Школа имени Горчакова была основана в стенах 180-летней дачи архитектора Александра Брюллова. 10 лет назад памятник федерального значения отреставрировал петербургский бизнесмен Сергей Гутцайт – для того, чтобы открыть там «современную версию Царскосельского лицея». Все учебные здания школы и территория, на которой они находятся – памятники. Это придает месту шарма, но и накладывает множество ограничений – менять облик домов и строить что-то новое учредителю школы нельзя. Как архитектура с историческим багажом влияет на процесс обучения, и сколько стоит инвестору и школьникам учеба в памятнике?


«Я возьмусь» 

Сергей Гутцайт называет себя «полубизнесменом, полублаготворителем». Вокруг дачи Брюллова, в которой сейчас находится Школа имени Александра Михайловича Горчакова, за 10 лет он воссоздал целый исторический район. В Еленинском квартале Павловска с 2000 по 2010 годы были отреставрированы дом коменданта города барона Ротаста, дом Павловского дворцового правления и крепость БИП — Бастион императора Павла. Построенная в конце XVIII века, крепость была загородной резиденцией императора.

«Полубизнесмен» и сам живет в Павловске – поселился в доме барона Ротаста, переданном в собственность Гутцайту по условиям реставрации. В крепости БИП, арендованной предпринимателем, он устроил отель, а в доме дворцового правления – дом для учителей школы.

Петербургский ресторатор, известный тем, что в его «Подворье» не раз обедал президент России Владимир Путин, говорит, что реставрацией памятников стал заниматься случайно. Взяться за первый объект —  павильон «Круглый зал» в Павловском парке – его попросил тогдашний директор дворца-музея. «Позвонил Юра Мудров и говорит: гибнет памятник, возьмись за него, иначе крышка. И я просто взял и отреставрировал, еще не имея ни лицензии, ничего», — рассказывает Гутцайт Martela EdDesign.

Несмотря на отсутствие компетенций в реставрационных работах, бизнесмен с задачей справился. В восстановленном павильоне теперь иногда устраиваются концерты камерной музыки.

После первой удачной реставрации в 1998 году Гутцайту предложили взять в аренду здание бывшей дачи архитектора Александра Брюллова, брата живописца Карла Брюллова. Дом 1839 года постройки, принадлежавший создателю зданий Михайловского театра и Штаба гвардейских войск, срочно нужно было спасать. Сам Гутцайт вспоминал это в интервью «Деловому Петербургу» так: «Тогда еще был Греф (Герман Греф был главой Комитета по управлению городским имуществом города, — ред.), он предложил: “Перекрытия рушатся, потолки падают, выручай! Быстро оформим тебе аренду”». Гутцайт как раз задумывался об открытии школы и решил использовать памятник под эти цели.

«Сама идея создания небольшой частной школы была у меня в голове, — говорит Гутцайт в разговоре с Martela EdDesign. – Но когда дача Брюллова оказалась без хозяина — там погиб арендатор и оно попало под особый контроль губернатора, — и мне позвонили с предложением его восстановить, я недели две думал. Я понимал, что здание не очень подходит под школу, да и сам я к школе не совсем был готов. Но рассуждал так: когда я созрею, приду и скажу: “Вот теперь я хочу открыть школу, и мне нужно место”, мне никто здание не предложит. Поэтому в итоге позвонил и сказал: “Я возьмусь”».


Порядок из хаоса

Бизнесмену достался обветшалый двухэтажный «швейцарский домик» с каменным первым и деревянным вторым этажом. Часть кровли у дома провалилась. С правой стороны здания стояла четырехэтажная башня со смотровой площадкой и входом туда в виде купола обсерватории – Брюллов, архитектор Пулковской обсерватории, увлекался астрономией. Из башни повыпадали кирпичи, она тоже требовала реставрации.

Чертежей и планов построек в архивах практически не было. Единственное, что удалось обнаружить от дачи Брюллова к моменту начала реставрации – это рисунки фасадов, выполненные самим архитектором. Гутцайт отреставрировал здание меньше, чем за год.

А на следующий год открыл там школу-интернат для мальчиков и сам стал директором. Первый набор в Школу имени Александра Михайловича Горчакова, российского дипломата, лицейского товарища Александра Пушкина, состоялся в 2000 году. «Для нас это была авантюра, — вспоминает Гутцайт. — Я на самом деле всегда так поступаю — если есть идея, то просто начинаю ее реализовывать. Я создаю хаос, а из этого хаоса со временем рождается порядок».

В первом наборе было 17 учеников. Переформатировать дачу под учебные цели не пришлось, рассказывает Александр Кузьмин. В советское время в постройке располагался сельскохозяйственный техникум и санаторий Метростроя, поэтому она уже была разбита на пространства, подходящие для учебы и проживания. Уроки проводились в гостиной, кабинетах, библиотеке, а физкультурой дети занимались в парке.

«Образовательное пространство дачи Брюллова заложено уже ее усадебной природой, — считает Кузьмин. — Усадьба – место взросления человека, место, где он трудится и совершенствуется. Усадьба объединяет родственников, друзей, единомышленников. Усадьба – центр накопления и сохранения исторической памяти».

Гутцайт пробыл директором недолго. Уже 2001 году эту должность заняла доктор педагогических Елена Казакова, бывший научный руководитель самой крупной в Петербурге 56-ой гимназии. «Сергей Эдидович купил меня наглостью, — говорила Казакова газете «1 сентября». —  Ну, я лекции читала, огромными школами руководила, а тут маленькая, частная. А вдруг?». Казакова руководила школой Гутцайта следующие семь лет, при ней сформировался педагогический коллектив и была заложена основа образовательной программы. С 2007 по 2012 год директором был Александр Иванов, пришедший с государственной службы. «Он немного дисциплинировал творческую атмосферу школы», — говорит Александр Кузьмин. Кузьмин, несколько лет работавший завучем школы им. Горчакова, победил на выборах директора, которые Сергей Гутцайт с большим размахом проводил в 2012 году. Преподаватель литературы и английского языка, на должности директора Кузьмин хочет развить школу имени Горчакова как социокультурный центр.

 

Ежегодно ученики совершают два путешествия: по России и за рубеж. Поездки связаны со школьной программой. Например, в 5 классе дети изучают викингов и сказки Андерсена и отправляются в Скандинавию. В 8 классе проходят историю пугачевского бунта и «Капитанскую дочку» и путешествуют по Поволжью, а с европейской культурой эпохи Возрождения знакомятся в Италии. При этом дети планируют путешествия вместе со взрослыми, участвуют разработке маршрута и создании программы поездки, вплоть до бронирования апартаментов и транспорта, организации встреч с учениками из других школ. До поездки ученики собирают факты по истории, экономике и культуре тех мест, куда направятся, а после – пишут зарисовки и даже стихи о городах, где побывали. В выпускном 11 классе горчаковцы сдают экзамен «Я путешественник». Они должны полностью спланировать свое самостоятельное путешествие в Москву (вплоть до бюджета), подготовиться к нему, съездить и публично рассказать об итогах.

Музей на месте школы 

На старте работы в школе Горчакова было не больше девяти учителей: математик, русист, историк, биолог-географ, учителя английского, труда, ИЗО и физкультуры. «Поначалу, когда все ютились на даче Брюллова, у учителей были свои кабинетики, — рассказывает Александр Кузьмин. – Но оказалось, это наносит ущерб сплоченности коллектива. Когда учителей перевели в открытый офис, это вызвало бурю недовольства. Потом привыкли. Сейчас вряд ли можно представить школу без такого офиса, который, кстати, открыт и для учеников».

Через несколько лет существования школе стало тесно на даче Брюллова. И учебные классы переехали в соседнее здание — тоже мемориальное — бывший приют Елизаветы и Марии, построенный в 1908 году. В советское время там располагалась больница, поэтому палаты было легко переделать в классы.

А в бывшем здании школы в 2018 году был открыт культурно-образовательный центр «Еленинский квартал». «Пару лет назад я почувствовал, что усадебный дух стал потихоньку исчезать, — говорит Александр Кузьмин. — Так появилась идея создания музейных пространств». В здании дачи теперь проводятся выставки, экскурсии и лекции, есть художественные мастерские и театральная лаборатория. Само пространство поделено на три части: одно посвящено жизни и творчеству Александра Брюллова, второе — деятельности Александра Горчакова и третье — истории Еленинского квартала.

Сейчас в школе учится 40 человек. По условиям аренды, Сергей Гутцайт должен был восстановить и хозпостройки — в них расположились жилой корпус с библиотекой и актовый зал. В обоих зданиях много кабинетов, гостиных, переговорных, и в зависимости от учебных задач учителя выбирают, где вести уроки. Общая площадь учебных и вспомогательных помещений составляет около 3000 м2.

Школу окружает восстановленный парк первой половины XIX века, где проводятся занятия спортом, игры, уроки биологии, изобразительного искусства, литературы. «Дети живут в комфортных условиях: по два человека в комнате, каждая из которых оборудована санузлом, — говорит Александр Кузьмин. — Для сравнения, в британских школах-пансионах ученики могут жить по шесть человек в комнате с санузлом на этаже».

Учеба в памятнике ко многому обязывает. У школы есть охранные обязательства и серьезные ограничения на развитие инфраструктуры. «Нас регулярно проверяют на предмет перепланировок, несогласованных построек, условий содержания парка. Ничего нового построить на территории нельзя, хотя нам нужен спортивно-концертный комплекс», — говорит директор заведения. Спортзал приходится арендовать в соседней школе через дорогу.


«Тут надо пахать»

Эта школа подходит далеко не всем, предупреждает Александр Кузьмин: «Ребенка ждут серьезные эмоциональные и физические нагрузки. Иногда приходят семьи, находящиеся во власти мифа о Царскосельском лицее — они не представляют себе сложности жизни ребенка в пансионе».

Учебный день в школе начинается в 7.30 с зарядки. После учебы — кружки и учебные проекты, спорт, прогулки, экскурсии. Школьники поют в хоре, играют на музыкальных инструментах и в театре, занимаются бальными танцами, шахматами, углубленным английским, физикой, программированием и биологией.

«Старшие классы профильные, тут надо пахать, — предупреждает Александр Кузьмин. – Мы не снижаем планку. Самосовершенствование требует усилий». В старших классах каждый ученик выбирает минимум два предмета для углубленного изучения. Набор профильных предметов может быть любым, например, английский — математика — обществознание. Они дополняются кружками: подготовка к международному экзамену IELTS, решение олимпиадных задач по математике, клуб академических дебатов.

Ежегодно ученики совершают два путешествия: по России и за рубеж. Поездки связаны со школьной программой. Например, в 5 классе дети изучают викингов и сказки Андерсена и отправляются в Скандинавию. В 8 классе проходят историю пугачевского бунта и «Капитанскую дочку» и путешествуют по Поволжью, а с европейской культурой эпохи Возрождения знакомятся в Италии. При этом дети планируют путешествия вместе со взрослыми, участвуют разработке маршрута и создании программы поездки, вплоть до бронирования апартаментов и транспорта, организации встреч с учениками из других школ. До поездки ученики собирают факты по истории, экономике и культуре тех мест, куда направятся, а после – пишут зарисовки и даже стихи о городах, где побывали. В выпускном 11 классе горчаковцы сдают экзамен «Я путешественник». Они должны полностью спланировать свое самостоятельное путешествие в Москву (вплоть до бюджета), подготовиться к нему, съездить и публично рассказать об итогах.

Сергей Гутцайт производит впечатление свободного художника и даже бунтаря от бизнеса. Но в его школе с правилами строго. Телефоны разрешены только те, что не имеют функции камеры и выхода в интернет. Компьютерные и мобильные игры запрещены в принципе. Личным компьютером можно пользоваться только после 9 класса, и то каждый день после отбоя гаджет нужно сдавать дежурному преподавателю.  

Самостоятельный выход за территорию школы разрешается только с 8 класса. Однако для этого ученики должны получить письменное разрешение родителей и уведомить своего классного руководителя. «В школе учиться непросто, — говорит Александр Кузьмин. Некоторые уходят – по разным причинам: кому-то тяжело осваивать программу, кому-то хочется свободы, кто-то в старших классах переходит в физмат школу». Чтобы таких уходов было меньше, школа старается тщательнее подбирать семьи-партнеры. «Мы отдаем предпочтение тем, кто обратился к нам за несколько лет до поступления и качественно освоил программу подготовки к школе — чтобы проследить насколько сильна их мотивация», — говорит Кузьмин. Родители должны активно участвовать в жизни школы, подчеркивает Сергей Гутцайт. Например, в договоре на обучение прописано, что родители должны посетить 35 уроков в год.


Финансовые партнеры

Формат оплаты за обучение обсуждается с каждым родителем отдельно. Первые 10 лет жизни школы учеба там вообще была бесплатна, но затем учредитель поменял концепцию. «Стало понятно, что такая схема взаимоотношений с семьями не работает, — объясняет Сергей Гутцайт. — Дети учились плохо. В их глазах обучение ничего не стоило. То, что бесплатно — не ценится».

Финансовая модель, которую выбрала школа сейчас, по-прежнему предполагает дотации со стороны учредителя. Родители берут на себя обязательства возмещать фактические затраты на обучение ребенка, однако тем, для кого сумма велика, Гутцайт предоставляет бессрочный и беспроцентный заем. Расходы на обучение одного ребенка в школе Горчакова составляют около 1 млн рублей в год. «Это себестоимость учебы и жизни воспитанников в пансионе, а также всех дополнительных занятий, включенных в образовательную программу», — подчеркивает Гутцайт.

В 2018 году выпускниками школы был создан фонд для грантовой поддержки семей, добросовестно освоивших программу подготовки к поступлению в школу. «Качественный результат зависит от качественного партнерства», — комментирует Гутцайт.

Общих расходов на школу Сергей Гутцайт, по его собственным словам, никогда не подсчитывал. В 2004 году бизнесмен сообщал, что траты на заведение, где училось 18 мальчиков, составляют порядка $300 000 в год (чуть более 8,5 млн. рублей по тому курсу). На тот момент школа была бесплатна, клуб из 50 попечителей покрывал 10-15% расходов. С 2015 года и до сих пор бизнесмен оценивает школьные расходы примерно в 40 млн рублей ежегодно. Около 55% этой суммы вносят родители в форме добровольных пожертвований, примерно 35% – учредитель, 5% школа получает в виде субсидии от государства, 1,5-2,5% – от эндаумент-фонда, созданного Гутцайтом в 2013 году, остальное – деньги от грантовых программ и пожертвования третьих лиц, говорит Кузьмин.