Руководитель Института неформального образования «Апельсин» Дима Зицер уверен, что дистанционка – это не кризис, а время возможностей. Не интервью – а практически манифест к учителям о том, как важно подойти к карантину творчески, и сколько новых инструментов дает формат удаленки.


Как думаете, изменит ли массовый переход на дистанционку российское образование? Все ли вернутся назад в школы, когда карантин закончится?

Думаю, пока о невозвращении в школы говорить рановато. Во всяком случае, я не чувствую серьезного перелома, хотя хотел бы. Дело в том, что формат «дистанционного обучения» все понимают по-разному. Есть учителя – и, к моему огромному сожалению, их пока большинство, — которые просто посылают ученикам по почте задания и в конце дня просят прислать ответы. По-моему, это вообще нельзя назвать обучением.

Но могу сказать про одну отдельно взятую школу – у нас в «Апельсине» уже очевидно, что дистанционка очень сильно повлияет на то, что будет после нее.

На время карантина вы полностью сохранили школьное расписание уроков, которое в «Апельсине» довольно сложно устроено. Справляетесь?

Да, у нас в школе много параллельных уроков, много занятий, предложенных учителями или детьми. Ученики выбирают себе план занятости самостоятельно. Мы приняли решение ни одного урока в расписании не отменять. Остались фитнес, йога, танцы, кулинария и так далее. Сначала это решение нас самих немного напугало, но по итогу оно нас и выручило. В такой форс-мажорной ситуации структуру уроков специально менять не надо – то, что должно измениться, поменяется само. Нужно менять содержание и форму.

Мы с учителями начали с того, что выбрали не одну, а несколько он-лайн платформ для образования. Основной программой дистанционки стала Zoom. Она позволяет вести он-лайн конференции или уроки, объединяя до ста человек одновременно. Затем у нас появился и Youtube-канал – туда мы выкладываем некоторые ролики уроков, которые записывают учителя. Еще много разной информации складываем в Google Doc, туда может зайти каждый – и учитель, и ребенок, и родитель.

Мы сразу подключили детей к обсуждению: реальность такова, что на время нам придется расстаться, и связи между нами станут только виртуальными. Дети немедленно открыли телеграм-канал школы. Там обитатели «Апельсина» передают друг другу приветы, посылают видосики из дома, фотографируют, кто что ест. Это не чат, а именно канал с сообщениями, проходящими через модераторов (ребенок и учитель). У каждого класса тоже стали появляться свои телеграм-каналы. Это то, что создает контекст дистанционки – причем его генерируют дети. То, что сохраняет школьную «общину».

Уже появляются идеи, как после карантина изменить содержание, форму уроков?

Да, происходит обновление инструментов. Это оказалась новая, очень творческая история. Я на днях дистанционно вел урок литературы в 9 классе. Начал рассказывать про «Мертвые души», затем вдруг увидел на Youtube чудесный ролик Александра Архангельского про героев Гоголя и понял, что ничто не мешает нам прямо сейчас посмотреть его вместе.

Так что не надо говорить, что с переходом на удаленку остается только один инструмент. Ребята – наоборот. У вас море инструментов. Снимать вместе киношки, показывать кусочки фильмов, читать детям вслух. Наши учителя, например, стали создавать и записывать аудиокниги для самых маленьких школьников – у нас учатся дети с 4 лет, и им прикольно вечером послушать аудиокнижку. Это и есть контекст дистанционки. Не одна конкретная технология, а контекст.

Фото: скриншоты из youtube-канала школы «Апельсин» «Апельсино Карантино» 

Не надо говорить, что с переходом на удаленку остается только один инструмент. Ребята – наоборот. У вас море инструментов. Снимать вместе киношки, показывать кусочки фильмов, читать детям вслух. Наши учителя, например, стали создавать и записывать аудиокниги для самых маленьких школьников – у нас учатся дети с 4 лет, и им прикольно вечером послушать аудиокнижку. Это и есть контекст дистанционки.

Как дети переносят всю эту удаленку? Есть те, которые теряются в он-лайне или забили на процесс и не появляются на уроках? 

Нет, учеников, которые теряются в он-лайне нет. У нас все на уроки «ходят» и всем им по кайфу. Во многих технологиях дети рубят побольше нашего, так чего им теряться? Но есть совсем маленькие ученики, которым, может, тяжеловато с компьютером и нужна техническая помощь: что-то нажать и так далее. Я думаю, что это только поначалу.

А какая продолжительность он-лайн урока оптимальна для детей, чтобы концентрация внимания не терялась?

Вы очень примитивно задаете вопрос про дистанционное обучение. Это история не про то, что ребенок с напряжением должен пялиться в экран, где училка жонглирует ссылками и читает лекции. Это вообще не так и абсолютно не предполагает тупого сидения перед экраном. Он-лайн обучение — это общение, это танец, это послушать музыку, порефлексировать, это заняться спортом, глядя на обучающий ролик. В таком формате с концентрацией внимания будет все в порядке.

А домашка? Как рассчитать время на ее выполнение в новых условиях? Это ведь важно, чтобы определить продолжительность занятий. 

Это не важно, потому что, на мой взгляд, домашнее задание – это полная ерунда. И до карантина, и после карантина. Более того – по окончанию карантина оно тоже продолжит являться чепухой. Домашнее задание — это неумение учителя передать и закрепить материал во время урока. После того, как окончился урок, дети должны самостоятельно планировать свое время и заниматься тем, что им приятно. Домашки у нас в школе не было, нет и не будет, и другим того же желаю.

Хорошо, а что с успеваемостью? Нет сейчас паники среди учителей, что дети, вернувшись в школу, тотально отстанут от программы, не сдадут ЕГЭ, съедут на плохие оценки?

Вы разговариваете, в этом смысле, видимо, с полным фриком, потому что у нас опять же нет оценок. И, мне кажется, вне зависимости от оценок любой нормальный учитель ждет без паники, а с восторгом возможности обнять своего ученика. Нет?

Давайте искренне исходить из того, что большинство учителей нормальные, может быть, немного запутанные, в чем-то обманутые, дезориентированные. Но вообще-то нормальные.

Фото: jana.delfi.ee

А насколько школа «Апельсин» далека от народа? Ваши коллеги, которые настроены менее революционно, пеняют вам, что «Дима, тебе легко говорить». Что это значит и почему вам говорить легко? 

Я считаю, что наша школа максимально близка к народу. По каким критериям измеряют эту «дальность»? По тому, что детей нельзя «мочить», унижать их достоинство? Что с детьми нужно разговаривать как с людьми любого другого возраста, имея в виду их особенности, как и в любом другом возрасте?

Я не понимаю, о чем говорят все эти люди, утверждая, что мне говорить легко. Я считаю это прекраснодушием, чтобы не сказать неискренностью. Я считаю это оговорками, отмазой. Именно сейчас 100% – не 93, не 98, — учителей могут проработать новые формы. Я считаю, в этот момент учителя должны объединиться такой школьной клятвой Гиппократа, и работать заодно – для детей.

И, я думаю, это не повод говорить обо мне или о нашей школе как о чем-то особенном, честное слово. Это повод сказать коллегам: «Ребята, это наше время».

Вчера мне написала одна учительница длинное сообщение, видимо, обидевшись на такие мои заявления. Говорит, у меня 30 учеников, дома нет собственного девайса, чтобы проводить дистанционные занятия – интересно было бы посмотреть, что бы вы сделали в таких условиях.

Да я много бы что сделал. Что, телефона у нее тоже нет? Возможности собраться на поляне в трех метрах друг от друга и придумать технологию взаимодействия у нее тоже нет? А возможности посмотреть какой-то фильм вместе и обсудить его на телефонной конференции? А возможности попросить у родителей необходимый девайс на какое-то время?

Это неправда, что нет возможности. Это просто привычка к прогнившей 200-летней системе образования, которая когда-то была супер-передовой.

Могли бы вы и правда дать советы родителям, которые пытаются работать из дома и оттуда же следить за учебой детей на дистанционке?

Мне кажется, здесь нет специальных советов, вернее, они очень очевидные.

А мне кажется, во время подобного форс-мажора школе особенно важно наладить взаимодействие с родителями.

Взаимодействие с родителями важно во все времена, и в условиях карантина, и без. Чтобы помочь дистанционному обучению, родители могут сделать так, чтобы у школьников был свой угол, чтобы их никто не дергал, и они могли спокойно заниматься. Чтобы в этот момент никто не висел над детьми, не пытался их контролировать. Это вполне обычные вещи.

По-моему, одна из главных проблем удаленки в том, что люди в большинстве своем не умеют структурировать время и планировать день. В ситуации, когда нужно распоряжаться временем самостоятельно, остро стала ощущаться тоска по внешнему контролю. Значит, школа должна, в первую очередь, научить этому структурному подходу, четкому планированию?

Я не склонен судить, но мне кажется, дело не в том, что кто-то не умеет этого, а в том, что не было повода научиться. Тогда те, кто умеет, может показать пример, а остальные могут им воспользоваться.

Конечно, нужно помочь в структурировании рутины. Не хочу говорить слово «расписание», но что-то от расписания в этом есть. Я уже рассказывал про расписание «Апельсина» — оно сложное, оно предусматривает возможность каждого ребенка самому выбрать, на какой урок пойти, организовать себе что-то из двух или трех уроков одновременно, не пойти на занятие вовсе. Сейчас эта возможность появилась у всех. Нужно только научиться правильно структурировать.

Так получается, что на уроке мы обычно куда-то торопимся. Часто ведь думаешь: вот сейчас бы им фильм показать, музыку включить, остановиться и почитать – но где взять на это время? Так вот, карантин – это время, когда мы можем себе все это позволить.

 

Альтернативный взгляд на то, как живется школам на дистанте, можно почитать здесь .