Кампус как мини-город: эффективное зонирование и оснащение для вузов

 

Современный кампус все более напоминает мини-город. Обитатели университета здесь не только учатся и работают, но и отдыхают, и в большинстве случаев живут. Исследователи говорят: чем больше студент проводит времени в университетской среде, тем выше продуктивность его учебы. Представители разных специальностей чаще и плодотворнее заводят профессиональные знакомства, а это в свою очередь дает больший экономический эффект при сопоставимых вложениях. Поскольку множество функций объединяются в одном пространстве, его нужно грамотно зонировать.


 Пространство для диалога

 

Для размещения многофункционального общественного пространства идеально подходит библиотека, считает Екатерина Симакова из Сколтеха. Здесь должно быть пространство для диалога. Раньше в библиотеках люди заговаривали друг с другом, реагируя на корешок книги сидящего напротив. Сейчас пространство библиотеки содержит гораздо больше потенциально возможных сценариев поведения.

 

«Важно создать точки пересечения студентов, преподавателей, гостей. Привычный всем актовый зал здесь не работает — слишком жесткое разделение пространства не располагает к общению», — считает Екатерина Симакова. 

 

Наблюдая за поведением своих студентов, заместитель первого проректора НИУ ВШЭ Владимир Елисеенко обнаружил: библиотека давно перестала быть местом, где читают исключительно книги, а столовая – пространством исключительно для еды. Часто ребята остаются там и пару часов работают или обсуждают проекты. «Мы стараемся обустроить пространства так, чтобы их можно было использовать в разных форматах, для разных видов деятельности. И посадочные места в общепите мы тоже воспринимаем как пространство для коммуникации и самоподготовки», — говорит Елисеенко.   

В библиотеке особенно важно зонировать пространство по уровню шума, создать интерактивные зоны для переключения от рутинной работы, а также место для лекций, которые не входят в учебную программу. В библиотеке Сколтеха есть местечко, где можно эмоционально разгрузиться – полопать пластиковые пузырьки. 

 

В ближайшие восемь лет в России должно появиться 27 университетских кампусов мирового уровня, общая стоимость программы — 619 млрд рублей. Мы изучили опыт первопроходцев, которые не дожидались госпрограммы. Читайте про опыт московского Сколтеха, питерского ИТМО и красноярского СФУ, который может быть полезен всем, кто планирует строительство. 

 

Фото: Дмитрий Чебаненко / Сколтех 


Места для совместной работы

 

НИУ ВШЭ всегда старался привлекать преподавателей полного дня, которые могут не только читать лекции, но и вести научные исследования, создавать проектные группы и лаборатории с участием студентов и аспирантов. Чтобы организовать комфортные условия для такой работы, вуз стремился выделить каждому преподавателю и исследователю персональный кабинет.

 

«Мы массу времени и сил потратили на то, чтобы отойти от формата общей кафедральной комнаты. Но при этом в какой-то момент почувствовали уязвимость и концепции личного кабинета», — говорит Владимир Елисеенко. Анализ ситуации показал, что многие сотрудники личным кабинетом почти не пользуются, а в пандемию кабинеты совсем опустели.  

 

Сегодня «Вышка» обустраивает незакрепленные за конкретным сотрудником рабочие места и возвращается к идее общего пространства для коммуникации. «Теперь почти нет ценности в том, чтобы прийти в вуз и запереться в своем кабинете. Посидеть за компьютером можно и дома, и в кафе, и в Германии, и на Мадагаскаре. А вот с коллегами вживую пообщаться очень важно. Именно так рождаются новые проекты и темы», — считает Елисеенко. В вузе разработали проект смешанного пространства с местами для неформальных бесед, уединенными комнатами для индивидуальной работы, мини-студиями для выхода в эфир, переговорками. В ближайшем будущем такое пространство создадут и протестируют на одном из гуманитарных факультетов. 

 

 

В Барнауле построен новый корпус РАНХиГС. В здании-дереве размещены учебные аудитории, рекреации и пиццерия. Читайте про здание, которое, основываясь на идее метаболизма, вступает в диалог с городом, а в будущем может быть достроено.


Мобильность и многофункциональность

 

«Наш вуз – живой. Мы непрерывно его достраиваем и модифицируем, но сохраняем концепцию здания и стилистическое направление», — объясняет Екатерина Симакова. В Сколтехе есть крупные центры со своими помещениями, а есть сравнительно молодые или небольшие — они постоянно перемещаются. Учебные и лабораторные программы распланированы на несколько лет вперед, но институт часто берет гранты и начинает проекты, которые не были предусмотрены графиком. Но с глобальной перестройкой институту сталкиваться не приходится, потому что разработчики изначально закладывали максимальную мобильность. «Например, в административной части мы не строим закрытые пространства на перспективу. Открытые офисы чередуются с закрытыми помещениями, автономными боксами, которые при необходимости могут быть добавлены в свободные открытые пространства», — поясняет Симакова. 

 

Аудитории в «Вышке» загружены с раннего утра до 9-10 часов вечера – на смену «бакалаврам» приходят «магистры» и слушатели программ переподготовки и повышения квалификации. Чтобы увеличить число учебных сценариев, в университете стараются не ставить парты сплошными рядами, часто заменяют парты стульями с пюпитром или, например, круглыми столами на 3-5 человек, за которыми можно обсудить доклад, проект, проанализировать кейс или провести деловую игру. 

 

Как и зачем вузу формировать сообщество — разбирают председатель совета попечителей образовательного фонда «Айб» Арам Пахчанян и Андрей Иващенко, председатель совета директоров «Химрар» в рамках проекта EdDesign Mag «Пересборка» 


Учебная мебель

 

Специалисты из депаратамента проектирования Сколтеха выделили пул классов, которые лучше всего подходят для сочетания проектной работы и лекций. Так, вузу на 1200 студентов подойдет зал-амфитеатр на 240 человек с мобильной акустической перегородкой, которая позволяет делить его на два зала по 120 человек, считает главный архитектор Сколтеха Екатерина Симакова . Кроме того, для работ в группах необходимы несколько классов на 60 человек, каждый площадью до 120 кв. метров, с гибкой рассадкой, и камерные классы – на 45, 25 и 15 человек, в каждом как минимум два типа рассадки. Полезно иметь высокие столы для работы стоя — смена положения повышает внимательность и концентрацию. 

 

«Моя коллега все время мебель аккуратно расставляет, а студенты ее перетаскивают, как хотят. Я говорю – оставь, они сами тебе подсказывают, какая расстановка им удобна», — говорит Виктор Науменко из ДВФУ . 

 

Часть рабочего времени Виктор Науменко посвящает экспериментам. «Мы мебель перемещаем теперь с места на место и смотрим — сядут ли люди или нет, будут пользоваться или нет»», — говорит он. В одном из помещений кампуса он поставил диваны и столы.  Студенты стали приходить с компьютерами и работать. Тогда Науменко сделал проводку и попросил сделать дополнительное освещение. «Я подхожу и спрашиваю, как им тут сидится. Они говорят, что все отлично, только столы слишком низкие. И мы покупаем столы повыше», — говорит он.

Еще пример. Студенты увлеклись спортивным программированием, попросили дать им аудиторию. Науменко нашел для них пространство, поставил дешевые столы, кинул удлинители. После того как студенты стали пользоваться помещением, он прошелся с телефоном, все сфотографировал, изучил сложности. Фото попали на стол проректору, после чего в аудитории провели подходящий для процесса интернет. «Мы держим в голове общую картинку, но каждый этап работы делаем самодостаточным», — говорит Науменко.

 

 

Иллюстрации: Александра Ржаницына