус РАНХиГС в Барнауле

В Барнауле построен новый корпус Алтайского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ. В уникальном для Сибири здании-дереве размещены учебные аудитории, рекреации и пиццерия. Основываясь на идее метаболизма, использованной при проектировании, здание вступает в диалог с городом, а в будущем может быть достроено.


Нехватка площади и идея метаболизма 

 

Комплекс зданий РАНХиГС развивался в течение нескольких лет, рассказывает архитектор Александр Деринг, чья творческая мастерская проектировала новый корпус. Сначала приобрели старое здание детского сада и реконструировали его под первый корпус, затем построили второй. 

Когда появилась необходимость в новых помещениях — в дополнительных аудиториях и большом актовом зале, академия снова задумалась о расширении. У собственников участка оставалось свободное место, но не очень большое. Перед проектировщиками стояла непростая задача: как уместить новое здание на небольшой площади и максимально эффективно использовать пространство. Так появилась идея применить в архитектуре концепцию метаболизма.  

 

ЧТО ТАКОЕ МЕТАБОЛИЗМ 

Метаболизм — направление в архитектуре и градостроительстве, возникшее в Японии в 50-х годах XX века. По аналогии с биологическим термином (метаболизм, обмен веществ — химические реакции, возникающие в живом организме для поддержания жизни), в архитектуре принцип метаболизма проявляется в том, что строение легко адаптируется к быстро развивающемуся городскому ландшафту. Особенности архитектурного языка метаболистов: незавершенность, «недосказанность», открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Представители направления: Киёнори Кикутакэ, Кисё Курокава, Масато Отака и другие. Символ — башня Накагин в Токио (Япония), построенное в 1972 году.

 

На основе концепции метаболизма родилась идея древа знаний в Барнауле, и корпус получил такой образ: здание от основы-ствола развивается консольно (блоками) в разные стороны. По словам Александра Деринга, архитектура корпуса, с одной стороны, модернистская, а с другой — устремлена в будущее: к консолям можно пристраивать новые помещения. 

«Обычно консоли бывают небольшими — балкон, например, — рассказывает Деринг. — А при строительстве нового здания РАНХиГС мы применили дерзкое конструктивное решение. Консоли крупные и мощные — выступают из тела здания больше, чем на три метра, ветками нависают над землёй — так создаётся образ дерева. В Сибири аналогов такой архитектуры нет, в России — единицы, например, здание международной школы Wunderpark в подмосковной Истре».

Часть помещений, где располагаются рекреации, выполнены из стекла. Через панорамные окна город будто проникает внутрь здания. “Люди из рекреаций смотрят на улицы Барнаула, а город смотрит на них. За счёт такого взаимопроникновения у студентов появляется новое ощущение и переживание”, — считает Александр Деринг.  На этом взаимодействие академии с городом не заканчивается. Актовый зал проектировался и создавался как многофункциональное помещение — с расчётом на то, что в нём будут проходить не только вузовские, но и городские мероприятия. 


Десять месяцев на всё 

 

От завершения проекта до его реализации прошло десять месяцев — фантастически короткий срок. По Дерингу, основная заслуга в том, что идею удалось реализовать так быстро, принадлежит заказчику — увлечённому творческому человеку и успешному менеджеру (имя не раскрывается).

Стройка велась почти круглосуточно с постоянным контролем качества. Задача была непростая — возвести замысловатую конструкцию, которая будет рассчитана на сибирский климат. Большое количество окон потребовало особых инженерно-технических решений. Так, с северной стороны, где меньше солнца, нужно было компенсировать теплопотери. Для этого в конструкции поместили утеплитель. С южной — наоборот, нужно бороться с перегревом. В тех помещениях встроены текстильные рольжалюзи с нанесённым на них специальным светоотражающим составом. 

Стройкой плотно занимался большой коллектив. «На моей 40-летней практике такого скоростного проектирования и строительства не было. Одно дело — проектные работы, армирование, возведение здания, но это же и серьёзная инженерная начинка, коммуникации, — рассказывает Деринг. — К учебным зданиям повышенные санитарно-технические требования и требования по пожарной безопасности. По ходу какие-то нормы менялись, нужно было вносить изменения. Например, в процессе строительства выяснилось, что из-за пандемии изменились правила, и ковролин, который мы планировали положить, класть стало нельзя. Но мы нашли компромисс: санитарно-эпидемиологическая служба разрешила использовать ковролин при условии, что его каждый месяц будут обрабатывать противовирусным составом. Такие вопросы, вплоть до мелочей, приходилось решать в режиме онлайн».


Логистика и оформление 

 

Снаружи здание выглядит объёмно, при этом планировка его намеренно простая, чтобы студентам было легко ориентироваться. На первом этаже — вестибюльная группа и пиццерия, оформленная в итальянском стиле. В академии утверждают, что печь для приготовления пиццы доставили из Италии. 

Затем идут три учебных этажа. Перед выходящими из  лифта посетителями  открывается коридор, заканчивающийся рекреацией с витражами. Учебные аудитории, поточные и одиночные, располагаются в консолях и будто нанизаны на внутреннюю ось здания. Последний этаж — большой актовый зал с рекреацией. Оформляя внутренние помещения, проектировщики считали важным уйти от ощущения типового здания, казёнщины. Акцент делался на том, чтобы в академии студенты могли не только поучиться, но и развивались разносторонне: здесь же, в вузе, могли уютно отдохнуть, заняться хобби, поработать. 

Одна из рекреаций в здании-дереве выполнена в виде гостиной, где можно, например, поиграть на гитаре или в шахматы. Здесь установлен биокамин, потолок оформлен в виде шахматной доски, а лампы — в форме фигур. В другой рекреации стоит теннисный стол; в третьей — коворкинг. В новом корпусе академии установлена мебель с магнитными зарядками для гаджетов. Есть кресла-коконы, подвешенные к потолку; на приборах отопления — специальные кожухи, чтобы студенты могли на них сидеть. На одном из этажей вокруг окон женского туалета сделана группа из маленьких подсолнухов, мужской санузел также оформлен в жёлтых тонах. 

 

Как выглядит и как устроено новое здание датской школы архитектуры в Орхусе? Мартин Крог, автор проекта, сооснователь и архитектор бюро ADEPT, рассказал EdDesign Mag о концепции New Aarch и даже провел небольшую экскурсию в прямом эфире по уникальной библиотеке вуза. Читайте также наш разбор новых университетских кампусов в США, Швеции и Дании.  


Здание-дерево и диалог с городом

 

Часть помещений, где располагаются рекреации, выполнены из стекла. Через панорамные окна город будто проникает внутрь здания. “Люди из рекреаций смотрят на улицы Барнаула, а город смотрит на них. За счёт такого взаимопроникновения у студентов появляется новое ощущение и переживание”, — считает Александр Деринг.  На этом взаимодействие академии с городом не заканчивается. Актовый зал проектировался и создавался как многофункциональное помещение — с расчётом на то, что в нём будут проходить не только вузовские, но и городские мероприятия. Там есть зона, где можно проводить экспресс-выставки. Сейчас в актовом зале монтируется самый большой в городе светодиодный экран.

И в целом РАНХиГС стремится не отгораживаться от города, а взаимодействовать с ним. В помещениях вуза регулярно проходят фестивали, хакатоны, конференции. Недавно Александр Деринг проводил по зданию-дереву экскурсию для молодых архитекторов города. Возможно, такие экскурсии станут регулярными. 


Горизонтальное развитие 

 

Сейчас в Алтайском филиале набирают первый поток по урбанистике. Занятия по этой дисциплине будут проходить в здании-дереве. Благодаря концепции метаболизма, использованной при проектировке нового корпуса, его можно будет развить горизонтально: например, расширить инфраструктуру за счет дополнительных помещений, которые можно подстыковать к консолям здания как к шарнирам. В самых смелых планах РАНХиГС — замкнуть квартал, выкупив дополнительные территории, а на них построить общежитие для аспирантов и гостей, спортивный манеж. 

 

 

Три главных особенности дерева-здания по архитектору проекта Александру Дерингу

  • Идея метаболизма, развития вовне. Теоретическая база не нова, но архитектурная реализация уникальна и своеобразна. 
  • Органичная связь между внешним и внутренним, оболочкой и содержанием, процессом и интерьером. Снаружи здание выглядит оригинально, внутри оформлено интересно. Удалось создать эффект неожиданности.  
  • Открытость миру и будущему. Задел на развитие, а не замкнутость на себе.