Рождение волшебства: зачем учителя и дети на чистом энтузиазме создают школьный театр

Театр в школах живет, не смотря на высокую занятость педагогов и детей, пандемию, постоянный недостаток средств. Топливо, на котором он держится – страстная увлеченность всех его участников. Мы поговорили с некоторыми из них, чтобы узнать, как рождается театральная магия, чем она помогает образованию и что привносит в жизнь детей и взрослых.


В начале было слово

 

Чтобы возник театр, нужно немногое. Советский актер Сергей Образцов больше двух часов удерживал внимание публики с помощью одного лишь шарика для пинг-понга. Сейчас он изображен на эмблеме кукольного театра его имени – крупнейшего в мире. В этом и заключается мастерство – театр можно сделать из чего угодно.

Так считает Михаил Стародубцев, учитель музыки Вальдорфской школы №1060 в Москве. Он еще в 1980-х годах начал ставить спектакли с участием школьников, а также создал родительский театр. «Когда берешься за постановку, то сразу включаешь театр вокруг, и люди в него вовлекаются», — говорит он.

Простейший театр – это текст. Когда-то им была древнегреческая мифология – ее все знали. В современной школе в театр может легко превратиться литература. «Изучаем мы с детьми былину, поем ее, а потом идем и разыгрываем», — объясняет Стародубцев.

Театр существует в школах с давних времен: в Западной Европе – со Средневековья, а в России – с 17-18 веков. В 20 веке российское школьное образование, а затем и советское, стало целенаправленно осваивать театральную педагогику, которая раньше использовалась для обучения актерскому и режиссерскому мастерству. Исследования показывали, что театральное искусство хорошо влияет на успеваемость и воспитание детей.


«Островок свободы и безопасности»

 

В обычной советской школе, где я училась, тоже был театр, рассказывает Дарья Пауте, педагог неформального образования, приглашенный эксперт школы «Курорт». Театр – незаменимый компонент внешкольной деятельности для системы образования, вписывающийся в любую, даже самую костную структуру, считает она. «Вне зависимости от того, какой была школа, о театре, если он там был, воспоминания обычно у всех приятные: это островок безопасности и свободы, место для развития новых отношений», — говорит она.

Театр может вместить в себя людей разных интересов и темпераментов за счет многообразия форматов реализации: театр кукол, театр теней, перфоманс, драматический театр и др. Здесь можно не только играть на сцене, но и, например, заниматься ее оформлением или работой со звуком. «Ребенку очень важно иметь в школе место, где он может самовыражаться, — говорит Пауте. — Потому что школа, какая бы демократичная она ни была, имеет определенные правила. А в театре есть много свободы и возможности проявить себя, независимо от знаний и возраста. Это ещё про видимый, осязаемый результат своей работы, когда и процесс захватывает, и итог очень эффектный, с обратной связью от сверстников и взрослых».

НОВОЕ

Фото: «Театр кукол 57» при школе №57 

Огромный плюс, если у человека, который организует театр в школе, есть театральное образование, отмечает Дарья Пауте, педагог неформального образования, приглашенный эксперт школы «Курорт»: «Вначале дети приходят в театр за интересом, себя показать и других посмотреть, но в итоге, включаясь в постановки, лучше понимают себя, начиная взаимодействовать с командой – это прокачивает тот самый эмоциональный интеллект, о котором много говорят, но постоянно забывают в школе. Здорово, если это происходит под профессиональным руководством. Особенно театр актуален для подростков: в этом возрасте дети ищут себя, а в театре могут прожить разные роли, в том числе, побыть «плохим». 


Без режиссера театра нет

 

Сейчас театральные студии и кружки есть во многих российских школах, их развитие происходит стихийно и держится, в первую очередь, на людях, которым это интересно. Например, учитель Елена Лебешева долго мечтала создать театральный кружок для учеников начальных классов в московской школе №1514, где она раньше работала. Ее останавливало отсутствие специального образования. Потом она заочно отучилась в ГИТИСе на курсе «Театральный режиссер детского коллектива».

В то же время мама одной из учениц школы Людмила Подлесная предложила создать детский музыкальный театр. Ей в помощь требовался режиссер-постановщик. Елена Лебешева с радостью им стала: «У нас сложился тандем: Людмила вела вокал, я проводила репетиции». Так в школе №1514 появился театр «Крупеничка», который проработал около десяти лет.

Огромный плюс, если у человека, который организует театр в школе, есть театральное образование, отмечает Пауте: «вначале дети приходят в театр за интересом, себя показать и других посмотреть, но в итоге, включаясь в постановки, лучше понимают себя, начиная взаимодействовать с командой – это прокачивает тот самый эмоциональный интеллект, о котором много говорят, но постоянно забывают в школе. Здорово, если это происходит под профессиональным руководством».

В некоторых школах театры существуют даже не годами, а десятилетиями, если есть люди, готовые ими заниматься. Театр кукол в школе №57 создали в 1986 году, и он закрылся совсем недавно, в 2019 году, после увольнения Анны Львовой, которая работала там режиссером-постановщиком. Когда-то она приходила в этот театр как ученица, потом стала театральным художником и 10 лет отработала в профессиональном театре. «Жизнь сложилась так, что я вернулась в школьный театр. Пришла не на пустое место, а в коллектив с давними традициями, потому мне было проще, чем многим другим», — рассказывает она. По ее мнению, чтобы создать театр с нуля, нужен лидер и сильная команда: «Театр – дело не демократичное. Лично я выступаю за режиссерский театр. Без лидера, который умеет всех заразить и поставить цель, ничего не получится».

В школьном театральном кружке все держится на энтузиазме педагога, который его организует, согласен Виктор Симаков, учитель словесности в Новой школе. «Не каждый классный руководитель готов за это браться, замечает Светлана Повилайтес, которая больше 10 лет продолжает ставить спектакли в начальных классах школы 1514. — Нужно тратить время на репетиции, организовать детей, все согласовать с администрацией. А энтузиазм отдельно не оплачивается».

Но главная задача руководителя — найти применение для талантов всех участников команды, определить их зону личной ответственности в общем результате. «Когда нет слаженной команды, работа каждого участника процесса будет восприниматься отдельно, и волшебство не случится», — говорит Анна Львова.


Уроки человечности

 

Почему же несмотря на то, что школьный театр – это тяжелая и часто неоплачиваемая работа, многие учителя продолжают им заниматься? Такие занятия развивают не только артистичность и умение держаться на публике, а навыки человечности. «На одну из ролей пришли пробоваться две девочки, обе очень ее хотели, — рассказывает Михаил Стародубцев. – После прослушивания одна из них подошла ко мне и сказала, что у второй играть роль получается лучше. В ту минуту у меня даже мурашки побежали по коже. Какое это большое достижение для ребенка! Признать, что кто-то другой в чем-то лучше. Люди растут во всех смыслах, когда играют в театре».

Анна Львова говорит, что театр помогает детям раскрепоститься и научиться получать удовольствие от выступления на публике. Они приобретают умение хорошо говорить, красиво двигаться. По ее мнению, театр дает такие навыки, которые пригодятся в жизни вне зависимости от профессии, которую выберет ребенок. Дети учатся работать в команде, ощущать партнерство, развивают умение формулировать свои мысли и выражать эмоции, слышать музыку и читать так, чтобы понимать смысл прочитанного.

«В нашем театре участвовали ребята 8-11 классов – гуманитарных, математических, биологических. И со всеми мы говорили на одном языке о главных вещах в жизни, — рассказывает Анна Львова. –Выпускники выбрали разные дороги, я наблюдаю за тем, как складывается их жизнь, и вижу, что театр дал им очень много, это даже трудно выразить словами».

В школе №1060 театр начинается с 8 класса – это время, когда человек пытается понять, какой он, с кем его можно сравнить, что о нем думают окружающие, говорит Михаил Стародубцев. Театр особенно актуален для подростков, согласна Дарья Пауте: в этом возрасте дети ищут себя, а в театре могут прожить разные роли, в том числе, побыть «плохим». «Возьмем труппу питерской школы «Апельсин» — дети ставят серьезные спектакли, и огромную роль здесь играет профессиональный подход к организации театральной студии, — говорит она. — Актеры играют емко и по делу, можно сказать, по Станиславскому, потому что попутно они проживают эту тему, разбирают ее для себя».

«Мне не нравится, когда ставится исключительно дубовая классика вроде «Евгения Онегина» или «Горя от ума» — есть множество интересных произведений, которые еще не замылили глаза зрителям», — замечает ученица Лицея НИУ ВШЭ Мария Русанова, а Дарья Пауте объясняет: здорово, когда в школьном театре поднимаются социальные темы, ведь так ребенок может поговорить о том, что задевает его больше всего. Дети обязательно пройдут через конфликты в театре и научаться их разрешать. А значит, потом им будет проще выстраивать отношения.


Игра как инструмент

 

Театр живет в сердцах и головах людей, поэтому авторы могут поставить спектакль, где угодно, уверена ученица Новой школы Маша Болотова. Некоторые учителя делают это прямо на уроках. Использование инструментов театра в процессе обучения называется театральной педагогикой.

«Урок по теме «Эпоха Возрождения» для 7 класса я построил как детектив, — рассказывает Михаил Стародубцев. – По моей легенде, кто-то украл картину Леонардо да Винчи «Мона Лиза». В классе лежали несколько чемоданов, детям нужно было угадать, в каком из них она спрятана. Были подсказки в виде музыкальных, геометрических и логических задачек. Театр – это живая игровая технология. Она включает фантазию и заставляет проживать предмет, а это и есть ключ к его пониманию».

Учеба через игру – естественное детское состояние. Многие игровые методики, которые используют режиссеры и художественные руководители для раскачки актеров, отлично применимы и к детям, замечает Дарья Пауте. По ее совам, зачастую педагоги специально ходят на открытые тренинги по актерскому мастерству, чтобы получить рабочие инструменты для уроков, подстегивающие интерес к саморазвитию.

Хороший учитель – это всегда театр, уверен Стародубцев: либо театр одного актера, либо театр ведущего актера с классом. «Элементы театра можно включать даже в уроки физкультуры – упражнения на доверие или пластику. Почему нет?», — говорит Маша Русанова из Лицея НИУ ВШЭ. Такие вкрапления помогают лучше усваивать информацию, считает она.

 

Фото: Мария Болотова; Данила Горюнков / Театр в Новой школе 


Какой должна быть среда школьного театра

 

Среда современных школ становится более гибкой и открытой, что способствует появлению пространств, хорошо подходящих для театральных постановок. По словам архитектора Martela Ольги Бабич, заказчики школ, как правило, не выдают специальных техзаданий на театр. Обычно бывает наоборот – архитекторы предлагают и отстаивают современные идеи по организации пространства для школьных мероприятий. «Привычные актовые залы в школах большую часть времени стоят закрытыми и не используются. Мы выступаем за то, чтобы сделать их доступными и при этом хорошо оснащенными», — говорит Ольга Бабич.

По ее словам, актовый зал можно сделать в холле, атриуме, объединить со столовой, превратить в амфитеатр. Единственное существенное ограничение – это пожарные нормы. «Чем сложнее пространство, тем оно будет удобнее и интереснее в эксплуатации, хотя и дороже с точки зрения проектирования. Зато пустовать точно не будет», — отмечает она.

«Меня очень вдохновили пространства-трансформеры в Класс-центре и Новой школе, где можно лечь, сесть, где есть возможность преобразовывать пространство, как угодно», — рассказывает Михаил Стародубцев. Он рассказал, что один ученик, который делал спектакль, перестроил в зале все – даже лампочки поменял, потому что ему нужен был определенный свет. Зрители сидели по углам зала, но это было оправдано, потому что спектакль был пластическим и охватывал все пространство.

Сейчас в театрах много молодых талантливых режиссеров, в постановках которых используются интерактивные перфомативные штуки, и нет классической рассадки зрителей, — отмечает Дарья Пауте. – Выходит, что сцена и зрительный зал в классическом понимании вообще не нужны. Сцена – это историческая штука, согласен Стардубцев. «Взять площадной театр — там сцену делали только ради того, чтобы было видно действие спектакля. То есть она совсем не обязательна».

Не стоит упираться в один формат, поэтому одного места, где лучше всего показывать спектакли, нет. Всегда нужно идти от материала, уверена Анна Львова. «Какая-то вещь будет лучше смотреться в атриуме, другая – в камерном маленьком зале, может быть, будет нужен спортивный зал или лестница школы».

В проекте одной из школ, над которым работали архитекторы Martela, вообще нет актового зала. Есть большой атриум с амфитеатром, который также совмещен со столовой. Она отделена раздвижными перегородками и может использоваться как закулисье. «Школа только запускается, но я думаю, что это пространство будет востребованным, — говорит Ольга Бабич. — Конечно, школьный театр может существовать, где угодно – все зависит от замысла режиссера. Но мне кажется, что хорошо оборудованное пространство для него все-таки необходимо – там можно делать большие постановки с хорошим звуком, а зрителям будет комфортно за ними наблюдать».


Где брать реквизит

 

«Когда мы делали спектакли в Пироговке, у нас не было никакого финансирования, — рассказывает бывшая ученица Пироговской школы Ася Фельдберг. – Так что мы сами оплачивали реквизит, делали декорации, оставаясь для этого после уроков и зовя на помощь друзей, родителей, художников».

Мария Болотова рассказывает, как готовился аудиоспектакль по сказкам Сергея Козлова о ежике и медвежонке в «Новой школе». Сначала дети планировали сделать театр теней, но по мере реализации задумки она трансформировалась в другой формат.

«Мы решили дополнить атмосферу спектакля звуками, и так сильно увлеклись, что до теней дело не дошло, — говорит Мария. – О существовании жанра аудиоспектакля не знали до того, как сами его придумали. В итоге мы отказались от любых визуальных эффектов – декораций и костюмов – все выступали в черном на черной сцене. На виду у зрителей лежали лишь инструменты, из которых мы извлекали звуки: бумага, гречка, стаканчики, вода, пакеты, маракасы, кастаньеты и другие шуршащие и гремящие вещи. Нам показалось, что увидеть, как рождается этот спектакль, будет интересно».

Школьный театр зачастую ассоциируется с подвижничеством, однако для некоторых театральных направлений нужна серьезная материальная база. Например, кукольный театр. Именно по этой причине он большая редкость в наши дни, говорит Анна Львова. «Куклы, декорации, костюмы – все это нужно произвести. Их не найдешь дома или других местах, как реквизит для обычного театра, — рассказывает она. – Поэтому приходится либо собирать колоссальные суммы с родителей, либо выкручиваться самим». Бывший театральный художник Львова создавала кукол для школьных спектаклей сама. Ей приносили старую одежду, бижутерию, шторы – все шло в дело. «С точки зрения обывателя, я, наверное, не очень нормальный человек. Иначе не тратила бы все свободное время и ночи на производство каких-то там кукол на своей кухне», — говорит художница.

 

Школьный театр может стать инструментом для работы с родительским сообществом. Родительский театр в школе №1060 под руководством Михаила Стародубцева существует с 2002 года. Родители четвертых классов ежегодно ставят спектакль в подарок начальной школе. «На репетициях встречаются совершенно незнакомые люди и за 2-3 месяца создают художественное произведение, — рассказывает Стародубцев. — Однажды я понял, что во время репетиций могу поговорить с родителями на такие темы, которые бесполезно обсуждать на собраниях – меня не поймут».


Цифровое будущее в театре

 

Пандемия и карантин способствовали тому, что театр начал активно осваивать новую среду – онлайн. И школьные театры не стали исключением. Ученик старших классов Новой школы Андрей Губанов весной 2020 года поставил спектакль «Москва-Петушки» в одноименном Telegram-канале. Его с большим успехом показали на школьном театральном фестивале.

«У меня не было представления об онлайн-театре, я открыл его впервые. С точки зрения организации текста и пространства роман «Москва-Петушки» было удобно ставить в онлайне – в нем нет событий, только мысли главного героя Венички, которые вытекают одна из другой», — говорит Андрей. Обсуждение спектакля происходило в Zoom, а репетиции начались ближе к премьере. Ребята создали тестовый Telegram-канал, в котором изучали возможности системы, засекали время, показывали наработки фокус-группе. Это сильно отличалось от обычных репетиций.

Спектакль показывал ход мыслей Венички, которые транслировались через Telegram-канал. Все сопровождалось музыкой, картинками и видео. «Для зрителей было два правила: не выходить из канала и обязательно включать все медиа-файлы, — говорит Андрей. – Если человек их соблюдал, то он погружался в обстановку дороги в Петушки в настоящем времени. Усиливало атмосферу то, что сообщения отправлялись раз в две секунды, зритель следил, как мысли приходят по очереди». Учитель Виктор Симаков сыграл в этом спектакле. «Думаю, онлайн-театр еще себя покажет. Сколько видов театра появилось после Древней Греции!», — говорит Стародубцев.

Возможно, в будущем появятся платформы – удобные и специально предназначенные для творческих экспериментов в режиме реального времени, допускает Виктор Симаков. Такие платформы уже внедряются в образование. Например, проект Classcraft, предлагающий «превратить обучение в приключение». Сайт разработал американский учитель физики Шон Янг, который много играл в онлайн игры, рассказал эксперт по геймификации образования, учитель истории и обществознания Илья Заславский во время прямого эфира на канале Martela EdDesign.

«Глядя на то, как его товарищи по играм координируются, коммуницируют, планируют, справляются с проблемой сообща, тот учитель подумал, что эти прекрасные навыки нужны в школе – у нас в (российских учебных) планах это тоже есть, называется, «метапредметные навыки», — отметил Заславский. Шон Янг создал геймификационную рамку для любого предмета, где у каждого игрока появляется аккаунт с персонажем (воин, маг, целитель), у которого есть очки опыта и различные спецприёмы, которые выдаются с повышением уровня. Школьники могут повышать свой уровень и зарабатывать новые способности за счёт хороших оценок по предмету и других достижений.

«А дальше вместо того, чтобы решать квадратные уравнения или зубрить даты жизни и смерти Александра Македонского, дети ходят в походы, сражаются с гоблинами, спасают несчастного дракона от злобной принцессы, — пояснил Заславский. — Что спасет дракона? Только 25 решенных логарифмических уравнений – каждое отнимает по 10 очков здоровья у злобной принцессы». По словам Заславского, кроме нарративной части, Classcraft дает детям видимый прогресс (персонаж за каждый пройденный уровень получает способности) и создает перспективу будущего развития, без которой невозможно планирование.

 

Пандемия и карантин способствовали тому, что театр начал активно осваивать новую среду – онлайн. И школьные театры не стали исключением. Ученик старших классов Новой школы Андрей Губанов весной 2020 года поставил спектакль «Москва-Петушки» в одноименном Telegram-канале.

«У меня не было представления об онлайн-театре, я открыл его впервые». Обсуждение спектакля происходило в Zoom, а репетиции начались ближе к премьере в тестовом Telegram-канале. Спектакль показывал ход мыслей Венички. Все сопровождалось музыкой, картинками и видео. «Для зрителей было два правила: не выходить из канала и обязательно включать все медиа-файлы, — говорит Андрей. – Если человек их соблюдал, то он погружался в обстановку дороги в Петушки в настоящем времени».


Сколько театра нужно ребенку

 

Мария Русанова получила нервное истощение во время подготовки школьного спектакля по книге «Дом, в котором», потому что не умела делегировать обязанности. «Всю режиссерскую работу выполняла я, так как это была моя итоговая выпускная работа, — говорит девушка. –  Сейчас понимаю, что это было не очень правильно с моей стороны, я могла бы обратиться за помощью ко взрослым». Девушка уверена, что театр, уроки и отдых можно сочетать, но с помощью тайм-менеджмента и планирования.

«Театра нужно каждому столько, сколько он может взять», — говорит Михаил Стародубцев. По его мнению, чтобы театр не отражался на другой занятости детей, нужно включать его в эту занятость – это, напротив, экономит время. «Не нужно думать, что достаточно небольшого теоретического погружения в систему Станиславского и активных репетиций, чтобы театр состоялся, — предостерегает Виктор Симаков. – Сейчас есть куда более действенные, актуальные и быстрые формы погружения в современную театральную эстетику. Мне кажется, различные перформативные практики могут сильно увлечь школьников. Если в школу придут люди, по-настоящему осведомленные о возможностях современного театра – это будет бомба».

Театр должен быть факультативным, потому что им можно заниматься только в команде, в которой ты сам хочешь быть, говорит Мария Болотова. Ася Фельдберг с ней согласна: «Хотелось бы, чтобы театр больше вводили в школы, ведь это бесценный опыт, через который дети открывают новые возможности и борются со страхами. Но я не думаю, что он должен быть обязательной частью образования. Желание создавать труппы и ставить спектакли должно исходить от самих людей».

 

Что в итоге?

 

Учеба через игру – естественное детское состояние. Многие игровые методики из театра отлично применимы и к детям в школе: они помогают наладить взаимодействие и координацию учеников, повысить их мотивацию к учебе, создать перспективу будущего развития, без которой невозможно планирование.

Театр – незаменимый компонент внешкольной деятельности, способный вписаться даже самую костную структуру, создав там островок безопасности и свободы. Здесь у детей есть возможность проявить себя, независимо от знаний и возраста, и увидеть результат работы, получив обратную связь от сверстников и взрослых. В театр идут за интересом, а в итоге лучше понимают себя, примеряя разные, в том числе «плохие» роли, учатся решать конфликты и прокачивают эмоциональный интеллект. Эти занятия развивают не только артистичность и умение держаться на публике, а навыки человечности.

Среда для школьного театра вторична, однако здорово, когда школы уделяют ей внимание, создавая возможность преобразовывать пространство для постановок, оснащая его качественным оборудованием. Но главное – поддерживать человеческий энтузиазм, на котором держится школьный театр, осознавая, как много ресурсов он может дать школе.