Родители недовольны традиционной школой по разным причинам — от высокой учебной нагрузки до травли детей. Но взять обучение целиком на себя готовы немногие. Семейные школы и клубы часто становятся компромиссным вариантом между государственным и семейным образованием. С одной стороны, мнение родителей об организации учебы там становится решающим. С другой, нет необходимости целый день самостоятельно заниматься образованием ребенка. Но пока формат не используется в России широко и в нем почти нет четко устоявшихся практик.  


Что такое семейная школа

Круглый стол, никаких рядов парт, строгой дисциплины и жесткого расписания — так выглядят занятия в центре «Пассионар», который продолжает традиции первой семейной школы в России. Ее создал педагог Борис Гречухин еще во времена СССР. Сейчас проектом занимается его дочь Юлия.

«Нам не нужна школьная атмосфера, где учитель дистанцируется от детей у доски с указкой, а дети «прикованы» к партам, как к скамьям на галерах. Нам нужна домашняя атмосфера доверия и дружеского взаимодействия детей и взрослых», — говорит Юлия Гречухина.

Демократичный подход характерен для большинства семейных школ. Как правило, в них учатся от 5 до 80 детей. Они занимаются в небольших классах по гибкому расписанию с элементами индивидуального подхода. Чаще всего в семейных школах свободное посещение и минимум домашних заданий.

Строго говоря, у семейной школы в России нет точного определения, в том числе и законодательного. К этой категории относят самые разные форматы — от родительских клубов до аналогов частных гимназий. Многие проекты называются “нешколами” или “антишколами” и говорят о себе как о содружестве родителей и педагогов.

По мнению руководителя общественной организации “Семейные школы” и главного редактора портала “Навигатор семейного образования” Светланы Марзеевой, основная задача семейной школы — создать комфортную образовательную среду, которой зачастую недостает обычным школам. «Ни один родитель, даже самый осознанный, не может заниматься своими детьми в режиме 24/7. Поэтому мы создаем места, где детям комфортно, с ними занимаются, рядом находятся значимые для них взрослые. Все это мы называем семейными школами». Такие проекты «не поклоняются ФГОС» и «не запихивают в ребенка знания, как в банку», подчеркивает эксперт. 

Распространенный для семейных школ формат — это общественные организации, где решения принимаются участниками совместно, отмечает организатор открытого проекта «Гармония» Елена Киселева. «Небольшой коллектив родителей и педагогов, которые, чутко прислушиваясь к детям, понимают их индивидуальные особенности и потребности», — описывает Киселева, руководящая также коллегией педагогов в общественной организации «Семейные школы».

Эксперты не берутся оценить, сколько таких школ сейчас в России — тем более, многие проекты работают неофициально. В соцсетях и каталогах можно найти информацию о десятках проектов. Но потребность в них явно выше, говорят родители и организаторы. И это подталкивает к запуску новых семейных школ и клубов.  


 

Фото: verbludvogne.ru 

Основные расходы при создании семейной школы

Аренда помещения:

Неполный день в библиотеке — от 15 000 руб. / мес.

Однокомнатная квартира или помещение в детском центре — от 30 000 — 35 000 руб. / мес.

Коттедж в пригороде — от 50 000 руб./  мес

Зарплата педагогу:

В регионах — от 25 000 — 30 000 руб. / мес.

В Москве и МО —  от 50 000

Уборка:

от 8000 руб. / мес.

Коммунальные услуги:

от 3 000 — 4 000 руб. / мес.


Причины для перехода: домашка и конфликты

«Больше всего в общеобразовательной школе сына возмущали большие “домашки”. Зачем решать по 10-20 однотипных примеров?», — рассказывает мама троих детей Наталья Чиненная. Две ее дочери находятся на домашнем обучении, а сын после нескольких попыток учебы в обычной школе возвращался в семейные. 

По словам Натальи, в семейных школах все устроено принципиально иначе, чем в государственных: «Дается максимум нужной информации, причем в том темпе, в котором ребенок легко ее усваивает. Группы небольшие, педагоги очень стараются, чтобы детям было комфортно, и весь процесс не стрессовый для детей».

Среди самых частых причин для перехода из обычной школы в семейную родители и организаторы называют стрессовую обстановку в классах и формальный подход педагогов: это мешает детям усваивать материал и демонстрировать свои способности. 

В 6 классе у сына Натальи Чиненной начались трудности с математикой: ребенок старался разобраться и сам, и с помощью родителей, но ничего не получалось. Он привык хорошо учиться и очень переживал, что не понимает математику на “отлично”. «Мы думали, у него нет математических способностей — сын увлекался вокалом и учился в музыкальной школе, собирался поступать в музыкальный колледж. Но после обучения в семейной школе он так влюбился в математику, что поменял планы. В 9 классе сдал экзамены по математике и физике на пятерки. Сейчас идет в 11 класс, и тоже собирается выбрать эти предметы на ЕГЭ», — вспоминает она.   

Анна, мама двоих семиклассниц из Петербурга, перевела детей в семейную школу после того, как у них начались проблемы с иностранными языками. Сейчас одна из ее дочерей доучивает второй язык и планирует поступать в МГИМО.

Мама пятиклассницы из Подмосковья, попросившая не называть ее имени, отказалась от обычной школы из-за конфликта дочери с одноклассниками: «Мы не нашли понимания у школьной администрации. Пробовали учиться на дому, но ребенку не хватало общения со сверстниками, а нам с мужем — времени, чтобы направлять и контролировать ее учебу. В итоге выбрали семейные школы. За несколько лет сменили несколько школ по разным причинам, но всегда дочь ходила туда с удовольствием».

Ребенку может быть плохо в государственных школах по разным причинам: стал жертвой буллинга, стал плохо учиться или пропала мотивация, а учителя твердят только: «не сдадите ОГЭ или ЕГЭ», рассуждает Наталья Чиненная. «И дети, и родители терпят это не один год, а можно просто уйти в семейную школу, где совсем другая обстановка».

Фото: Учебный процесс в семейной школе «Пассионар»


Кто организует: родители плюс профессионалы

Автор медиа-проекта “Альтернативное образование в России” Алексей Семенычев отмечает, что примерно 30-40% семейных школ создают родители. В остальных организаторами выступают профессионалы в сфере образования.

Родительские объединения больше свойственны для регионов. «Пока все это держится на энтузиазме родителей», — говорит руководитель образовательного центра “Умник” в Новосибирске Светлана Аллянова, ссылаясь на опыт общения с руководителями школ и образовательных центров.

Многие “нешколы”, которые родители создали для своих детей «от безысходности», потом становятся коммерчески успешными проектами, добавляет она.  

Так случилось, например, со школой «Дарование». Ее соучредитель Николай Новожилов в 2010 году перебрался с семьей из Москвы в Сергиев Посад. Выяснилось, что в городе нет подходящего детсада для ребенка. Тогда семья скооперировалась с соседями и они вместе организовали детский сад по Вальдорфской методике.

Затем оказалось, что нет школы, в которую родители хотели бы отдать ребенка. «У нас не хватало ни опыта, ни знаний, ни сил, чтобы ее организовать, — говорит Николай Новожилов. — Поэтому мы пригласили все детские организации, которые были на тот момент в городе, принять участие в этом проекте».

К проекту подключились шесть учредителей — супруги Новожиловы, а также основатели частного детского сада «Большая Черепаха» (первого в городе, которому удалось получить лицензию) и организаторы двух детских клубов. За несколько лет запущенная ими семейная школа выросла до двухсот учеников и перешла в статус частной.

Если школу организуют профессионалы, они, как правило, все равно тесно сотрудничают с родителями. К примеру, Елена Киселева из проекта “Гармония” — учитель начальных классов и преподаватель дошкольной педагогики и психологии. Проект открывался в сотрудничестве с коллегой, преподавателем математики. В тематических группах, посвященных альтернативному образованию, педагоги нашли единомышленников — родителей, которые искали школы для своих детей. «Так начал формироваться коллектив учеников и их родителей, которые поверили нам, — вспоминает сооснователь проекта. — Вместе мы принимали решения о работе нашего проекта, обсуждали возможности развития».


Сколько это стоит для родителей

Стоимость обучения в семейных школах зависит от формата проекта и графика посещения. Самый доступный вариант — семейные клубы с групповым репетиторством. При посещении 2-3 раза в неделю оплата составляет от 10 000 — 15 000 рублей ежемесячно в зависимости от региона. Самые дорогие — неформальные аналоги частных гимназий с хорошими помещениями и техническим оснащением. Обучение в таких школах в центре Москвы обходится в сумму от 30 000 — 40 000 рублей в месяц.

Юридический статус: от пикника до аккредитации

Небольшие семейные школы в формате родительских клубов обычно настаивают на том, что не занимаются образовательной деятельностью в классическом смысле. А значит, в отличие от обычных учебных заведений, не должны лицензироваться.

«На начальном этапе лицензия не требуется, потому что речь идет о группе родителей. Это просто маленькое сообщество — как компания, которая собралась на пикник и купила вскладчину овощи и мясо. Государство не лицензирует пикники», — говорит Светлана Марзеева.

Если школа развивается и становится основной деятельностью для организаторов, то появляются средства, которые должны облагаться налогом, продолжает эксперт: «В этом случае мы регистрируем общественную организацию, где протоколами оформляем свою деятельность, а педагоги, обучающие детей, создают ИП».

По словам Марзеевой, на этом этапе все еще можно обойтись без лицензии. Родители имеют право обучать своих детей, а приходящие педагоги работают как индивидуальные предприниматели, с которым каждый родитель заключает договор: «По сути, это репетиторство, только в группе».

Чтобы отразить в документах доход организаторов и не вызвать претензий, семейные школы часто еще заключают с педагогами договоры на аренду помещения. Формально учитель снимает у них класс для репетиторства.  

Однако для выхода за рамки группового репетиторства необходима лицензия на дополнительную образовательную деятельность. В 2017 году Верховный суд рассматривал дело детского центра из Севастополя и подтвердил необходимость получения этого документа. Инстанция сочла, что без лицензии любая образовательная деятельность незаконна.

В последнее время контролирующие органы больше обращают внимание на семейные проекты и интересуются наличием у них лицензии, рассказали двое родителей — соорганизаторов “нешкол” в Москве и Подмосковье. Один из них признался, что недавно создатели проекта передумали запускать сайт, чтобы не афишировать свою деятельность.

Основное препятствие для получения лицензии на дополнительную образовательную деятельность — санитарные требования к помещению. К примеру, в нем должно быть, минимум, три туалета: для мальчиков, девочек и для персонала. 

Получить лицензию на общеобразовательную деятельность сложнее. У «Дарования» это заняло 4,5 года, и организаторы говорят, что им повезло. Вначале школе нужно взять разрешения от всех контролирующих органов (о соблюдении противопожарных, санитарных норм и тд). Затем собрать бумаги для Роспотребнадзора, и только оттуда отправиться за лицензией в местный комитет по образованию. «Количество сил, затраченных для получения лицензии — просто астрономическое», — признается Новожилов. 

С ним согласна экс-директор санкт-петербургского детского загородного клуба «Я в Домике» Дарья Пауте: заведение несколько месяцев готовило документы для лицензирования, однако весенний карантин заморозил процесс рассмотрения бумаг в Роспотребнадзоре, и теперь их нужно собирать заново. “Процесс очень забюрократизирован и не стандартен для разных регионов, нет официальных сервисов, которые помогут разобраться в нем. А  “развернуть” тебя могут в любой момент, условно, сказав:  “Лестничный проем на 10 см меньше необходимого — перестраивайте здание и приходите”, — говорит она. При этом лицензия действует только по месту ее получения, если организация решает переехать — документы нужно собирать заново. 

Множество “альтернативных” школ годами работают с лицензией на дополнительную образовательную деятельность — например, петербургская школа неформального образования “Апельсин” известного педагога и психолога Димы Зицера, существующая уже девятый год.  

Что дает документ, разрешающий общеобразовательную деятельность? Например, у родителей появляется возможность оплачивать услуги за счет средств материнского капитала. А аккредитация, которую школа проходит после обретения общеобразовательной лицензии, позволяет педагогам официально регистрировать свой стаж и аттестовываться на категории. С появлением аккредитации государство начинает «не мешать, а помогать», объясняет Новожилов. Главная помощь — финансовая: аккредитованные школы получают из бюджета субсидии на зарплату педагогам, учебники и питание. Размер финансирования составляет около 70 000 рублей в год на одного ребенка.

В то же время любая лицензия и аккредитация вынуждает следовать государственным требованиям, программам и методикам, указывают организаторы небольших школ. Это может подорвать весь смысл проекта. Ведь родители выбирают семейные форматы для того, чтобы ориентироваться на потребности и способности ребенка, а не на спущенные сверху рекомендации.

Фото: onlineschool-1.ru


Программы: готовые и собственные

В семейных школах стараются исходить из интересов и склонностей детей. «Если не идти за ФГОС, то можно свести к минимуму предметы, которые не интересны ребенку. А то, чем он интересуется, изучать более глубоко», — подчеркивает Светлана Марзеева.

По мнению Алексея Семенычева, эффективнее всего строить обучение по проверенным временем методикам, которые должны прослеживаться от 1 до 11 класса. «Самая живучая, прогрессивная и правильная модель — это та, которая опирается на устоявшуюся методику преподавания: Вальдорфскую и Монессори-педагогику, систему Эльконина-Давыдова», — считает он. 

Но организаторам школ зачастую приходится вырабатывать свои собственные подходы. Вальдорфскую методику, которая идеально работала на нужды детского сада, в «Даровании» решили не использовать, учитывая опыт других школ: она подходит для начальных классов, но в средних и старших плохо совмещается с ФГОС и не дает достаточно знаний для поступлений в вузы, считает Николай Новожилов.

Организаторы «Дарования» рассмотрели несколько авторских методик обучения, но ни одна не подошла. «Где-то через год мы поняли, что единственный путь — это взять лучшие элементы из всего, что изучили, и создавать на этой основе собственный подход и методологию», — говорит соучредитель школы. В идеале у каждого педагога должна быть «целая коробка с разными методиками», чтобы использовать наиболее подходящие к конкретному классу или ребёнку, добавляет он.

Нередко семейные школы вообще обходятся без программ. «Мы понимаем, что есть базовые вещи: условно, к пятому классу надо, чтобы ребенок быстро писал, читал и считал. Мы это учитываем, но не составляем программы, а идем от потребностей ребенка. Если он увлекся каким-то предметом, то предмета в этом месяце или даже году будет больше», — рассказывают в «Пассионаре».

В качестве примера здесь приводят одного из учеников младших классов, увлеченного математикой. Он готов был заниматься математикой дни напролет, но наотрез отказывался делать задания по русскому языку и писать буквы. Тогда ему поставили условие — все примеры и решение записывать словами. «Мы договорились, что занимаемся математикой, только если пишем все буквами. Первое время он немного злился, но в итоге научился писать, причем довольно быстро», — делится опытом Гречухина.

Популярный подход, особенно в небольших семейных школах — вместо программы установить общее время занятий и список предметов, которыми нужно заниматься в течение дня. При этом ребенок сам выбирает, сколько времени уделить конкретному предмету и в каком порядке к ним приступать.

Так же, как программу обучения, семейные проекты могут свободно выбирать учебники. Но если книгу массово не используют общеобразовательные школы, получить ее бывает сложно. Издательствам невыгодно печатать учебник малым тиражом, а большие тиражи семейным школам трудно обеспечить.

Иногда вопрос удается решить через прямые договоренности с издательствами. По словам Киселевой, «Гармония» в сотрудничестве с «Вита-пресс» напечатали новый учебник по окружающему миру Анатолия Гина. Предзаказы собирали всем миром: инициативу поддержали в 40 регионах России и за рубежом.


Кто учит: педагоги, родители и любители

Большинство семейных школ на первых этапах включают только начальные классы, а дети в них посещают занятия два-три дня в неделю. При таком формате и графике часто достаточно одного-двух педагогов.

Эту роль может взять на себя кто-то из родителей, но чаще организаторы школы приглашают профессионального учителя начальных классов. А сами, в зависимости от собственных компетенций, помогают с отдельными предметами школьной программы и факультативами: прежде всего, с английским языком. Например, в одном из подмосковных семейных клубов папа ученика, проживший больше 10 лет в США, проводит уроки английского 4 раза в неделю, выделяя время перед работой. 

В «Гармонии» язык также изучали с одним из родителей — преподавателем английской филологии крупного российского вуза.Поначалу организаторы проекта — педагоги по образованию — старались закрывать основные предметы своими силами. Елена Киселева отвечала за русский язык и литературное чтение, ее коллега — за математику и окружающий мир. В помощь они приглашали приходящих учителей с почасовой оплатой.

Однако в средней и, тем более, старшей школе, список необходимых педагогов увеличивается. Когда в «Гармонии» несколько учеников захотели продолжить обучение после четвертого класса, организаторы стали осваивать программу средней школы. К работе привлекли тьюторов и педагогов из аттестующей школы.

Во время вынужденного перехода на дистанционное обучение некоторые проекты постарались организовать трансляции занятий из партнерских учебных заведений. Местами такая практика закрепилась: когда семейным школам не хватает собственных педагогов, они полагаются на онлайн.

Площадкой для поиска педагогов чаще всего служат сайты с услугами репетиторов. Потенциальных кандидатов приглашают на пробное занятие и смотрят на реакцию детей. Это помогает отсеивать слишком авторитарных или неорганизованных педагогов. С семейными школам соглашаются работать и звездные педагоги: участники проектов объясняют это семейной атмосферой и отсутствием жестких рамок ФГОСа. Например, в «Гармонии» рассказывали, что сотрудничали с Татьяной Сергеевной Троицкой (автор учебников по литературному чтению).


Среда и пространство: разные, как дети

Подходы к организации среды и пространства в семейных школах бывают такими же разными, как и сами проекты. «За те 9 лет, что я занимаюсь созданием такой среды, я поняла, что она может быть какой угодно, но она должна нравиться ребенку. Я встречала детей, которые ощущают себя вполне комфортно в рамках правил государственной школы. А другие легче усваивают информацию, сидя, например, под столом или рисуя во время урока. Среди семейных школ всегда можно выбрать ту, которая попадает в интересы семьи», — рассказывает Светлана Марзеева.

Самый доступный вариант, с которого начинают многие родительские клубы, — занятия в библиотеке. «Это просто и недорого, библиотеки рады таким предложениям и чаще всего соглашаются предоставить помещение», — отмечает Семенычев. Аренда на полдня три-пять раз в неделю в Москве обойдется в сумму от 15 000 рублей. Но такой формат подходит только для проведения уроков в формате группового репетиторства.

Фото: ia41.ru

Поскольку детям в началке очень нужны прогулки и разнообразная физическая активность, организаторы часто арендуют помещения у детских клубов или центров, большие квартиры или коттеджи. «В школе нужны не только помещения для уроков, но и пространство, где дети могут просто побеситься, поползать, поваляться. Например, комната с ковром и без мебели, в которой можно проводить ту же физкультуру», — рассказывает Марзеева и приводит в пример один из проектов, располагавшийся в трехкомнатной квартире. Комнату для физкультуры оставили пустой, в двух остальных были столы и стулья, шкафы с книгами, много игрушек и пособий. 

«В школе обязательно должны быть места, где ребенок может уединиться с книгами, отдохнуть от шума и занятий. И уютная кухня, чтобы можно было спокойно выпить чаю», — добавляет Гречухина. Вместе с проектом она переехала из Москвы в Подмосковье, чтобы быть ближе к лесу и природе. С тех пор школа арендует коттеджи.

Организаторы некоторых проектов признаются, что из-за ограниченного бюджета ощущают дефицит материальной базы. Например, «прилично оборудованный» класс химии один из учредителей оценил в сумму от 200 000 рублей. О стоимости оснащения школьных лабораторий качественным оборудованием мы подробно писали тут, суммы стартовали от 2,5 млн рублей.   

Иногда проблема с оснащением решается через сотрудничество с частными школами, к которым можно прийти на отдельные уроки, чтобы показать детям химические или физические опыты. Но обычно родители стараются заполнить этот пробел за счет занятий в кружках или секциях. «Нам были важны не лаборатории, а учителя и образовательный процесс. А если ребенку интересна химия или какие-то другие предметы, ими можно заниматься дополнительно вне школы», — считает Наталья Чиненная.


Аттестация и олимпиады: по одному или коллективно

Чтобы обучаться в семейных школах, ребенка необходимо перевести на заочную или семейную форму образования. В первом случае он продолжает числиться и проходить аттестации в своей школе. Во втором вопрос об аттестации решают родители. Они могут самостоятельно прикрепить детей к любой из аттестующих школ.   

«Нам повезло: одна из местных школ пошла нам навстречу, и все ученики проходили аттестацию в ней. Это проще, чем всем сдавать по разным школам, — делится опытом Новожилов. — В целом аттестация — не такой сложный процесс. В крайнем случае можно обратиться в частные школы, которые оказывают такие услуги за деньги».

Так, семейная школа в Черноголовке, где учился сын Натальи Чиненной, сотрудничает с местным «Школяром», а центр «Гармония» работает с частной школой «Карьера». «Заочный отдел “Карьеры” составляет проверочные работы в соответствии с нашими учебными материалами, сами аттестации проходят в спокойной позитивной обстановке. Такой формат устраивает всех участников проекта», — описывает модель сотрудничества Елена Киселева.

С общеобразовательными школами процесс не всегда идет так гладко, отмечает Светлана Аллянова из образовательного центра «Умник». Ее ребенок официально находится на семейном обучении и проходит аттестацию в муниципальной школе. «Могут быть выданы контрольные работы, скачанные из интернета и не прорешанные педагогами, с ошибками или не за нужный класс. Приходилось несколько раз обращаться к директору, так как контрольные работы не соответствовали требованиям ФГОС», — говорит она.

Для прохождения аттестации ребенок должен знать предмет по ФГОС, подчеркивает Новожилов. Если в конце года ученик получает «двойку» по любому из обязательных предметов, то должен вернуться к обучению в государственной школе.

В опрошенных семейных школах и родительских клубах заверили, что у детей  ни разу не возникало проблем с аттестацией, в том числе со сдачей ЕГЭ или ОГЭ. Но у многих проектов есть сложности с допуском детей на различные олимпиады и конкурсы. “Выйти даже на региональный уровень мы не можем, — подтверждает Аллянова. — Не допускают, так как мы не представляем ни одну школу».

Способ решить проблему — официально не переходить в статус “семейников”, а оформиться в качестве заочников в любой подходящей школе. Иначе к каждой олимпиаде и конкурсу придется писать просьбы об участии через государственные школы, отмечают в “Пассионаре”. 


Развитие формата: с государством, но без давления

Несмотря на настороженное отношение со стороны чиновников, в целом государство все больше поддерживает альтернативное образование, говорит Светлана Марзеева. В частности, тематический портал “Навигатор семейного образования” под ее руководством создавался на средства государственного гранта.

В следующем году планируется запустить сервис для родителей, который позволит им переводить ребенка на семейную и заочную формы образования без личного визита в школу. Достаточно будет выбрать школу и подать документы онлайн. По словам Марзеевой, такой инструмент позволит избежать преград и давления со стороны чиновников, не поддерживающих эту форму обучения. 

В целом эксперт уверена, что формат семейных школ будет развиваться в России. «Пока общее отношение со стороны системы образования доставляет определенные неудобства, и нам, например, регулярно приходится  консультироваться с коллегами и юристами, — признается педагог и создатель родительского клуба в Подмосковье. — Но поддерживает нас государство или нет, потребность в подобных форматах все равно растет. По закону именно родители решают, как обучать своего ребенка. И если они выбирают альтернативный государственному вариант, то чиновникам сложно этому помешать».