Почти половина российских учеников стараются не посещать туалеты в школе, выяснили специалисты компании Domestos в ходе прошлогоднего исследования. Туалеты в зоне риска по нескольким пунктам сразу: там часто грязно и некомфортно находиться, это одно из самых популярных мест для буллинга и вандализма, там курят и занимаются другими нелегальными вещами. Мы разбирались, что делает школьные туалеты уязвимыми для вандалов и хулиганов, и какие меры позволят им стать комфортнее.


Проблема №1 – буллинг

«В четвертом классе была очень неприятная ситуация. Нас было четыре лучших подружки. Одной из них, Маше, нравился наш одноклассник Олег, а я понравилась ему. Когда Маша узнала, что мне Олег записки передает, то решила отомстить. И пока я была на физкультуре, она с другими девочками, которые оказались мне совсем не подругами, смыли в унитаз мою любимую кофту со стразами. И вот я после урока ищу их, («подруг»), захожу умыться в туалет, а они там смеются и обсуждают, что я стремная. Я к ним подхожу и вижу, что в кабинке из унитаза торчит моя кофта. Они начали обзываться, говорить, что я их предала и тд. Ну я стала плакать, ругаться с ними. Мы чуть не подрались, они меня окружили втроём и все надавливали, а потом ещё и к стенке прижали, сказали, что если ещё раз к Олегу подойду, то они меня в туалет засунут, а не кофту. Пока мы там ругались, люди заходили и уходили сразу же. Я уже в конце начала «помогите» кричать. Но никто не помог, все, видимо, решили, что это не их дело. Девочки ушли потом, а я на полу сидела плакала. Да, конечно, у меня сейчас настоящие друзья есть, но меня безумно триггерит с того туалета».

Эту историю рассказала девятиклассница одной из московских школ. С буллингом российские ученики вообще сталкиваются регулярно – один-два раза в месяц, показало исследование Лаборатории профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ «Агрессия и буллинг в школьной среде». Ни разу не чувствовали себя в роли жертвы за последний месяц в школе только 33% опрошенных. И тоже только треть школьников ни разу не были свидетелями травли, а ее инициатором никогда не выступало меньше половины участников опроса.

Школьные туалеты – одно из самых популярных мест для буллинга. Туалет в понимании хулиганов это место унизительное, «низменное», подходящее для того, чтобы оскорбить «жертву»,- объясняет педагог-психолог Лилия Зубова: «Причина посещения туалета настолько деликатна, что многие стараются быстро покинуть это помещение, не пересекаясь с другими, — добавляет педагог-психолог Елена Суркова. — Практически ни одно школьное пространство не защищено так от вторжения взрослых: учителей, технического персонала, администраторов».

Почему нельзя сделать школьные туалеты общими, не разделяя их на «учительские» и «детские»? «На удивление, это не прихоть, объясняет руководитель проекта по строительству социальных объектов в Московской области ГК ПИК Анна Букина. — У учителей есть санитарные книжки, подтверждающие, что они не болеют определенным спектром заболеваний. Чтобы сократить риск подхватить от детей легко передающуюся заразу (во влажной среде вредоносные бактерии лучше сохраняются), педагоги пользуются отдельным санузлом».

Опрошенные нами учителя говорят, что официальных правил на счет «учительских» и «детских» туалетов в школах нет, однако разделение существует, поскольку «так повелось». «У нас есть ученики, которые ходят в учительский, потому что в обычный им противно, — говорит 9-классница Валерия из Уфы. — У учителей отдельный туалет, с суперотделкой. И там всегда миллион рулонов бумаги».

Компания ПИК, крупнейший застройщик в Москве, анализировала опыт Великобритании на счет туалетов. В санузлах английских школ и других зданий зона раковин, как правило, не выделяется в отдельное помещение, а находится в коридоре, поэтому там одной площадкой для буллинга меньше, рассказывает Букина. Однако в России так делать запрещают санитарные нормы: умывальная должна быть отделена дверью. ПИК предлагал устанавливать на общие входы в школьные туалеты остекленные двери, на которые нацелена видеокамера. Но от прозрачных дверей поголовно отказались все педагоги и Департамент образования и науки Москвы, говорит Анна Букина: им непривычно.

Что можно сделать? Не создавать общей умывальной зоны в принципе, а  туалеты строить в виде индивидуальных кабинок с раковинами внутри – как дома. Так организованы уборные, например, в Инженерном корпусе школы №548 в московском Совхозе им. Ленина – двери в кабинки ведут прямо из коридора, как в любой другой кабинет, говорит директор Martela Елена Аралова. Это не соответствует законодательному нормативу, однако можно отступить от правил, получив специальные техусловия, — объясняет Букина. «Но бороться за это желающих, кроме «Мартелы», нет», — отмечает она. На то, чтобы согласовать туалеты «как дома» в корпусе школы в Совхозе ушло столько же времени, как обычно, говорит Аралова. Это просто дороже и требует больших площадей, объясняет она.

Фото: Дарья Груненкова, Екатерина Пьянова/школа Летово в Подмосковье  

«Раньше школы, тюрьмы и больницы проектировали одни и те же люди, которым нужно было какое-то количество людей изолировать на определенной площади, — говорит завкафедрой «Дизайн мебели» Строгановской академии Кирилл Чебурашкин. – У зданий не было проектной специфики. А у детей не было опыта посещения иных общественных туалетов. Сейчас понятие приватности меняется. Современные дети в первый класс приходят не из леса, они были в торговых центрах и кино и знают, что в уборной не худо бы уединиться».

Компромиссный вариант – дверь и стенки в кабине туалета доводить почти до пола – как в торговом центре. Такие туалеты, например, в Летово. «Традиционно в школьных туалетах огромные щели между полом и дверью. Это дает возможность хулиганам засунуть руку с телефоном в пространство снизу кабинки и сфотографировать того, кто там находится», — объясняет Елена Аралова.

Поднять дверь на 15 см от пола требует Департамент образования Москвы — чтобы было видно ноги, и что кабинка занята, говорит Анна Букина. Сантехнической завертки с индикатором занятости почему-то недостаточно, — отмечает она. «Но мы боремся. В подмосковных объектах это решение применяется».


Проблема №2 – отсутствие приватности

«Мне проще отпроситься у медсестры, сказать, что плохо себя чувствую и сходить в туалет домой, — говорит 11-классник из Уфы. — У нас многие так делают, потому что школьную кабинку нормально не закроешь, не расслабишься. Замки на них висят, но не всегда работают. Туалетная бумага тоже не всегда есть. Рулон есть в классе, но надо идти отматывать у всех на глазах. Иногда на это дело, если приспичило, уходят ненужные тетрадки».

Татьяна, уборщица одной из московских школ говорит, что незакрытые кабинки – реальность школьных уборных и в Москве. Возможно, потому что младшие ученики довольно часто не умеют пользоваться шпингалетами, и школьной администрации проще не вешать или снять замок. Кроме того, в туалетах школы, где убирается Татьяна, после ремонта оказались такие низкие двери, что ученикам приходится приседать, чтобы их не было видно в кабинке сверху, рассказывает она.

11-классник из московской школы «Интеллектуал» говорит, что на его прошлом месте учебы учителя регулярно проверяли туалеты на наличие прогульщиков, открывая двери в кабинки. В другой подмосковной школе один из туалетов на этаже всегда закрыт: это резерв на случай проведения ремонта, — говорит Анна Букина из «ПИК».

В СанПин ничего не сказано о том, должны ли школьные туалеты быть оборудованы замками – есть указание только о наличии дверей. Хотя и его иногда нарушают. По словам Елены Араловой, в регионах встречаются школы, у кабинок туалетов которых нет дверей. В прошлом году в школе города Заречный Пензенской области организаторы ЕГЭ убрали из кабинок в уборной двери, чтобы не дать ученикам пользоваться шпаргалками.

Туалет по правилам

В СанПин действительно есть указание разделять санузлы для персонала и школьников. В туалетах для девочек должно быть не меньше одного унитаза на каждые 20 учениц, в уборных для мальчиков – по одному унитазу и писсуару на каждые 30 человек. В мужских туалетах на один умывальник приходится три унитаза, а в женских – два (при этом один умывальник на уборную в любом случае должен быть). Число мест в уборной определяется по количеству людей на этаже, это по сводам правил проектирования. При этом предполагается, что мальчиков и девочек на каждом этаже поровну.

В санузлах самой распространенной в Москве серии типовых панельных школ И 1605 по сей день на одну кабинку приходится по два унитаза, говорит завкафедрой «Дизайн мебели» Строгановской академии Кирилл Чебурашкин. Причем решение было задумано по проекту, перегородки между кабинами изготавливались на заводе. Чебурашкин, приведший в одну из таких школ своих детей, вместе с женой Еленой придумал новые интерьеры для здания и переделал совместные туалеты.

«Раньше школы, тюрьмы и больницы проектировали одни и те же люди, которым нужно было какое-то количество людей изолировать на определенной площади, — говорит Чебурашкин. – У зданий не было проектной специфики. А у детей не было опыта посещения иных общественных туалетов. Сейчас понятие приватности меняется. Современные дети в первый класс приходят не из леса, они были в торговых центрах и кино и знают, что в уборной не худо бы уединиться».

После ремонта в мужском и женском туалетах школы организовали по четыре независимых кабинки с возможностью закрыться внутри, с кронштейнами для туалетной бумаги и ершиками. Раковины установили на консоли, поскольку современные первоклашки оказались выше тех, для которых создавались СанПиН. Смесители на раковинах заменили на современные однорычажные, а еще сделали отдельный кран для наполнения ведра, который может открыть только уборщица. Стены отделали обычной плиткой отечественного производителя, квадратный метр стоил около 500 рублей. Повесили большие зеркала. Все материалы и комплектующие были выбраны максимально дешевые, чтобы решение можно было тиражировать, объясняет Кирилл Чебурашкин. Идеей уже воспользовались: школа, арендующая первый этаж в том же здании, сделала ремонт своих помещений по проекту Чебурашкиных.


Проблема №3 — плохие санитарные условия

«Вообще, школьные туалеты в целом можно считать критическими местами. Из особо неприятных моментов — загаженные толчки и мусорки, которые убирают раз в сто лет», — говорит 11-классник московской школы «Интеллектуал».

Школьница из Москвы Анна называет туалеты «самым неприятным местом в школе»: по ее словам, там очень некомфортно находиться, часто нет туалетной бумаги, а в самих кабинках мало места. Только 18% опрошенных Domestos родителей довольны санитарными условиями школьных туалетов. «Удовлетворительным» их считают 36%, плохими – 17%. При этом почти 70% респондентов называют санитарное состояние санузлов важным фактором, влияющим на здоровье и успеваемость ребенка. И столько же участников опроса не знают, что делать, если состояние санузлов не устраивает детей.

Фото: Дарья Груненкова, Екатерина Пьянова/ туалеты в школах Москвы  

В конце 2017 года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявляла, что больше, чем в трех тысячах российских школ нет теплых туалетов и называла это «позором». В 2018 году обеспечить все школы теплыми туалетами призывал экс-премьер Дмитрий Медведев. В прошлом году «Российская газета» писала, что средства на это должны быть выделены из резервного фонда. О том, что проблема решена, никто не официально не отчитывался. По последним данным сборника «Образование в цифрах», который готовит Росстат совместно с НИУ ВШЭ, 13% российских школ не оборудовано канализацией.

«Тема туалетов для нас очень актуальна. Еще на этапе проектирования туалеты мы рисовали вместе с инженерами: обсуждали все, вплоть до разуклонки пола», — говорит руководитель филиала «Инженерный корпус» школы №548 Надежда Гарниш. По ее словам, основным критерием в вопросе строительства новых туалетов была возможность видеть их комфортными и чистыми весь день. «Мы были в школах Финляндии или Англии – туалеты там не пахнут. Почему? Понятно, потому что они закрываются, в них все, как дома: конфиденциально, чисто, удобно — объясняет Надежда Гарниш. – Поэтому нам важно было обеспечить, чтобы туалеты были легко обслуживаемы в течение дня, чтобы их можно было легко мыть, но не тряпочкой, а основательно, поливая все водой».

Фото: Martela EdDesign/ туалеты в Инженерном корпусе №548

В уборных Инженерного корпуса можно проводить палубную мойку: гигиеническим душем облить все поверхности. Во всех кабинках есть трап, куда вода стекает и уходит, все предметы, включая санитарные инструменты, подвешены к стенам, чтобы уборку можно было делать быстро и качественно.

Довольна ли Гарниш состоянием туалетов в Инженерном корпусе сегодня? Нет. На мытье санузлов не хватает рабочих рук, поскольку компания, выигравшая тендер на уборку школы, не справляется с этим. «У нас 19 000 кв. м – а на уборку нам выделяют порой три человека, хотя по контракту должно быть 13, — объясняет Надежда Гарниш. – В фирме-подрядчике регулярная текучка, и людей не хватает, и средств».

Бюджет на уборку государственным школам выделяет департамент образования на основании своих расчетов средней стоимости клининговых услуг. У 548-ой школы в 2018 году, когда проходил тендер, было, максимум, 28,3 млн рублей на уборку и содержание территорий всех ее зданий в течение двух лет. Площадь только внутренних помещений равна 36,5 тыс м2. Тендер на уборку всех зданий 548-ой школы в 2018 году выиграла компания «Клинкеа», она предложила самую низкую стоимость услуг (20,3 млн рублей) – а это основной критерий для тендеров в государственных школах. Средняя цена уборки квадратного метра для всех зданий 548-ой школы одинакова – 24,49 руб (на 2020 год).

Опрошенные нами клининговые компании эту цену называют слишком низкой. «Цифры занижены, за эти деньги люди не хотят трудиться, — утверждает руководитель фирмы-уборщика. — Мы перестали работать со школами с прошлого года, потому что сметы неадекватные». По его словам, адекватная цена за уборку 1 кв. м школы – 60-70 рублей. В фирме «А.С Альянс» говорят, что стоимость уборки очень зависит от спецификации задания – сэкономить можно, уменьшив требования или площадь, которую нужно убрать.


Проблема №4 — вандализм

«Стенки в туалете всегда исписаны черным маркером, матными словами. У нас часто нет туалетной бумаги, да и вообще всегда лучше потерпеть до дома. Мне бы хотелось, чтобы сделали зеркала побольше и следили за курением! У нас очень много курят в туалете, это проблема», — рассказывает 17-летняя Анна из Москвы.

По словам Анны Букиной из ПИК, в одной из построенных ее компанией школ ученики на спор сбивали писсуар с крепления – «что поделать, раньше с таким устройством они не встречались. К счастью, это был единичный случай». «В туалетах курят, рисуют на стенках, мусорят и иногда даже предаются разврату (я даже не шучу)», — откровенничает 11-классник из московского «Интеллектуала». По словам уборщиц двух московских школ, дети постоянно портят бумагу, пачкают унитазы и все вокруг них, пишут на стенах маркерами имена, маты, любовные признания и смайлики. Зачем? «Весело и страшно, адреналин называется», — объясняет вандал из московской гимназии 1514.

«Любое другое пространство школы кем-то занято, освоено, кому-то принадлежит – в отличие от туалета, где люди не стремятся задержаться, а наоборот, хотят почувствовать себя невидимыми, — объясняет привлекательность уборных для вандалов педагог-психолог Лилия Зубова. — Часть посетителей туалета, почувствовав себя и других невидимыми, «присваивают» такое «волшебное» место себе и под покровом «невидимости» пытаются выйти за рамки правил».

Педагог-психолог Елена Суркова считает, что в случае с туалетным вандализмом проявляется и рискованное поведение как личностная особенность, и уровень культуры (потребительское отношение), и отношение к школе.

Что с этим делать? Администрации школ зачастую применяют не самые адекватные меры. В одной из столичных школ перестали выпускать в туалет на уроках в принципе, жалуется ее ученица: так преподаватели борются с курением вейпов, айкосов и джулов. «А если все же выходишь, то перед тем, как зайти, тебя проверяют на наличие сигарет. В общем, маразм и отсутствие личного пространства». Руководитель другого учебного заведения во время вступительной речи перед началом прошлого года призывал родителей первоклассников приучать детей ходить в туалет дома, чтобы те не портили свежий ремонт в уборных. «Школы вам не для этого», — объяснял он.

«ПИК» старается подбирать вандалостойкие материалы для сантехнических перегородок, простые и надежные сантехнические системы, работает над балансом вентиляционных систем (чтобы предотвратить накопление неприятных запахов), делает пространство красивым — чтобы его жалко было портить. Кирилл Чебурашкин советует вешать в уборных большие зеркала. «Это было доказано еще в лифтах: зеркала создают ощущение, что человек не один», — объясняет он.

«Эксплуатация детского труда законом карается, так что привлекать самих учащихся к уборке нельзя, — напоминает 11-классник из московского «Интеллектуала» — А было бы эффективно — чем меньше нагадишь, тем меньше убирать потом придётся».

Фото на главной: static.mk.ru