Редизайн, брендбук, среда: как школе сделать ремонт со смыслом

Дано: старое типовое здание школы, требующее обновления. Условия: ограниченный бюджет, невозможность остановить учебный процесс на время ремонта, а также запрет на снос всех капитальных конструкций. Задача: обновить визуальную систему здания так, чтобы она транслировала главные для школы идеи и смыслы. На примере Европейской гимназии мы подробно расскажем, зачем школе изменять уже существующую среду, как сделать командную работу над ней действительно эффективной.


Директор Европейской гимназии Иван Боганцев любит рассказывать историю про кожаное «директорское» кресло. Оно стояло в кабинете, принадлежавшем прежнему руководителю. Когда Иван Боганцев в 2018 году возглавил гимназию (школа существует с 1992 года, ее основателем и первым директором была мама Ивана), ему естественно достался кабинет предыдущего директора. Однако в то кресло Иван так ни разу и не сел, а вскоре распрощался и с кабинетом.

Первое, что Иван Боганцев решил реформировать в среде Европейской гимназии — это административные помещения. «Вначале надень маску на себя, потом на ребенка», — объясняет он. «Я должен был привести в гимназию других молодых людей, которые никогда не думали о работе в школе, а для того, чтобы эти люди пришли и укоренились, пространство должно быть для них комфортным».

Директорского кабинета не стало вовсе (он был отдан под переговорные комнаты), все управленцы переехали в единое пространство на первом этаже в одном из крыльев гимназии. Это помещение без дверей с несколькими рабочими столами («в принципе, можно сесть и не за свой стол»), и изолированными переговорками («ими могут пользоваться и дети») в окружении живых цветов в горшках и с постерами на стенах. Стол Ивана среди остальных выделяется разве что аскетичным видом. Идея гимназии — построить горизонтальную модель управления, где нет иерархии и большой разницы между директором и завучем. Впрочем, должности «завуч» в гимназии теперь тоже нет. Дети и родители могут зайти в опенспэйс административной команды в любой момент.

«Однажды к нам заглянул новенький пятиклассник с вопросом «Где здесь сидит директор?», — рассказал Иван Боганцев. – Я отозвался и спросил, что хочет этот молодой человек. «Ничего не хочу, я просто зашел посмотреть, как вы тут сидите», — ответил школьник».

НОВОЕ

Причем тут сова

Сов в гимназии было много. «Куча разных сов!» – изумлялся дизайнер школы Дима Барбанель. Около ста разных фигур и фигурок сов, подаренных прежнему директору и хранившихся в школьном музее – логотип с изображением совы был у Европейской гимназии с момента ее создания. Атрибут этот нужно было сохранить. «Нам надо было из всего многообразия видов выбрать одного героя, и не реплицировать его, а перенести с помощью хитрого лифта из более ранних времен в сегодняшнюю жизнь», — рассказал Дима Барбанель. В поиске «лифта» для совы команда Барбанеля обратилась к изображениям, отчеканенным на монетах, и наткнулись на римскую коллекционную монету с профилем Цезаря. Привлеченный специалист по типографике и танцор брэйк-данса предложил на выбор несколько динамичных поз для совы. Получившееся совиное изображение немного иронично ассоциируется и с ликом Цезаря, и с танцевальным увлечением ее соавтора, а сам логотип – с оттиском монеты или старой печатью. Сову, традиционно иллюстрирующую мудрость и тягу к знаниям, лишили таким образом «назойливой величественности» – «и сова не возражает», — уверен Дима Барбанель.


Здание: как снять ограничения

 

Основное здание, в котором находится частная Европейской гимназия, школа получила от государства в управление в 2014 году. Это типовая четырехэтажная панельная коробка, бывшая спортивная школа, какое-то время пустовавшая.

«Наше здание – это огромное ограничение для педагогических процессов, — убежден Иван Боганцев. – Очень важно, чтобы процессы концептуального и архитектурного создания школы были запараллелены. Обычно это разведено в разных плоскостях: кто-то строит стены, кто-то придумывает, чем их наполнить, потом одни подстраиваются под других».

Реформа в Европейской гимназии стартовала по всем фронтам: она касалась образовательного процесса, кадрового наполнения и внешнего вида школы. Школа избавилась от звонков на урок (несмотря на протесты со стороны некоторых родителей) и сильно обновила педагогическую команду: в старшей на 70%, в начальной – на 40%. Параллельно стало изменяться физическое и графическое пространство гимназии. «Мы хотим преобразовать школу как институт и за основу взять наш ценностный ряд: и дизайн лишь одна из граней этого преобразования», — объяснил Иван.

Перепридумывание школы происходит параллельно учебе в гимназии уже несколько лет в рамках генплана, намеченного в 2018 году. После реновации зоны для управленческой команды принялись за общественные пространства школы (детский гардероб, учительская, библиотека, кулинариум), затем взялись за туалеты, постепенно перешли к классам. Закрыть и переделать здание нельзя: во-первых, это действующая школа, во-вторых, денег на единовременную реконструкцию просто нет, сказал Боганцев.

Строго говоря, происходящее в гимназии и нельзя назвать реконструкцией: здание не в собственности школы, поэтому там, например, нельзя сносить капитальные стены. «Мы находимся на балансе Департамента имущества и согласовывать это с ним практически нереально, — рассказал Иван. — Мы делаем только то, что не требует согласований ни с каких сторон».


Команда для редизайна

 

Реконструкция Европейской гимназии идет по сценарию, нетипичному для большинства школ. Над ней работают дизайнер Дима Барбанель и архитектор Леван Давлианидзе, и это параллельные, а не следующие друг за другом процессы, хотя они и идут «немного в разном темпе», признался Иван Боганцев: «Графический стиль, очертания нашего логотипа появились довольно быстро. А их архитектурное воплощение появляется достаточно медленно, в частности, потому что мы не очень богатая школа».

Дима Барбанель разработал брендбук и фирменный стиль школы, а Леван Давлианидзе работает с архитектурой здания, изменяя его среду. Мы поговорили с ними в ходе прямого эфира «Редизайн, брэндбук, среда», прошедшего в инстаграме Martela EdDesign. «Дима и Леван, с одной стороны, имеют свое видение вещей и не стесняются его миру навязывать, а, с другой стороны, они все-таки чуткие художники и слышат то, что нужно заказчику, — рассказал Иван Боганцев во время прямого эфира. — В данном случае заказчик не я, а школа, которой необходимо новое дыхание».

Девиз Европейской гимназии звучит так: «Каждый может стать лучшей версией себя». При этом на старте работы со стилем школы ее визуальная система «никак не транслировала смыслы, которые в ней исповедуются, и вообще была крайне разношерстной», — отметил Дима Барбанель. Он видел свою задачу в том, чтобы отразить эти смыслы в дизайн-коде. «Я сильно отталкивался от Диминого фирменного стиля, — заметил Леван Давлианидзе. — Выбранные им формы мне безумно нравятся».

 

 

Как переделали учительскую

Заботясь об архитектурной и смысловой прозрачности школы, стоит оставлять детям и взрослым места для уединения. Именно поэтому, например, учительская в Европейской гимназии сделана непрозрачной. Ее переделывали по техническому заданию, составленному самими педагогами. Один из важных элементов этого ТЗ был в том, чтобы перед дверью, которая открывает учительскую, стояла глухая стена. Зачем? Учителя хотели оградить себя от того, что дети могли заглянуть в случайно приоткрытую дверь. «У учителей там кухонька, может быть, они там обедают, а, может быть, и день рождения какой-то празднуют. Идея со стеной от детей довольно изящно реализована», — отметил Иван Боганцев.


Эклектика как элемент среды

 

В 2021 году здание Европейской гимназии по описанию Боганцева выглядит «немного эклектично». «Следы жизни школы – это важный элемент ее среды: школа не должна быть слишком причесанной и стерильной», — считает он.

В архитектуре и дизайне интерьера можно увидеть три «культурных слоя». Слой №1 – то, каким здание было до того, как в него переехала Европейская гимназия. К примеру, старая деревянная «мемориальная дверь», — таких практически не осталось в здании школы — их заменили на двери из простых цельных листов фанеры или совсем убрали. Или «убогий больничный свет» от ламп, которые раньше были во всем здании школы, а сейчас постепенно сменяются на светодиодные. А вот парты новая команда менять не стала: «Парты в школе всегда были хорошие, мама уделяла этому много внимания», — объяснил Иван Боганцев.

Культурный слой №2 – следы тех изменений, которые со зданием попытались сделать очень быстро, чтобы въехать туда и начать работу. Например, это «простые ДСП-шные двери» на четвертом этаже и «быстрая и кривая плитка на полу первого этажа» — где-то в классах до сих пор лежит «ужасный и совсем не промышленный линолеум». По плану, в общих помещениях на полу кладут плитку, а в опен-спэйсе управляющей команды и некоторых других пространствах –фанерную доску.

Культурный слой №3 – те изменения, которые инициировали Иван Боганцев я и его команда. Это финская мебель в классах, новые санузлы и новая кухня, учительская, библиотека начальной и средней школы. Основные материалы, использованные при работе над интерьером школы – металл, фанера, стекло. С приходом команды Боганцева в гимназии произошла реформа начальной школы: от разделения детей на классы отказались, объединив два первых класса в один поток на 40 человек, который курируют три учителя, по мере необходимости разделяя его на разные группы.

Такой педагогической системе нужно более динамическое и открытое пространство. «Когда учитель в начальных классах за закрытой, глухой дверью проводит с детьми четыре года, это создает довольно специфическую динамику власти между ними, — считает Иван Боганцев. — Даже если это прекрасный, замечательный учитель, ситуация все равно не очень здоровая». Однако в существующем здании нельзя было сносить стену между двумя классами. Поэтому рекреацию перед аудиториями, которые раньше были единственной точкой сбора детей, превратили в учебное пространство, отделив от коридора специальной стеной. «Эта прозрачность нужна, в первую очередь, для педагогики, а не для дизайна. Но дизайн в данном случае служит этим целям», — сказал Иван.

То, что изменения появляются постепенно, имеет, по его мнению, плюс: у команды гимназии есть возможность примерить их на всю школу — и либо масштабировать в дальнейшем, либо отказаться от них.


Инструкция: как школе обновить стиль и найти для этого понятный визуальный язык

 

Как добиться гармоничного результата от работы над зданием разных людей?

К видоизменению здания школы надо привлекать единомышленников, умеющих слушать  и понимать друг друга, рассказал во время прямого эфира Иван Боганцев. По словам Димы Барбанеля, работа над визуальным стилем гимназии началась с того, что Иван составил список разных интенций, которые раскрывали содержательную основу задуманного предприятия. «Это были цитаты разных симпатичных нам людей, мысли, живые наброски того, как Иван видит весь организм школы послойно – и слои эти как бы замешивались», — описал Дима Барбанель. По его словам, этот бриф был ему близок и понятен. Идея с послойным видением школьного организма действительно отразилась в визуальном стиле школы. Пространство видится слоистым за счет различных типов освещения, обилия стекла – матового и прозрачного, разной насыщенности по цвету яркой графики на стенах.

«Что главное: дизайн или архитектура? Главное, на самом деле, пространство, в которое мы внедряемся, чтобы реализовать свои задачи, — считает Леван Давлианидзе. — Наша школа очень экспериментальная и развивается постепенно. Появляются новые слои, новые смыслы и точки притяжения. Даже в тех пространствах, которые, казалось бы, закончены, еще есть над чем работать».

Как перевести идею заказчика на визуальный язык?

По мнению Ивана Боганцева, это вопрос убедительного нарратива. Дизайнер должен уметь «зашить» систему ценностей школы, ее идеологию внутрь визуальных образов. Если с помощью этих образов можно составить убедительный рассказ, значит, это работает.

Дима Барбанель начал разработку дизайн-кода с предложения о том, как будет выглядеть название «Европейская гимназия» графически. Получилось смелое размашистое начертание. «Мне часто говорят, что начертание не по правилам сделано. Якобы должен быть больше пробел между двумя буквами, — рассказал Иван. – Слушайте — да, но на улице ты тоже рисуешь не по правилам, может быть, ломаешь какие-то из них. А мы пришли в школу и отменили некоторые правила, например, звонки, которые были тут 26 лет до этого. И это довольно убедительный нарратив».

Среда интерьеров Европейской гимназии довольно нейтральна: белый потолок и стены, светлый фанерный пол. Основа дизайн-кода здания – цветовые пятна, нанесенные на стены и стеклянные перегородки помещений. Цвета пятен – красный, синий, желтый, зеленый. Рисунок пространства, его структура и ритм создается за счет черных рам окон, которые организуют «сетку» внутри здания, объяснил Дима Барбанель. «Это отражает идею безопасности с одной стороны, а с другой — идею многослойности жизни, множество возможностей, которые открываются из одной точки», — считает он.

Метафоры в интерьере

Красного цвета «Ротонда математики» — своего рода метафора солнечной системы. «У самого проекта типовой школы есть три оси: центральная ось и две оси боковых коридоров — такие оси симметрии, — рассказал Леван Давлианидзе. — Эти пространства не были наполнены ничем. Знаете, заходишь в обычную школу — и ребенок летит, как пуля — его нечем остановить. Поэтому я стал придумывать вещи типа воронок, чтобы они «закрутили» ребенка. Бегущий ребенок пробежал несколько кругов вокруг этой ротонды, посидел там или полазил – можно сказать, «заземлился». Это такая мини-солнечная вселенная, место притяжения».

Как, изменяя пространство постепенно, сохранять его цельность?

«Довольно сложная задача — оставляя какие-то вещи нетронутыми, так программировать процесс, жизнь этих пространств, чтобы они в будущем свелись к единому знаменателю», — заметил Леван Давлианидзе. За видение единого развития пространства Европейской гимназии отвечает он. Создавая школьную среду, архитектор действовал в пределах трех базовых форм: треугольник, квадрат, круг. Эти же формы заявлены в шрифте и в элементах общего стиля, созданных Димой Барбанелем.

«Постепенно пространство сходится, как пазл, потому что решение, реализованное в одном углу здания, будет созвучно тому решению, которое появится в другом», — рассказал Иван Боганцев. Иллюстрацию этому можно увидеть на фотографиях детского гардероба, например. Сделав в начале ремонта школы круглые окна-порталы, ведущие в детские гардеробы, в следующие пару лет архитектор запроектировал большие потолочные светильники круглой формы, рифмующиеся с этими порталами. А на стенах рядом с гардеробами появились круглые зеркала.

Навигация цветом

Цвет в пространстве Европейской гимназии исполняет и навигационные функции. В школе четыре одинаковые лестницы, и люди между ними раньше путались, рассказал Иван Боганцев. Важно было кодировать лестницы на графическом уровне. В итоге каждому крылу присвоен цвет, который используется для навигационных обозначений и графики на стенах. Ориентируясь на этот интерфейс, Леван Давлианидзе постепенно выбирает мебель, светильники и наполняет пространство.

Где найти деньги на постоянную реконструкцию школы?

Ремонт — не особо популярная статья расходов у школ. «Многие люди с критикой и недоверием относятся к постоянному ремонту. Говорят, что более рационально было бы потратить деньги на другие нужды, – рассказал Иван Боганцев. — И это хороший вопрос, его надо задавать. Потому что на ремонт мы тратим больше денег, чем, например, на обучение сотрудников (хотя на это мы тоже тратим довольно много)».

У Европейской гимназии два основных источника дохода: плата за обучение и субсидии от государства. Формировать прибыль школа не может, однако может потратить на развитие деньги, оставшиеся после того, как закроет обязательные расходы: выплата зарплаты сотрудникам, налоги, погашение коммунальных платежей и тд. Поэтому на ремонт идет большая часть денег, ежегодно заработанных гимназией: это от 10 до 20 млн рублей каждый год. Основные работы проводятся летом во время каникул. Главные изменения и сумму, необходимую для них, гимназия планирует каждый год. Постепенно школьный пазл складывается.