Работай, стажер: как компании сотрудничают со школьниками

Зачем нужны стажировки? Показать детям, что мир ближе, чем им иногда кажется. Что туда, где они мечтают работать, действительно можно попасть – и даже быть там полезным. А где-то – быть бесполезным, и понять, чего не хватает – знаний, навыков, сил. Получить возможность соотнести детские представления о бизнес-процессах с реальностью. Обсудить с профессионалами систему образования: какие ВУЗы и специальности актуальны. Нарастить профессиональные контакты — и по итогу практики остаться на подработку, либо устроиться в штат. Стажировка в реальном секторе дает детям огромные преимущества в поиске своего призвания. Компании в свою очередь воспитывают лояльную конкретному бизнесу молодёжь, а в некоторых случаях даже находят молодые кадры, которые уже в школе и на первых курсах ВУЗа начинают эффективно решать производственные задачи.


Директор поможет

 

«Как-то я пришел в школу и увидел, что наш директор Алексей Викторович Голубицкий разговаривает с человеком в деловом костюме. Это был руководитель брокера LiteForex Алексей Смирнов, — рассказывает 16-летний ученик «Школы будущего» в поселке Большое Исаково Калининградской области Игорь Сивиринов. – Директор познакомил нас — оказывается, он уже рассказывал обо мне раньше. И вдруг Смирнов спросил, хочу ли я пойти на стажировку, ведь компании нужны хорошие программисты. Я, конечно, хотел. Такая вот удача, а всегда думал, что я невезучий».

Уже в 7 классе школьник решил, что будет программистом и начал самостоятельно изучать .NET. и C++. Девятиклассником он пошел в IT-Школу Samsung, и занял со своим проектом 2 место в регионе в номинации «Социальное приложение». Перейдя в 10 классе в «Школу будущего», Игорь Сивиринов нашел единомышленника в лице директора. Узнав, что парень отлично разбирается в IT, Алексей Голубицкий поручил ему спрограммировать музыкальные звонки для школы, которые теперь успешно используются.

Практика ученика в LiteForex, о которой договорился Голубицкий, продлилась почти все лето 2021 года. Первым заданием стажера было починить баг в приложении, с этим он справился за день. Потом появилась более крупная задача – сделать полный редизайн приложения «Форекс сигналы» для Google Play. «Над проектом работали всего три человека – главный разработчик LiteForex, андроид-разработчик и я. В компании я единственный школьник. Стажировка хорошо оплачивается, у меня фиксированная зарплата и премии. За два месяца я заработал на новый компьютер», – говорит герой.

LiteForex – его первая стажировка, благодаря ей школьник понял, что значит работать, что такое обязательства, как важно сохранять темп – действовать быстро, но при этом делать продукт высокого качества без ошибок. Игорь четко представляет свой путь после школы: рассматривает два университета со специальностью «Прикладная математика и информатика».


Стажировка мечты

 

Московская Новая школа отводит стажировкам важное место в учебном процессе. Они нужны, чтобы развеять идеализированное представление о работе как можно раньше, поясняет выпускник Новой 19-летний Матвей Рюмин. После 10 класса школа собрала у учеников пожелания, куда они хотели бы пойти на практику, вспоминает он. Опыт работы в реальном бизнесе у ученика на тот момент уже был. Школьник самостоятельно договаривался о двухнедельной стажировке в Group-IB (компания занимается кибербезопасностью), и смог попрактиковаться в работе с данными, образовательным контентом, в аналитике. Теперь школьник нацелился на «Яндекс».

«Я написал, считаю «Яндекс» самой крутой российской компанией в IT, и что интересен голосовой помощник «Алиса». Был уверен, что мне откажут, но мой куратор Юрий Подкопаев сказал, что получилось договорится через сотрудника в школе, который раньше работал в «Яндексе» – рассказывает выпускник.

Стажера интересовала сфера управления продуктом. Вместе с ментором он посмотрел, какие знания и навыки нужны для такой вакансии в компании: взаимодействие с разработчиками, маркетингом, аналитиками. «В процессе стажировки я тестировал «Алису», задавал ей вопросы, отмечал классные функции и недоработки, предлагал, что можно улучшить в голосовом помощнике. А ментор говорил, что подходит или нет, выгодно ли это «Яндексу» с точки зрения бизнеса. Например, мне показалось интересным, чтобы внутри «Алисы» была рекомендация фильмов, и наставник это одобрил», – говорит Матвей Рюмин. Он провел в компании продуктивную неделю: стал шире смотреть на идеи – не бежать сразу озвучивать их, а оценивать с точки зрения технических возможностей, думать об окупаемости. По итогу стажировки школьник понял, что хочет заниматься управлением в сфере ИТ, и сделал выводы, каких знаний ему не хватает и куда пойти учиться. Сейчас Матвей закончил 1 курс факультета компьютерных наук во ВШЭ.

«Для многих школьников стажировка – это легкий (и, может, даже приятный) шок, потому что в реальной компании процессы всегда гораздо быстрее, чем во время любого обучения», — говорит экс-ментор школьника в «Яндексе» Мика Голубовский. Наставнический опыт пригодился и ему: менторство позволяет взглянуть со стороны на то, чем ты занимаешься, и структурировать это в голове, чтобы передать знания или навыки.


Школьный беспилотник

 

Российская компания «Коптер Экспресс» (COEX, резидент технопарка «Сколково») с 2013 года разрабатывает образовательные квадрокоптеры и промышленные автономные дроны. Уже более пяти лет она активно сотрудничает со школьниками.

С 2016 года СOEX проводит CopterHack – международный командный конкурс по разработке беспилотников. Хакатоны длятся практически по году. «Мотивированным школьникам мы даем возможность для самореализации – предлагаем менторство и финансовую поддержку (гранты за победы в коптерхаках, призы за конкурсы и олимпиады – сертификаты на обучение, оборудование, электронику, инструменты). Ребята, которые разрабатывают что-то сами, чувствуют свою полезность и ответственность за продукт. А сильный наставник помогает школьнику стимулировать новый подъем», – говорит менеджер международных соревнований COEX Светлана Соломатникова.

Участники получают наставническую поддержку от экспертов отрасли, а победителям коптерхаков вручают грант (суммарный призовой фонд от $7000). Талантливые ребята могут продолжить сотрудничество с компанией по коммерческим заказам. Пример работы COEX со школьниками довольно уникален для российского рынка: компания также проводит мероприятия довузовской подготовки для Санкт-Петербургского госуниверситета аэрокосмического приборостроения, Университета Иннополиса, МИФИ, Московского политеха, курирует конкурсы и соревнования (Олимпиада Национальной технической инициативы (НТИ), World Skills, «Большие вызовы» в «Сириусе», Innopolis Open) и работает напрямую со школами.

Главная мотивация компании – увлечь детей технологиями беспилотных летательных аппаратов, которые все больше используются в разных областях экономики. «Мы знакомим школьников со специализированным оборудованием — оно новое, и мало людей, разбирающихся в нем. Нужно, чтобы потенциальные сотрудники COEX уже были компетентны», – говорит Соломатникова. Ниже мы разобрали несколько кейсов работы школьников с COEX, чтобы понять плюсы, которые видит для себя каждая сторона.

НОВОЕ

Фото: стажеры Даниил Руфин, Александр Дремов, Игорь Сивиринов  

Даниил Руфин, Томск

18-летнего Даниила в COEX приняли на работу в 2021 году. Компания заметила инженерные способности Руфина благодаря его участию в коптерхаках и «Кванториаде» и позвала разрабатывать раму учебного дрона (это основной и несущий элемент конструкции квадрокоптера, к которому крепятся прочие комплектующие).

«В создании рамы много тонкостей: эти дроны будут собирать маленькие дети, то есть должна быть высокая степень защиты, — говорит Даниил. — Я главный инженер в команде, остальные ребята – программисты, тоже бывшие школьники. Делаю прототипы и испытываю их, проект курируют разработчики COEX. По итогам получу гонорар».

Опыт реальной занятости у него уже был: с 8 класса он занимался в томском «Кванториуме», а с 10 класса полтора года подрабатывал в нем – был лаборантом, проектировал детские конструкторы и преподавал. «Тоже было здорово – делаешь, что нравится, дают оборудование, а еще и платят» – рассказывает он.

Сейчас Даниил перешел на второй курс Московского авиационного института, специальность – авиастроение и проектирование агрегатов планера самолета. После вуза хочет заниматься инженерией и проектировать беспилотники самолетного типа.


Артем Васюник, Москва

Артем учился в 9 классе, когда начал сотрудничать с COEX, познакомившись с компанией на Олимпиаде НТИ в 2016 году в «Орленке». А на форуме «Проектория» школьник разработал зарядную автономную док-станцию для дронов, с помощью которой машины могут функционировать без человека. После этого компания пригласила его продолжить работу над проектом на базе своего Центра молодежного инновационного творчества «Коптер». При помощи COEX был сделан прототип, компания предоставляла оборудование и оплачивала материалы. Проект оказался успешным, и за время учебы школьника в 9-10 классе было продано несколько док-станций.

На проектной смене в «Сириусе» уже 17-летний Артем разрабатывал программное обеспечение (ПО) для роевого управления дронами. «На каникулах я переделал систему с нуля с рабочим прототипом, и меня наняли в COEX для коммерческого заказа – создать шоу дронов для спектакля в «Электротеатре Станиславского», — вспоминает он. — 20 дронов должны были летать в помещении над сценой с актёрами, нужно было автоматизировать все процессы управления. Было сложно, но в итоге дроны без сбоев выступали на постановке».

С 2020 года Артем Васюник (сейчас ему 20 лет) работает в COEX на постоянной основе, поддерживает и развивает систему роевого управления дронов. Раньше он шел по пути инженерии, но, начав сотрудничество с COEX, выбрал программирование дронов. Он учится в МИСИС — закончил 2 курс по специальности «Информатика и вычислительная техника».


Артем Баталов, Томск

Артему сейчас 18 лет, он увлекся беспилотниками на «Больших вызовах» в «Сириусе» в 2018 году. До этого школьник ничего не знал о них. На смене он с командой сделал платформу для роевого управления дронами, а год спустя в том же «Сириусе» под кураторством экспертов COEX разрабатывал систему для управления аэротакси. Школьник поучаствовал в коптерхаке, а затем устроился на подработку в компанию: участвовал в тестировании ПО конструктора коптера.

COEX разглядел в школьнике способность к преподаванию – и с 2020 года Артем стал наставником по беспилотникам на WorldSkills, олимпиадах и «Больших вызовах».

Сейчас Артем учится в Университете Иннополиса на специальности «Прикладная математика и информатика», а на курсах для школьников там же преподает программирование дронов. Вместе с COEX он разрабатывает задания для Олимпиады НТИ и ведет там семинары.


Александр Дремов, Москва 

Учась в 9 классе, Александр (ему сейчас 19) победил на Московском городском конкурсе проектов – он представил там проект бюджетного беспилотника для ортофотосъемки и получил от COEX сертификат на интенсив.

Школьник начал заниматься в центре «Коптер». «В центре есть лаборатория с оборудованием для создания и настройки беспилотных летательных аппаратов: станки, лазерные резаки, 3D-принтеры. Есть наставники и благоприятная среда единомышленников. Там я проводил много времени, учился собирать и программировать коптеры», – вспоминает он.

COEX мотивировали школьника на участие в значимых конкурсах, которые дали новые навыки и знакомства. С экспертами компании он участвовал в WorldSkills, а на олимпиаде WRO (Всемирная олимпиада роботов) делал проект по программированию автономного полета дрона.


Зачем школам бизнес?

 

Далеко не все дети, сотрудничавшие с COEX, показали впечатляющие результаты – напротив, в нескольких длительных стажировках участвовали школьники, ничего не знавшие по теме и немотивированные, признается Светлана Соломатникова. По мнению эксперта, осведомленности детей о беспилотниках мешает недостаточное оснащение школ: чтобы интересоваться созданием роботов, надо практиковать это. Бизнес способен мотивировать детей на творчество и нестандартные проектные работы, но без содействия со стороны школ значимого сдвига в системе взаимодействия не произойдет, делает вывод она. Компания решила «сужать воронку» и работать только с заинтересованными учениками.

Налаживание связей между школой и бизнесом буксует и из-за сильной зарегулированности российской системы образования, в том числе, и в вопросах безопасности, считает экс-руководитель организационно-инфраструктурного направления «Умной школы» Елена Гусева. «Министерство образования могло бы разработать нормативные вопросы безопасности для практики на предприятиях, законодательно отрегулировать права и обязанности обеих сторон. Тогда и у школ могут появиться идеи, как развивать новые формы профессиональной ориентации», – предлагает эксперт.

У генерального директора IT-компании Edge Vision Вячеслава Лукина был опыт руководства сменой в профориентационном лагере INNOCAMP. Он считает, что некоторые вещи в IT можно освоить только на практике. «Во время решения реальных IT-кейсов на стажировках дети учатся умению декомпозировать задачу: разделять крупный вопрос на мелкие (что для создания сайта нужен сервер и так далее). Все программисты это делают», – объясняет эксперт.

«Главное – это работа школьников с реальным кейсрм, имеющим научную или практическую ценность. Далее — способность коммуницировать с сокомандниками, договариваться, распределять время и задачи. При таком подходе дети быстро восполняют проблемы в хардовых навыках, гуглят, учатся друг у друга и наставников», –  рассказывает директор по довузовскому образованию Университета Иннополиса Алексей Хабибуллин. На стажировках и проектных лагерях Университета ученики решают индустриальные задачи партнеров. Даже если работа по итогу практики показалась детям неблизкой – это тоже успешный исход для них, считает он.


Пример: как это работает

 

Организация стажировок в российских школах практически всегда включает в себя элемент удачи – примеров системной работы в этом направлении почти нет. Посмотреть, как работают стажировки, поставленные на поток, можно на примере армянской школы «Айб». Каждый год там проводится «Ярмарка практики», куда приглашают лидеров индустрий из бизнеса и науки (около 40 компаний). Представители бизнеса проводят семинары — например, как увеличивать интерес к товарам, решать командные проблемы. Затем беседуют с учениками, и тех, кто прошел интервью успешно, принимают на практику. Стажировка длится месяц-полтора, меньший срок «Айб» считает неэффективным.

 

Фото: лаборатория, библиотека и fablab школы Ayb 

«Мы выбираем компании с хорошей корпоративной культурой и атмосферой (IT, банки, медицинские центры, сотовые операторы, сельскохозяйственные предприятия). Мы честны с ребятами: что их могут не взять, что на стажировке нужно быть полезными, хотеть развиваться. А у партнеров просим, чтобы школьники были загружены работой, не бумажки перекладывали и кофе носили» – говорит вице-президент компании ABBYY и член совета попечителей образовательного фонда «Айб» Арам Пахчанян.

Эксперт считает, что бизнес с энтузиазмом приходит на «Ярмарку практики»: компаниям в Армении нравится принимать участие в развития образования и интересны ученики «Айба». «Школьники создают динамизм и приходят с любопытными идеями. У детей есть свобода, они могут рисковать, это дает креативный подход к работе», – продолжает Пахчанян. Порой компании не ожидают эффективности, на которую способны школьники: например, один ученик во время стажировки переписал программу для Excel-таблиц, и ей до сих пор пользуются в бизнесе. Благодаря практике «Айб» получает фидбэк: каких навыков не хватает школьникам. Например, отметили недостаточное умение работать в команде — значит, нужно пересмотреть учебные программы, чтобы научить их этому.

В прошлом между школой и бизнесом всегда стоял вуз, но сейчас многие выпускники сразу идут работать, говорит Арам Пахчанян. «Наша задача – выпустить успешных людей, и все наши ученики такие, ведь они сталкиваются с реальностью уже в школе» – резюмирует эксперт.


Зачем бизнесу школьники?

 

У многих крупных российских компаний существуют проекты, связанные со школьным образованием, но часто  это работа для галочки, в которой ней нет лидеров и креатива, отмечает директор Martela Елена Аралова. Эти проекты несистемные и не мультиплицируются.

С каждым годом Новая школа прилагает все большие усилий, чтобы компании приняли учеников. «Это и в докарантинной жизни было непросто (безопасность, ответственность), а сейчас – просто ужас. Почти все компании предлагают просто экскурсии. Этот формат не соответствует нашим задачам, ведь у ребенка нет возможности увидеть работу изнутри, проверить себя, посмотреть ритм дня профессионалов. Мы ищем партнеров через знакомых, родителей, социальные сети. Переписываемся, уговариваем, чтобы взяли к себе мотивированных ребят», – признается заместитель директора Новой школы по организации образовательной среды Юрий Подкопаев.

Многие компании бояться официально устраивать школьников на стажировку, подтверждает заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы №548 Надежда Гарниш. В основном, удается договариваться о практике через родителей, либо через администрацию Совхоза им. Ленина, где находится школа: можно отправить учеников на сбор клубники, подготовку тары; мальчики могут быть грузчиками, старших ребят берут руководителями бригад.

Бизнес крайне редко пользуется ресурсами школьников, потому что для компаний это дополнительная нагрузка – хотя должна быть разгрузка: пусть небольшая, но выгода, говорит Елена Гусева. «Если бы компаниям, трудоустраивающим школьников, было положено льготное налогообложение за работу с ними, они бы охотнее шли навстречу школам», – рассуждает эксперт.

Среди спонсоров олимпиад Университета Иннополиса — «Газпром», «Яндекс», «ВКонтакте», «Мегафон», перечисляет Алексей Хабибуллин. Мотивация партнеров – та же, что и у университета: они ощущают дефицит кадров и борются за таланты. Но как правило, дать финансирование им легче, чем предоставить персонал для работы со школьниками, говорит он.

«Для длительных стажировок нужны ресурсы, которых у стартапа всегда не хватает: продумать задачи, настроить инструменты, контролировать результаты. Для получения значительного эффекта с детьми кто-то должен заниматься фултайм», — объясняет Вячеслав Лукин из Edge Vision. Пока компания проводит только однодневные стажировки для обучающихся в INNOCAMP.

Без куратора изнутри бизнеса стажировка вряд ли принесет эффект обеим сторонам. У петербургского физмат лицея №30 был неудачный опыт практики в компании, которая занимается роботами для промышленной маркировки металлов, рассказывает председатель методического объединения естественных наук Екатерина Лузина. В компанию на месяц отправили несколько способных 11-классников, но на предприятии у ребят не было супервайзера, и сначала им поручили слишком простую механическую задачу, потом – чрезмерно сложную инженерную. В итоге стажировка получилась бестолковая, хотя школьникам даже заплатили за работу.

Какие стажировки предлагают школы?

«Летово»

В июне 2021 года в «Летово» прошли гибридные стажировки, которые сочетали офлайн и онлайн режим: школьники проходили практику и в офисах компаний, и в школе. В двухнедельной программе участвовало 95 детей, было 33 кейса от 20 партнеров («Музей Гараж», Biocad, Bork, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Российский квантовый центр).

Решенные кейсы в дальнейшем могли быть использованы в работе компаний. Дети отправляли мотивационные письма, общались с представителями бизнеса, а те принимали решение, кого взять. В «Музее «Гараж» школьники готовили публичную программу мероприятия для подростков в рамках выставки. В Biocad (фармацевтическая компания) занимались компьютерным моделированием испытаний препаратов и обработкой данных. В Bork нужно было провести поиск и анализ резюме для HR-отдела. По итогам стажировки часть партнеров будет продолжать сотрудничество со школьниками, чтобы довести начатые проекты до конца.


Школа № 444

Среди партнеров школы по стажировкам – Яндекс, «Касперский», «Мой офис», «Инвитро», Русгидро.

Некоторые школьники после практики продолжают сотрудничать с компаниями на коммерческой основе: старшеклассник проектировал тюбинги для тоннелей в «Мосгирпротрансе»; другой ученик для Русгидро создавал программу, которая собирала данные с узлов гидроэлектростанций и обработку степени износа. Для «Росстата» школьники писали программу, помогающую анализировать файлы на полноту информации. А для детского центра Исторического музея учащиеся придумывали экскурсии – сейчас они указаны там как авторы.


Университет Иннополис

Ежегодно около 30 000 школьников принимают участия в олимпиадах, конкурсах, образовательных сменах, стажировках, онлайн-занятиях. Их курируют сотрудники университетских лабораторий и центров, которые работают над реальными IT-продуктами, а также индустриальные партнеры, среди которых COEX, Lorett, «Нейроботикс», «Роббо», «Зарница инновации». Школьники решают реальные кейсы. Иногда детей вовлекают в работу над научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами, которые заказывают Университету. Был опыт, когда администрация Иннополиса поставила задачу сделать 4D-модель города, и школьники тоже ей занимались.

 

Что в итоге?

 

Бизнес не работает со школьниками системно, хотя отдельные кейсы демонстрируют перспективность такой практики. Организационные проблемы пока перевешивают плюсы. Чтобы работники до 18 лет приносили системную выгоду, бизнесу необходимо выделять полноценных кураторов этого сотрудничества. Наличие таких кадров оправдано только в случае постоянной работы со школами – получается замкнутый круг. Процесс тормозит и зарегулированность самой системы образования: организовать стажировку по всем правилам сложно. Государство просветительскую деятельность бизнеса по отношению ко школам никак не поощряет. Тем не менее, активные школы могут договориться с компаниями о регулярной практике не для галочки. Они находят места для ученических стажировок, где дети решают конкретные кейсы с пользой для бизнеса и для себя.