Тигран Шмис - руководитель образовательных проектов Всемирного банка, старший специалист в области образования
В детском саду ребенок получает базовые умения и установки, которые помогут ему в школе, а потом и в карьере. В возрасте до пяти лет формируются самые ценные навыки

Тигран Шмис занимается вопросами образовательной среды больше 8 лет. Он работал над проектами в России, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, Румынии, Сербии, Перу — и в цифрах рассказывает о том, почему среда российских детских садов и школ чаще оказывается противником, а не помощником в вопросах развития ребенка. И как это можно изменить.


В детском саду ребенок получает базовые умения и установки, которые в будущем не только помогут ему в школе, но и обеспечат успешность на рынке труда. Именно в возрасте до пяти лет формируются такие ценные навыки, как уверенность в себе и способность преодолевать проблемы. Образовательная среда способна стимулировать развитие креативности, самостоятельного похода в решении задач, самоорганизации и работы в команде.

Как? Например, максимизируя взаимодействие ребёнка со сверстниками из других групп детского сада. Такой опыт очень важен для развития. Чем больше ребёнок общается с детьми разного возраста, тем выше способности управлять своими действиями, держать фокус на цели, добиваться результатов. При этом важно также создавать пространства для уединения, где ребенок может сам контролировать интенсивность общения или вовсе оставаться наедине.

Однако дошкольная и зачастую школьная среда в России — за несколькими исключениями — таких навыков в детях развивать не помогает.

Мне довелось поработать с детскими садами многих российских регионов. Среди прочего мы помогали дошкольным учреждениям ориентировать образовательную среду детского сада на детей. В одном курьезном проекте детского сада, рассчитанном на 200 воспитанников, было 198 отдельных помещений. Небольшие кладовые под хранение швабры или овощей – все по нормам. Содержать такие помещения дорого, место в них используется неэффективно, а главное – они препятствуют детской активности и общению.

Почему? Из-за многочисленных требований регулирующих процедур в России трудно реализовывать пространства, ориентированные на ребенка. По СаНПиН, например, детям из одной группы просто нельзя встречаться с воспитанниками из другой. Это называется «принципом групповой изоляции».

Другой предиктор успешности, который в наших детских садах находится под запретом, — возможность ребенка менять среду обитания под себя: передвигать мебель, например, или регулировать уже упомянутое уединение. Хотя доказано, что в будущем — в той же школе — это дает детям способность управлять своими эмоциями, сопротивляться стрессу и концентрироваться на учебе.


Нужно признать, что безопасность и дисциплина в российских детских садах действительно на высоком уровне – это является основным вкладом строгих регулирующих процедур. Согласно оценке качества образовательной среды дошкольных учреждений в России (ECERS), из более чем 40 параметров эти два пункта, а также мебель для ежедневного ухода устойчиво находятся в зоне благополучия. В зоне, требующей развития, – и места для уединения, и групповые занятия, а также сон, прием пищи, туалет и еще ряд важных для развития ребенка пунктов.

В свое время мы с коллегами из Всемирного банка сравнивали регулирующие условия для детских садов в Великобритании и в России. И выяснили: английский садик должен соблюдать всего 213 критериев из 24 стандартов по нормам регулирования. А в России только СанПин включает 268 критериев в 20 рубриках. Если брать также строительные, пожарные нормы, то требований набирается еще больше.

При этом нормы противоречивы: как внутренне, так и между собой. В существующей редакции СанПин есть следующее: с одной стороны, прописано, что детям нужно больше пространства, с другой стороны, сказано, что должна быть групповая изоляция. Все двери требуется закрывать, чтобы снизить количество взаимодействий детей, — считается, что так ниже риск заражения вирусами друг от друга. При этом в СанПиНе же утверждается, что чем больше кубометров воздуха, тем меньше риск заражения. Никак не учтены современные технологии, которые сегодня позволяют использовать приточную вентиляцию с датчиками СО2 и с фильтрами, способными очищать воздух.

Один из примеров — это проект детского сада в городе Белоярском, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра. В поручении губернатора округа была поставлена задача создать «трансформируемый» детский сад. Его проектировали так, чтобы в здании можно было открыть несколько классов начальной школы. Требование в итоге сняли, потому что такой сущности – «детский сад с классами школы» — нет в российской нормативной базе. Хотя есть «школа с детским садом». Комично, но получается, что раз чего-то нет в документах — значит, этого не может быть вообще. Экспертиза дважды отклоняла документацию, в согласовании которой участвовал Департамент образования и молодежной политики округа, губернатор, правительство Российской Федерации.

Фото: проект детского сада в г. Белоярском

Нормы противоречивы. В существующей редакции СанПин есть следующее: с одной стороны, прописано, что детям нужно больше пространства, с другой стороны, сказано, что должна быть групповая изоляция. Я уверен, что прогресс остановить не получится. Хотя бы по экономическим причинам: традиционные детские сады существенно дороже современных

Пока что регулирующая среда в России сопротивляется новым тенденциям. Стандарты, концептуально вышедшие из середины прошлого века, сталкиваются с технологиями века 21-го. Нужно отметить, что это проблема не сугубо российская. Во многих странах ведется системная и сложная работа по обновлению и изменению регулирующих условий с не меньшей долей сопротивления. Однако страны, в которых удалось смягчить регулирующую среду, достигают больших успехов в создании эффективных образовательных пространств, ориентированных на ребенка. К таким странам я могу отнести Великобританию, Данию, Финляндию, Новую Зеландию и Австралию.

Я уверен, что прогресс остановить не получится. Хотя бы по экономическим причинам: традиционные детские сады существенно дороже современных. Площадь детского сада на 220 мест в Белоярском, который все-таки начнет строиться весной, будет на 30% меньше, чем у традиционного учреждения на столько же мест (3300 кв.м против 4700 кв.м ). При этом пространства для детей будет больше: 9 кв. м. на ребенка вместо 2,5 кв.м. — и технологическое наполнение гораздо лучше.

По нашим подсчетам, строительство садика обойдется дороже, чем норматив для Белоярского, но за счет инновационных решений за 50 лет эксплуатации его стоимость будет как минимум не больше цены обычного детского сада. Например, потребление тепла там на 70% меньше, чем у традиционного садика, а электричества – на 44 % ниже. Государство может сегодня получать более качественную современную образовательную среду и платить за это меньше.


Педагогическая общественность долгое время считала , что среда — это несущественный фактор и помочь раскрыть возможности школьнику может только преподаватель. Однако в последние годы педагогика сама стала предъявлять новые требования к помещениям. Отказ от фронтальной классно-урочной системы обучения, проектные методы учебы, работа в малых и средних группах – все это сложно реализуется в традиционных классах.

Одно из последних исследований на эту тему (работа Питера Баретта 2015 года , где были изучены результаты 3766 учеников ) показало , что удобное помещение: трансформируемое, не ограничивающее общение, с хорошим освещением, температурой, качеством воздуха — может повысить результаты ученика на 16%. Для сравнения, по некоторым другим исследованиям, учитель высокой квалификации объясняет 20% разницы результатов.

Конечно, пространство не работает само по себе. Оно вторично по отношению к педагогу, но учителю в современной среде будет гораздо проще помочь ребенку в достижении значимых результатов. К счастью, в России начинают появляться прецеденты таких образовательных учреждений.