Подростковый возраст – лучшее время для первой встречи с работодателем, считает основатель профориентационного проекта i3.school (Ай-куб) Вадим Полюга. Применив школьную теорию на практике, ребенок понимает, зачем ему вообще нужна учеба и получает мощную мотивацию. В системе i3, созданной в Новосибирске в 2011 году, получилось наладить взаимодействие между тысячей школьников и десятками работодателей, среди которых Intel, КРОК, Яндекс, СКБ-Контур, ЦФТ. Идея успешно прижилась в Москве в виде «Школы ИТ-решений». Теперь Полюга пытается распространить проект в регионах


Рабочая гипотеза

Вадим Полюга называет себя «математиком-физруком», и у него действительно есть два этих образования: мат-мех Екатеринбургского госуниверситета и факультет повышения квалификации на кафедре фехтования Российского университета физической культуры в Москве. «Собственное образование — это редко про необходимость. Скорее, про интерес», — говорит Полюга. Этот тезис лежит в основе созданного им профориентационного проекта i3, системы, которая учит подростков понимать, кем и зачем они хотят работать, и увлеченно осваивать выбранную профессию.

По словам Полюги, выпускники i3 к 10 и 11 классам уже уверены в карьерных предпочтениях и знают, как им вырасти в выбранном деле. «А если спустя 5 или 10 лет человек поймет, что хочет чего-то нового — у него уже будет алгоритм, как быстро развить в себе нужные профессиональные навыки», — добавляет Полюга.

Что это за алгоритм?

Система i3 рассчитана на два года и разбита на несколько модулей по два месяца каждый. При этом первый модуль можно пройти заново четыре раза, выбирая отрасль, которая может быть по душе. Например, робототехника, или дизайн одежды, или авиамоделирование — на выбор есть 12 направлений, сведенных в три блока: ИТ, инженерия и дизайн. В течение первого модуля подросток проверяет «гипотезу о себе» — пробует себя в выбранном направлении. Схема работы в Ай-кубе вообще одна: «гипотеза, опыт, рефлексия опыта». Спустя два месяца ребенок может сменить отрасль и заняться чем-то радикально другим. «И это круто, потому что человек делает это в 7-ом, 9-ом классе, а не на последнем курсе вуза», — отмечает Вадим Полюга.

Дети в i3 учатся в командах до 15 человек, схема обучения похожа на модель «перевернутого класса». Преподавателей тут нет. Полюга считает, что вместо них нужен хороший цифровой контент и несколько функциональных позиций: наставник — тьютор, управляющий командой, эксперт, который может проверить промежуточный результат, и администратор, организующий общий процесс. Два месяца разбиты на серию проектных встреч по решению конкретной задачи. Это может быть сборка автомобиля, анализ кода на соответствие промышленным требованиям или автоматизация системы гидропоники для офисной теплицы. «Так дети привыкают мыслить не вокруг профессии, а вокруг задачи», — поясняет Полюга. На очных занятиях i3 каждые полчаса проводится спортивная разминка: физрук-Полюга настаивает, что физическая активность стимулирует умственную.

Когда тема зацепила воспитанника, он переходит к модулю №2. На этом этапе ребята, выбравшие одно направление, соревнуются друг с другом и с детьми из внешней среды, участвуя в общегородских и всероссийских соревнованиях. В прошлом году i3 вывел в общероссийский финал олимпиады по большим данным восьмиклассников, которые позже боролись наравне с 11-классниками в сочинском центре Сириус. «Подростки живут вызовами. Поэтому весь Ай-куб спроектирован как система вызовов», — говорит Полюга.

К концу второго модуля у воспитанников в Ай-кубе возникает новая гипотеза — они крутые, ведь учеба спорится. «А мы говорим, давайте проверим. И сталкиваем детей с работодателями», — рассказывает Полюга.

Каждое из направлений в i3 ведет минимум один работодатель – реальная компания, которая берется проверять результаты обучения детей на практике в третьем модуле. Для робототехники это Intel, для машиностроения – Ford, для ит-разработки – СКБ-Контур и тд. Компания ставит перед воспитанниками Ай-куба производственную задачу, за выполнение которой ребята получают зарплату. Результаты, конечные и промежуточные, проверяет эксперт от работодателя, он же говорит ребятам, в чем они на самом деле крутые, а что еще нужно в себе развить.


Новосибирский эксперимент

Ай-куб родился из эксперимента. В 2011 году Вадим Полюга с коллегами занимался развитием стартапов Технопарка Новосибирского Академгородка, когда мэрия города попросила организовать что-то подобное для школьников.

Так на базе факультета бизнеса НГТУ появилась IT-мастерская, в которой студенты со школьниками одновременно выполняли производственные и образовательные задачи. «И это выстрелило. Школьники сказали, классно, теперь мы понимаем, зачем мы учимся», — рассказывает Вадим Полюга. Он вдруг увидел, что потенциала развить практический подход к знаниям и научиться зарабатывать тем, что любишь делать, у подростков намного больше, чем у студентов.

В 2012 году i3 начал искать формат взаимодействия со школами. Площадку организовали совместно с новосибирской гимназией «Горностай», первыми воспитанниками стали учащиеся инженерных классов. Обучение было бесплатным (доход Полюге приносил его бизнес в сфере автоматизации учета 1с-франчайзи).

Ай-куб договорился с несколькими новосибирскими компаниями о кураторстве воспитанников. Первопроходцами были ДатаИст и «Центр финансовых технологий» (ЦФТ), занимающиеся разработкой программного обеспечения. Разговор о сотрудничестве с компаниями всегда строился по одному сценарию. «Вначале мне говорили: «Какие дети? У меня рабочий график, зачем мне это все?» — вспоминает Полюга. – Однако мы обещали, что грузить кураторов будем не больше двух часов в неделю — надо было только послушать ребят по скайпу, направить в нужное русло. Эксперт соглашался, а когда модуль завершался, спрашивал: «А чего вы так мало меня грузили? Давайте еще попробуем!». Работа с мотивированными детьми затягивает».

Задачи от экспертов возникают на пересечении двух критериев, рассказывает Вадим Полюга. Первый – «если эта задача будет решена, то результат компании нужен». Второй – «если она не будет решена, ничего страшного». Одним из первых проектов воспитанников Ай-куба стала работа на ЦФТ. Компания пишет софт для банков, и хотела создать визуализатор данных в виде UML -диаграммы, на которой банки могли бы демонстрировать клиентам, что происходит с их заявками: в каких инстанциях они обрабатываются и тд. Дети погуглили, что такое UML, выяснили, что для ее создания надо уметь поднимать веб-сервер и изучить java-script, а также научиться работать с внешним файлом. Эта задача оказалась вполне доступной для школьников.

«На самом деле результаты значительно серьезнее, — считает ведущий менеджер по персоналу ГК ЦФТ Анна Балухта. — В таком проекте проверка гипотезы «моя/не моя профессия» происходит не спустя три года обучения в вузе, а еще до поступления. Участие ЦФТ в Ай-куб — это практическая возможность для школьников понять особенности работы ит-специалистов, инженеров, тестировщиков, менеджеров проектов. Может быть, кто-то из них станет частью нашей большой команды».

Опираясь на федеральное и региональное законодательство по организации трудоустройства несовершеннолетних, i3 заключил трехсторонний договор с новосибирским центром занятости и муниципальным Центром Молодежный, чтобы его воспитанники могли получать зарплату за свой труд. По условиям договора, Молодежный центр из средств городского бюджета возмещал затраты на выплату подросткам заработной платы (5833 рубля, включая налоги и отчисления), говорит ведущий инспектор отдела занятости населения Новосибирского центра занятости по Советскому району Сергей Ворончук. «Плюс центр занятости выплачивал материальную поддержку каждому работающему ребенку — 1062 рубля 50 копеек, — добавляет он. — Дети были в восторге». Первое время воспитанников i3 принимали к себе на работу компании-кураторы, но для главных бухгалтеров и кадровиков, которые не были привычны к несовершеннолетним сотрудникам, это был стресс. В итоге Полюга организовал трудоустройство подростков в собственную компанию.

Через три года работы Ай-Куб заручился партнерством десятков компаний, в числе которых Intel, «Дата Ист», Крок, стал лидерским проектом Агентства Стратегических Инициатив, и обучил более 200 детей. А Полюга потратил около 7 млн рублей личных сбережений и грантов на оборудование, зарплаты, исследования и поездки. В 2014 году стало понятно, что бесплатно работать больше не получится: проект вырос до 100 учащихся ежегодно, штат — до 6 сотрудников. Все вместе требовало примерно 2 млн рублей в год. Обучение стало платным. По словам Вадима Полюги, на посещаемости это не особо сказалось – отсеялось около 15%, а у проекта появился первый доход (по итогу 2014 года – более 1,5 млн рублей), который был потрачен на зарплаты и обновление оборудования.

 

Фото: проект i3.school (Ай-куб)

Зачем это ребенку

У него появляется любимое дело, на котором можно зарабатывать, а еще «стая»: люди, с которыми он вместе это делал — это и сверстники, и сотрудники реальных компаний, объясняет Полюга. «Говорят, телефонная книжка с правильными контактами — это главное преимущество выпускников Гарварда. Мы не Гарвард, но такой книжкой вооружаем», — рассказывает он. Учеба в i3.school имеет и формальное значение: несколько вузов, среди которых МГТУ им. Баумана, Тюменский, Новосибирский и Томский госуниверситеты, добавляют до 10 баллов к ЕГЭ за портфолио i3 как подтверждение индивидуальных достижений. Первые выпускники Ай-куба (10 человек) уже окончили вуз, многие с красными дипломами

 

Окно возможностей

Начиная с 10 лет любой ребенок превращается из «человека семейного» в «человека социального», объясняет Полюга. Изучая эти вопросы, он проводил исследование вместе с известным педагогом и психологом Шалвой Амонашвили. «Эволюционно юная поросль стремится создать новую популяцию, поэтому подростки пренебрежительно относятся к риску и к мнению старшего поколения, зато очень восприимчивы к давлению сверстников и вызовам извне. Учитывая, что в это же время вновь, как в первые годы жизни, у людей повышается нейропластичность мозга, то есть растет способность к его изменениям, этот период можно использовать для выработки у подростка важных социальных привычек: умения применять знания на практике, ориентации на потребности других людей», — считает Вадим Полюга. В 15 лет «окно возможностей» закрывается: подростки отходят от взрослых на нужную дистанцию и создают себе первую целостную картину мира. Чтобы не ломать эту хрупкую картину извне, Полюга принял решение работать с детьми от 10 до 15 лет

Московский опыт

В 2015 году i3 вышел за пределы Новосибирска. Компания стала соорганизатором «Школы IT-решений» холдинга КРОК в Москве. Инициатива сотрудничества исходила от самого КРОКа: холдинг занимался дополнительным образованием московских школьников и хотел создать системный профориентационный продукт.

«Прежде мы часто сталкивались с тем, что ИТ-проекты курируемых нами школьников были далеки от реальности: ребята не задумывались, зачем они что-то создают, считая свои идеи самоценными, — говорит руководитель направления «Развитие школьного ИТ-образования» КРОК Надежда Янушкевич о предыстории «Школы ИТ-решений». — Нам хотелось научить подростков объективно оценивать свои силы, уметь ставить цели и отвечать за их достижение. У Полюги, о новосибирском проекте которого мы были наслышаны, был опыт, позволяющий организовать это».

Сотрудничество вылилось в масштабный проект под эгидой городских департаментов Образования и Информационных технологий, охватывающий около сорока столичных школ. В первой московской «Школе» 2015 года работало 150 подростков, в следующие годы участников было уже по 250.

В рамках «Школы» команды учащихся 8-11 классов находят реальные проблемы из своей школьной жизни и предлагают их технологическое решение. Например, в этом году подростки программировали чат-ботов, оповещающих о смене расписания в школе, создавали прототип «умного кулера», который сообщает завучу, что в емкости закончилась вода, делали терминал для экстренной связи с дежурным учителем и много еще чего.

Обучение в «Школе» длится пять месяцев и стоит 9 тыс. рублей в месяц, все это время подростков курируют студенты-тьюторы столичных вузов (ВШЭ, Бауманка, МГУ, МФТИ, ГУУ, МТУ), учителя школ и эксперты IT-компаний: КРОК, Яндекс, Лаборатории Касперского, Майкрософт, Devman и Evendate. Ежегодно на организацию «Школы» КРОК тратит около 10% своего HR-бюджета. i3 в лице Вадима Полюги остается соорганизатором проекта.


Сложности в регионах

Ай-куб отправился покорять регионы. Стартовал в Екатеринбурге, выиграв один из грантов компании СКБ-Контур на поддержку дополнительного образования. Полюга подал проект «Программа развития школьника с ориентацией на потребности рынка и его личные устремления» и Ай-Куб получил 100 000 рублей. Параллельно Полюга договорился с СКБ-Контуром о кураторстве своих учеников.

«Разработчик нашей дистанционной онлайн-платформы для обучения студентов заинтересовался проектом Вадима и предложил отдать его воспитанникам одну из своих задач, — пояснил руководитель отдела «Образовательные программы» СКБ Контур Алексей Зверев. — Задача была не критически важной для бизнеса, поэтому никаких допсоглашений мы не оформляли, а просто положились на слово друг друга — всегда бы так!». У воспитанников Ай-куба получилось довести свой проект до работающего прототипа. Однако Зверев признается, что это сотрудничество — скорее исключительный случай. «В крупных компаниях, которым очень важно качество работы, передать проект на аутсорс куда-то, тем более студентам или школьникам — тяжелейшее испытание для всех сторон, — говорит он. — При этом понятно, что для небольших отраслевых компаний (например, веб-студий) или для больших компаний другой отрасли (например, завод или сеть пекарен), такой аутсорс может оказаться довольно полезной штукой: это более дёшево, и можно получить реальный результат, который хоть и не идеален, но хотя бы есть».

Следом i3 появился в Тюмени: он развивается там при поддержке Тюменского государственного университета. «Ай-куб пока плохо монтируется в других регионах, нужно поддерживать его вручную, поскольку мы очень трясемся за качество, а я не могу разорваться между регионами», — признается Вадим Полюга.


Уфимский вызов

От экспансии Полюга не отказался, но формат изменил. Для штурма регионов был придуман лагерь Starchallenge – профориентационный интенсив для школьников от 10 лет, которые будто попадают на чужую планету, где несколько дней надо выживать с помощью технологий. Дети исследуют местность, добывают ресурсы, запускают ракеты, борются с конкурентами и управляют колонией. «Колонистам» приходится быстро осваивать предметы — от робототехники и геохимии до астронавигации и маркетинга. «Starchallenge учит адаптироваться и взаимодействовать в непредсказуемых, непонятных условиях, находить в одном из направлении (как минимум 4 трека) себе занятие, которое будет полезно и тебе, и команде», — поясняет руководитель молодежного технопарка при Уфимском государственном нефтяном техническом университете Наталья Бадоля, организовавшая весеннюю каникулярную смену на площадке технопарка.

Интенсив обычно проводится в школе или технопарке, на смену из 30 человек (это минимум) в идеале необходимо восемь-десять модераторов, из оборудования – от шести ноутбуков, 4-8 наборов Lego Mindstorm и 4 квадрокоптера. Участие в Starchallenge стоит от 25 тыс. рублей в Москве и от 10 тыс. рублей в регионах. За организацию Starchallenge на региональных площадках i3 получает отчисления от местных менеджеров, однако их сумму Полюга не называет.

Пока подростки осваивают космос, местные тренеры-менеджеры повышают свою квалификацию: осваивают проектные методики i3, учатся работать с подростками по-взрослому. Управленческое звено обрастает связями с региональными образовательными площадками и бизнесом. Следующим шагом должно быть создание системы i3.school, рассчитывает Полюга. Сейчас проведено 16 смен Starchallenge (это более 2000 участников) в разных городах: Новосибирск, Москва, Екатеринбург, Тюмень, Волгоград, Уфа.

Наталья Бадоля надеется организовать Starchallenge в Башкирии на постоянной основе, вторую смену лагеря планирует провести осенью, хотя и признается, что проект оценили не все его участники. «Треть детей следом за своими родителями ждали интенсива по школьным предметам, еще трети было сложно сориентироваться при свободном выборе занятий: без чётких указаний, что делать, они терялись. Зато оставшаяся треть была в полном восторге». Бадоля обещает провести работу над ошибками. Доходов первого уфимского Starchallenge технопарк не раскрывает. Исходя из количества участников лагеря и стоимости участия, можно предположить, что общая выручка составила более трехсот тысяч рублей. По словам Бадоля, после выплат всех зарплат и расчетов с i3, ее выручка составила меньше ста тысяч рублей.

Потренировавшись на Starchallenge, Бадоля планирует открыть i3 в Уфе через год.

«Формат Ай-куба отлично масштабируется на образовательной площадке, — уверена она. – В его рамках можно выстраивать модульное обучение и выявлять предрасположенность к профессии, а также формировать самоопределение в командной работе. Такая среда поможет школьникам выстроить собственную траекторию развития, в том числе определиться с вузом»


Перезагрузка

За семь лет существования система i3 со всеми сопутствующими проектами потребовала около 12 млн рублей расходов, прикидывает коммерческий директор компании Константин Зайцев. «Бизнес вроде Ай-куба — низкомаржинальный, — считает он. — Модель позволяет развиваться, но не очень позволяет возникать прибыли». По словам Зайцева, сейчас проект вышел на самоокупаемость и в некоторые месяцы приносит прибыль. Финансовые показатели организаторы i3.school не раскрывают. В компании работает 17 человек. Основные расходы сейчас – это зарплаты и налоги, (на них уходит около 50%) и маркетинг – 30%.

Осенью 2017 года основатель i3 Вадим Полюга оставил оперативное руководство проектом, согласившись на приглашение Германа Грефа возглавить старшую гимназию Хорошколы. В i3 он остался инвестором и стратегом. По его мнению, это помогло i3 преодолеть «ловушку основателя»: многие факторы, раньше обусловленные личными качествами, теперь оформились в методики и процедуры. Зимой команда i3 успешно прошла акселерационную программу Фонда поддержки социальных проектов, а весной запустила Starchallenge.ru еще в двух регионах: Уфе и Волгограде. С началом учебного года i3.school стартует в трех городах: в Москве совместно с Хорошколой, в Новосибирске совместно с Академпарком и в Тюмени совместно с ТюмГУ.