СТАТЬЯ

Внеклассная работа:
откуда взять деньги на содержание школы
Образование не может быть бизнесом, есть принципиальная разница в том, кто твой клиент: родители или общество. Мы считаем, что родители - наши партнеры, и ориентируемся на цели общества.

Арам Пахчанян, вице-президент ABBYY, директор Ayb School
Способ 1. Поделить расходы с родителями

«Мы не зарабатываем деньги – мы их привлекаем», – говорит Александр Кузьмин, директор Школы имени А.М. Горчакова в городе Павловске, пригороде Петербурга. Принципиальная позиция учредителя школы в том, что заведение не оказывает платных услуг; все поступления оформляются как благотворительные взносы.

Школа была основана петербургским ресторатором Сергеем Гутцайтом в 1997 году, первый набор состоялся в 2000. Сейчас в заведении, которое позиционирует себя как «современная версия Царскосельского лицея», учится 40 учеников.

Первые 10 лет обучение в школе было бесплатно, хотя Гутцайт активно экспериментировал с форматами финансирования. В 2004 году бизнесмен рассказывал изданию Dp.ru, что создал при школе клуб из 50 спонсоров, которые оплачивают 15-20% от объема годовых затрат заведения (тогда это было свыше $300 000 в год, остальное вкладывал Гутцайт). «Членами клуба являются Жванецкий и Ростропович. Раз в год я устраиваю благотворительный аукцион - на нем, например, были проданы подписанная Жванецким книга, пластинки с дарственной надписью Ростроповича», - говорил Гутцайт. Но идея с клубом не пошла.

Затем инвестор поменял концепцию. «Все, что бесплатно, не ценится», - поясняет Александр Кузьмин. В 2010 году школа стала «условно платной»: родители учеников вносили суммы исходя из своих возможностей. Однако «были такие хитроватые родители, которые вносили условно по 5 тысяч в месяц», рассказывает Кузьмин. Они потом откололись от коллектива: «если не вкладываешь в образование, ты его не ценишь», - объясняет Кузьмин.

Сейчас система вновь поменялась. Родители берут на себя обязательства возмещать фактические затраты на обучение ребенка. Однако тем, для кого сумма слишком велика, учредитель школы предоставляет бессрочный и беспроцентный заем.

Годовые расходы школы (обучение, проживание и питание воспитанников, образовательные путешествия) составляют порядка 40 млн рублей. Около 55% этой суммы вносят в виде благотворительных взносов родители, примерно 35% – учредитель, 5% школа получает в виде субсидии от государства, 1,5-2,5% – от эндаумент-фонда, остальное – деньги от грантовых программ и пожертвования третьих лиц, говорит Кузьмин. По его словам, самое крупное такое пожертвование составило 3 млн рублей. Еще один источник средств, на который рассчитывает школа, – фонд, создаваемый сейчас ее выпускниками. «Мы ожидаем, что в будущем главными донорами школы станут выпускники», – отмечает Александр Кузьмин.

Какие расходы ждут школу после открытия? В первую очередь это выплата заработной платы, а также обслуживание помещения и территории. Обычно эти затраты перекладывают на плечи родителей в виде платы за обучение. Откуда еще взять деньги? Вариантов несколько: найти одного или нескольких спонсоров, тратить средства из эндаумент-фондов или попробовать заработать на внеурочной деятельности и сдаче образовательных помещений в аренду. Лучше использовать несколько способов в совокупности – это поможет диверсифицировать риски.



Текст: Ксения Докукина

Александр Кузьмин
директор
Школа им. А.М. Горчакова

Мы ожидаем, что в будущем главными донорами школы станут выпускники
Школа им. А.М. Горчакова, Павловск
Школа им. А.М. Горчакова, Павловск
Способ 2. Найти спонсора

«Прежде всего мне важно донести всем родителям вот что: каждый ребенок, кто к нам поступит, получит стипендию в том размере, в каком ему необходимо, вплоть до 100% покрытия обучения за счет стипендиального фонда. И я за эти слова буду отвечать», - заявил в интервью Forbes глава ГК «Русагро» и инвестор школы-пансиона «Летово» Вадим Мошкович.

Шесть лет назад миллиардер задался целью создать лучшую в мире школу. Он выделил 60 га земли вдоль берега реки у деревни Летово и $75 млн на строительство и оснащение территории: кроме главного здания школы, на территории «Летово» будет семь домов для учеников и педагогов, стадион, теплица, спортивные площадки. Еще $120 млн Мошкович вложил в эндаумент-фонд, задача которого cофинансировать или полностью покрывать стоимость обучения в его школе одаренных детей со всей России.

Бюджет школы Мошковича на 2018 год - $8,5 млн. Пока заведение почти полностью на содержании у миллиардера: соинвесторов в ближайшее время Мошкович привлекать не намерен, признавался он Forbes. При доходности в 3–5% годовых, около $6 млн от требуемой суммы покроет его эндаумент фонд, ожидал бизнесмен. Часть суммы (пока не ясно, какую) заплатят за обучение родители, разрыв Мошкович обязался погасить из личных средств.
Способ 3. Создать классический эндаумент-фонд

Эндаументы отличаются от благотворительных фондов тем, что на свои цели направляют не сами пожертвования, а полученный от них инвестиционный доход. В чем плюсы эндаумента? Его средства могут быть направлены только на те организации или направления, для поддержки которых он создан, а значит, для всяких сомнительных схем вроде минимизации налогообложения его использовать нельзя. При этом доход эндаумент-фонда не облагается налогами.

«Объем эндаумента может быть небольшой, но цели на которые расходуется доход - весьма значимыми и узкими, такими, на которые не всегда есть другие источники финансирования», - подчеркивает известный эксперт рынка целевых капиталов Людмила Пантелеева.

У классических эндаумент-фондов инвесторов больше одного. Например, у фонда целевого капитала Школы имени А. М. Горчакова на сайте перечислено пять доноров, среди них – миллиардер Владимир Потанин, родители учащихся и петербургские бизнесмены.

«Несколько лет назад мы познакомились с инвестором школы Сергеем Гутцайтом, обсуждали риск, когда донор один финансирует проект, - в этом случае сложно говорить об устойчивости и долгосрочном планировании деятельности, - отметила Людмила Пантелеева. – Я рассказала ему об эндаументе. Через год или чуть больше он создал эндаумент для поддержки своей школы и привлёк туда и других доноров».

Фонд был сформирован в апреле 2013 года в размере 3,1 млн. руб. и передан в оперативное управление УК «Газпромбанк – Управление активами». На конец 2016 г. размер фонда ЦК составил 5 899 000 руб. Фонд обеспечивает покрытие 1,5-2,5% операционных расходов, оценивает Александр Кузьмин.

До недавнего времени этот фонд был единственным примером эндаумента у российских школ. В 2017 году «Рыбаков Фонд» впервые сформировал фонд целевого капитала частной средней общеобразовательной школы «Поколение» в Волгограде. Заведение, открытое в 2005 году, является базовой школой НИУ «Высшая школа экономики». Если волгоградская школа будет заниматься фандрайзином, убедит родителей учеников и выпускников школы вносить вклад в свое долгосрочное развитие, сумма целевого капитала будет расти.

Еще существует фонд целевого капитала «Перспектива», созданный бизнесменом Алексеем Анисиным, который инвестирует в несколько образовательных проектов, однако школ в 2016 году среди них не было.

Минимальный размер вклада для создания целевого капитала составляет 3 млн. рублей. «Школам довольно сложно единовременно найти такую сумму», - говорит помощник вице-президента образовательных программ «Рыбаков фонда» Елена Савина. «Когда мы говорим об эндаументе, надо сразу представлять себе, кто потенциально в него может жертвовать, - объясняет Людмила Пантелеева. - При системе, когда большинство средних школ государственные, а не частные, не очевидна мотивация жертвовать госучреждениям».

Теоретически, одним из основных источников пополнения эндаумент-фонда могут быть средства, пожертвованные выпускниками школы, родителями учеников или индивидуальными благотворителями, заинтересованными в развитии конкретного учреждения. «Однако многих меценатов останавливает то, что пожертвованные ими средства нельзя израсходовать сразу на нужды школы и быстро увидеть результат своей помощи», - объясняет Елена Савина. Деньги, направленные на формирование целевого капитала, размещаются на депозитных счетах, а сам целевой капитал неприкосновенен - школа получает лишь доходы от инвестирования. Эндаумент-фонд - это независимый финансовый инструмент и своего рода «подушка безопасности» на многие годы.

Пока совокупный объем рынка целевых капиталов России Людмила Пантелеева оценивает в сумму порядка 25 млрд рублей – в то время, как эндаумент-фонд одного Гарвардского университета составляет более $30 млрд. Большая часть российского рынка эндаументов и по количеству созданных фондов, и по объему активов приходится на вузы.

Людмила Пантелеева
эксперт рынка
целевых капиталов

Объем эндаумента может быть небольшой, но цели на которые расходуется доход - весьма значимыми и узкими, такими, на которые не всегда есть другие источники финансирования
Школа "Поколение", Волгоград
Школа "Поколение", Волгоград
Деньги, направленные на формирование целевого капитала, размещаются на депозитных счетах, а сам целевой капитал неприкосновенен - школа получает лишь доходы от инвестирования.

Эндаумент-фонд - это независимый финансовый инструмент и своего рода «подушка безопасности» на многие годы

Елена Савина
помощник вице-президента образовательных программ «Рыбаков фонда»

Опыт детского сада

Частный детский сад «Академика» , Петербург, находится в отдельном арендованном четырехэтажном особняке площадью 380 кв. м. на Петроградской стороне города, в пешей доступности от двух станций метро. Совладелица «Академики» Анна Скок уже более 10 лет работает в области дошкольного образования и, открывая свой бизнес, сразу задумывалась об источниках дополнительного дохода: «В нашей сфере невозможно эффективно работать, если предлагаешь только одну услугу», - уверена она. Поэтому два этажа «Академики» отдано детскому саду, один – под административно-хозяйственные нужды, а четвертый этаж обустроен под центр дополнительного образования и культурную площадку с программой для детей и родителей.

Аренда обходится «Академике» в 500 000 рублей в месяц, а на заработную плату сотрудникам уходит около 1 млн рублей. «Хотелось, чтобы и по качеству образования мы никому не уступали, и чтобы сотрудники получали адекватную другим профессиям зарплату», - говорит Анна Скок.

Садик вышел на операционную окупаемость за первые полгода существования, сейчас начинает зарабатывать. Как удалось это сделать так быстро? «У нас жесткая финансовая модель по отношению к клиентам, - признается владелица. – Например, нет никаких перерасчетов по пропускам и прогулам. Если ориентироваться на то, что дети болеют, могут не прийти и не заплатить, это полностью лишает возможности планировать бюджет, и я буду «провисать» на полгода».

Садик рассчитан на 48 детей, и в этом году в «Академике» нет свободных мест. Посещение стоит 43 500 рублей в месяц, кроме того, каждый год родители платят переводной взнос 20 000 рублей. По словам Анны Скок, 80% платы за посещение уходит на покрытие операционных расходов (в летние месяцы так зарабатывать не получается, поэтому на время отпусков надо копить). Доходы с дополнительных активностей «Академики» - это прибыль.

Дополнительное образование «Академики» - это групповые и индивидуальные занятия для детей от 1 до 11 лет. Расписание составлено плотно, разовое посещение занятий стоит от 450 рублей, абонемент на месяц – от 1500. Дополнительные занятия посещают около 100 человек, большая часть – дети дошкольного возраста. Малыши занимаются в группах раннего развития, дети постарше проводят опыты в научно-исследовательской лаборатории, изучают Теорию решения изобретательских задач и иностранные языки, музыку и историю, ходят на ушу и на занятия театра пластики. Часть посетителей – воспитанники сада, которым интересны мероприятия, не входящие в основную программу, вроде гончарной мастерской или курса по мифологии. Но большинство гостей – жители ближайших кварталов, не связанные с детским садом.

«Выбирая помещение под детский сад, нужно максимально продумать, как оно будет работать в зависимости от его локации, - уверена Анна Скок. - Если вечерами оно пустует, значит, что-то организовано неправильно».


Способ 4. Заработать на внеурочной деятельности

«В «Новой школе» просто дикий трафик», - говорит участник мероприятий заведения. 26 ноября там прошел фестиваль цифровых технологий для школьников Digital fest, организованный школой программирования «Кодабра», который посетило 1500 участников. Стоимость билета для ребенка составляла 1990 рублей, для взрослого – 890 рублей.

«Школам такие арендаторы, как мы, приносят интересный контент, которого у них нет, и новую аудиторию, - рассуждает основательница «Кодабры» Дарья Абрамова. – У той же «Новой школы» огромное количество желающих поступить, но ограниченное число мест. Курсы дополнительного образования - возможность открыть заведение для большего количества детей».

«Новая школа» - пожалуй, единственный известный в России пример школы, сделавшей ставку на дополнительное образование как на источник заработка, говорит директор Ассоциации Некоммерческих Образовательных Организаций Регионов Александр Моисеев. Особенность дополнительных курсов, которые с ноября 2017 года запустила Новая школа, в том, что посещать их могут не только ученики школы, а все желающие: как дети, так и взрослые.

Идея этого проекта Новой школы – создать универсальную современную образовательную городскую площадку, «финансово успешную и управляемо прибыльную», - описывает директор по дополнительному образованию Новой школы Яна Кудрявцева.

Курсы ведут преподаватели Школы и приглашенные специалисты. Писатель Дмитрий Быков раз в неделю руководит литературной мастерской для детей и взрослых – стоимость месячного абонемента 5 000 рублей. А чемпионка мира по эстетической гимнастике Дарья Денисова ведет гимнастику (месяц стоит от 5 до 8 000 рублей). По словам Яны Кудрявцевой, единого принципа ценообразования у курсов нет. «Мы можем позволить себе быть достаточно гибкими в нахождении оптимального варианта для всех сторон», - говорит она.

Всего в арсенале школы 25 видов различных активностей от занятий на укулеле до курсов микробиологии. Стоимость разового посещения вне зависимости от темы и преподавателя начинается от 1 000 рублей, цена месячного абонемента определяется количеством занятий и может составлять от 4000 до 10000 рублей.

«Мы делаем ставку на максимально широкую палитру (направлений), - говорит Яна Кудрявцева. - Пока рано говорить о предпочтениях аудитории, все курсы востребованы, каждый собирает несколько групп разного возраста (дети и взрослые). Могу сказать, что хит сезона у взрослых - курс школьной литературы Сергея Волкова, на который приходит больше ста человек каждую субботу».


Яна Кудрявцева
директор по
дополнительному образованию Новая школа

Мы делаем ставку на максимально широкую палитру (направлений), - говорит Яна Кудрявцева. - Пока рано говорить о предпочтениях аудитории, все курсы востребованы, каждый собирает несколько групп разного возраста (дети и взрослые).
Новая школа, Москва, Рождественская ярмарка
Новая школа, Москва, курс по литературе Дмитрия Быкова
Снять школу

В мае 2017 года школа программирования «Кодабра» потратила на аренду помещений 246 000 рублей, писал РБК. Ее занятия проходили в Москве и Санкт-Петербурге, в том числе в «Новой школе» и нескольких библиотеках. Сейчас «Кодабра» договаривается о сотрудничестве с «Хорошколой», - говорит основательница школы программирования Дарья Абрамова.

«Когда мы приходим на образовательную площадку, обычно они ждут наших предложений, потому что опыта работы с коммерческими организациями у них нет», - отмечает Дарья Абрамова. По ее словам, условия аренды везде разные, зависящие от самого помещения и от других параметров. Довольно часто «Кодабра» отдает арендодателю процент от выручки за то мероприятие, которое она проводит: от 5 до 15%. Есть случаи, где «Кодабра» платит за час пребывания, цену обычно назначает сама.

«Вообще sharing ресурсов сейчас – довольно модная тенденция, и она, конечно, правильная, потому что у кого-то есть площадка, у кого-то есть контент», - резюмирует Дарья Абрамова.

«Желающих арендовать лишние метры образовательных пространств может быть очень и очень много, - говорит генеральный директор компании DNA Realty Антон Белых. – Школы больше всего интересны за счет целевого траффика детей и их родителей, приходящих туда 5-6 раз в неделю. Это постоянный поток потенциальных клиентов. Там можно много чего придумать». По мнению Белых, ставки аренды в таких помещения стрит-ритейла вполне могли бы быть сопоставимыми с коммерческими ставками в соседних помещениях.

Однако пока такого рынка не существует. В Москве есть несколько школ, получающих доход от сдачи своих площадей в аренду, однако их немного, говорит директор АНО «Центр правовой поддержки «Профзащита» Сергей Кандриков, не называя конкретных учебных заведений.

«Поскольку большинство государственных школ в Москве – бюджетные или автономные учреждения, заключение договора аренды требует от них предварительного согласования с учредителем (функции которого выполняет Департамент образования) и собственником (функции которого выполняет Департамент городского имущества)», - объясняет Сергей Кандриков.

Большинство школ предпочитает с арендой не связываться, признает Александр Моисеев: «Деньги за аренду получаются не такие большие, а претензии у проверяющих органов возникнуть могут». Интерес к образовательным помещениям конвертируется во что-то реальное, в том числе - деньги для самой организации, только если сдача в аренду этих площадей будет прозрачной, открытой, рыночной, - добавляет Белых.

Способ 5. Найти нескольких инвесторов

«Мы не хотели строить школу для элиты – скорее, наоборот», - говорит директор школы «Айб» Арам Пахчанян. В 2006 году он и еще семеро предпринимателей родом из Армении, встретившись в гостях у основателя ABBYY Давида Яна Москве, решили создать образовательный фонд Ayb и клуб Ayb . «Образование не может быть бизнесом, есть принципиальная разница в том, кто твой клиент: родители или общество, - объясняет Арам Пахчанян. - Мы считаем, что родители - наши партнеры, и ориентируемся на цели общества».

Сегодня клуб объединяет 44 членов из разных уголков мира, среди них президент сети магазинов Henderson Рубен Арутюнян, генеральный директор «ТНТ-Телесеть» и основатель Comedy Club Production Артур Джанибекян, глава турагентства «Виза-Конкорд» Ашот Мкртчян. «Цели и задачи клуба для меня не пустой звук, я как друг основателей с удовольствием согласился поучаствовать», - говорит Рубен Арутюнян.

Все они спонсируют школьный проект «Ayb», открытый в 2011 году в Ереване, и другие образовательные проекты. На строительство учебного кластера на 7 га земли и основание стипендиального фонда благодаря фандрайзингу было собрано около $30 млн. «А когда мы начинали, у нас было $800 000», - вспоминает Арам Пахчанян.

Степень вовлечения доноров в процесс образования разная, однако все меценаты, прошедшие отбор, получают в нагрузку некоторые обязательства. Одно из них - стать ментором для нескольких выпускников школы до достижения ими 25-летнего возраста, рассказывает Рубен Арутюнян, который уже ведет пятерых таких подопечных. Минимальный размер взносов в Ayb не раскрывают.

Фонд собирает деньги на стипендии. Обучение в старшей школе «Ayb» стоит $6 000 в год, однако успешно сдавшие экзамены ученики старших классов могут получить до 100% возмещения расходов на учебу: каждая семья платит столько, сколько в состоянии платить. Сейчас фонд выдает стипендии почти 80% старшеклассников (всего в школе учится 400 детей, старшую школу посещает 155 человек). «В начальной и средней школе эту модель нельзя применить, поскольку нет критериев отбора детей в этом возрасте, - объясняет Пахчанян. – А детей старшего возраста можно интервьюировать чтобы понять уровень их мотивации на учебу – для таких учеников мы можем найти спонсоров».

За остальное платят родители. «Стипендии от фонда плюс деньги родителей – это наша доходная часть. Мы соизмеряем расходы с доходами», - говорит Арам Пахчанян. Вступить в клуб меценатов не так легко: для начала надо получить рекомендации двух действующих членов клуба, затем пройти интервью, а после получения согласия на вступление выждать месяц – «как в загсе перед свадьбой», - комментирует Арам Пахчанян. «Ayb уже довольно известная организация, у кого-то может быть соблазн стать членом клуба, чтобы поместить это на визитку», - объясняет он. По словам Пахчаняна, был случай, когда потенциальный кандидат отказывался от участия после первого серьезного разговора о намерениях. «Мы заинтересованы в сторонниках, но не занимаемся активным хедхантингом», - отмечает он.



Арам Пахчанян
вице-президент ABBYY,
директор школы «Айб»

Стипендии от фонда плюс деньги родителей – это наша доходная часть. Мы соизмеряем расходы с доходами. Вступить в клуб меценатов не так легко: для начала надо получить рекомендации двух действующих членов клуба, затем пройти интервью, а после получения согласия на вступление выждать месяц
Школа "Айб", Ереван, Армения
Школа "Айб", Ереван, Армения
Отдать школу в аренду

«Самоокупаемое образование – это миф, - уверен директор ЗАО Совхоз имени Ленина Павел Грудинин. - У нас совхоз имени Ленина, Ленин говорил: «Все лучшее – детям». Дети должны все получать бесплатно».

В этом году дети совхоза получили построенную с нуля современную школу с ремесленными мастерскими, естественно-научной лабораторией, классом робототехники, телестудией и скалодромом. Школа (официальное название «Инженерный корпус московской 548-ой») и стадион рядом с ней обошлись Совхозу в 1 млрд 712 млн рублей.

Могло быть и больше, но Совхоз сдал школу в аренду городу – за 1 рубль, говорит Павел Грудин. Учителя получают зарплаты из бюджета, он же несет другие операционные расходы. Однако обслуживать школу и ее территорию продолжит совхоз. «Тендер выиграли мы, упав в одном случае на 66% от первоначальной цены, в другом – на 44%, - рассказал Грудинин. - Мы сделали это сознательно, потому что опасаемся недобросовестных фирм, после работы которых нам все равно придется все переделывать».

Генеральное Консульство Финляндии в Санкт-Петербурге
+ 7 921 750 54 09
info@eddesignaward.com
Стратегические партнеры
Контакты
Институт Финляндии в Санкт-Петербурге
Информационный партнер
mel.fm
Отели Sokos